Об экономических и юридических проблемах Пакистана в области добычи полезных ископаемых

В мае с.г. власти Пакистана и представители Международного валютного фонда (МВФ) согласовали условия предоставления Исламабаду кредита в размере 6 млрд долларов. Об этом в воскресенье сообщил советник премьер-министра по финансовым вопросам Абдул Хафиз Шаикх, передает телеканал «Гео-ти-ви». «Пакистан получит пакет финансовой помощи в размере 6 млрд долларов сроком на три года», — рассказал советник премьер-министра. Делегация МВФ находится в Пакистане с 29 апреля для обсуждения условий и размера предоставления кредита. Ранее сообщалось, что власти Пакистана планировали запросить у МВФ кредит в 6-7 млрд долларов. При этом МВФ могла потребовать от Исламабада сокращения дефицита бюджета и расширения системы налогообложения. Пакистан с 1980 года неоднократно обращался в МВФ за финансовой помощью, последний раз — в 2013 году. Тогда Исламабад получил заем в 6,6 млрд долларов. В этой связи американские аналитики делают однозначный вывод о том, что регулярные финансовые кредиты со стороны международных организаций, а также Китая и КСА вряд ли смогут серьезные образом изменить негативные тенденции в пакистанской экономике. Для этого необходимы структурные экономические реформы и резкое улучшение инвестиционного климата в области разведки и добычи полезных ископаемых. По их оценке, до тех пор, пока Пакистан не осуществит необходимые реформы для привлечения иностранных инвестиций, горнодобывающий сектор страны не выйдет за рамки своего нынешнего 3-процентного вклада в валовой внутренний продукт Пакистана. Примером неутешительного положения дел в этой сфере эксперты называют историю с многомиллиардным спором Исламабада с глобальной горнодобывающей компанией по поводу одного из богатейших в мире нетронутых месторождений меди и золота. В июле Международный центр по урегулированию инвестиционных споров Всемирного банка (МЦУИС) обязал Пакистан выплатить 5,9 млрд долларов в качестве компенсации ущерба компании Tethyan Copper Co., которая является совместным предприятием канадской Barrick Gold Corp.и чилийской Antofagasta PLC. Решение связано с делом 2012 года, которое Tethyan подал в МЦУИС иск против Исламабада за то, что он не выдал лицензию на добычу золота и меди на участке Reko Diq в пустынных районах Белуджистана. Это дело является привлекает внимание экспертов прежде всего с точки зрения коллизий между внутренним пакистанским правом и международным арбитражем при разрешении споров инвесторов. Но прежде всего, дело Reko Diq проливает свет на серьезные и до сих порт неразведанные ресурсы Пакистана и его более широкую неспособность использовать их — то, что будет самым серьезным образом тормозить планы премьер-министра Имран Хана быстро наращивать иностранные инвестиции.
Пакистанская провинция Белуджистан играет жизненно важную роль в китайско-пакистанском экономическом коридоре из-за своего удачного географического расположения на Аравийском море. Он также известен своими богатыми ресурсами, которые включают в себя серьезные месторождения золота и меди. Но давний спор между правительством и горнодобывающей компанией указывает на необходимость реформ, без которых вклад горнодобывающей промышленности в экономику Пакистана не сможет превысить 3%. Пакистан обладает крупными месторождениями золота, меди, хромита, бокситов, железной руды, рубинов, изумрудов, топазов, минеральных солей и угля, многие из которых, как и Reko Diq, расположены в Белуджистане, крупнейшей провинции Пакистана. Занимая почти 40% территории страны, площадь Белуджистана в 347 000 квадратных километров (134 000 квадратных миль) делает его равным по размеру Германии. Его стратегически расположенная береговая линия находится на перекрестке с жизненно важными судоходными путями в Аравийском море, включая танкерные перевозки движение в Ормузском проливе. В результате в Белуджистане реализуется сейчас целый ряд проектов в рамках реализации многомиллиардного проекта китайско-пакистанского экономического коридора, целью которого является создание прямого сухопутного маршрута, связывающего Западный Китай и Аравийское море через белуджистанский порт Гвадар. В то же время Белуджистан также является базой для повстанческого движения, которое стремится к независимости от Пакистана на культурной и экономической основе; действительно, китайские инвестиции в Белуджистан только стимулировали рост сепаратизма с точки зрения недовольства местной элиты своей дистанцированностью от участия в крупных проектах.
Сама шахта, из-за которой сейчас разгораются споры, расположена в Чагае, крупнейшем и самом западном районе Пакистана. По данным экспертов, Reko Diq содержит 2,2 млрд метрических тонн добываемой руды, которая может давать 200 000 метрических тонн меди и 250 000 тройских унций золота ежегодно в течение более чем полувека. Для извлечения драгоценных металлов компания должна сгребать, дробить и измельчать руду в мелкий порошок, прежде чем превратить ее в концентрат суспензии для транспортировки по подземному трубопроводу протяженностью 682 километра в Гвадар. В порту компания планирует высушить концентрат перед загрузкой его на суда для выплавки за рубежом. Но при всем своем прибыльном потенциале —  353 млн млн долларов в год по текущим ценам на золото и медь — развитие Reko Diq застопорилось из-за длительной юридической битвы, которая завершилась штрафом для Исламабада в размере 5,9 млрд долларов в прошлом месяце. Ключевым элементом спора является срок действия десятилетнего пакта под названием Соглашение о совместном предприятии по разведке Чагай-Хиллз (CHEJVA). Подписанный в 1993 году между Управлением развития Белуджистана и BHP, австралийской фирмой, которая первоначально предложила свой капитал и технические знания для разведки Reko Diq, CHEJVA позже стал предметом дела в Высоком суде Белуджистана. Там заявитель утверждал, что соглашение предоставляет БХП несправедливые преимущества в виде более крупных блоков с большим временем для разведки, чем это разрешено законом, регулирующим добычу в провинции. Высокий суд Белуджистана вынес решение против признания вины в 2006 году, заявив, что проект CHEJVA юридически состоятелен. При этом провинциальное правительство Белуджистана оспорило вердикт местного Высокого суда. Во-первых, правительство расторгло соглашение о разведке в 2009 году, а затем, два года спустя, оно отказалось предоставить лицензию на добычу преемнику BHP, Tethyan. Но поскольку компания уже вложила 220 млн долларов в разведку, она подала иски в МЦУИС и международную торговую палату в 2012 году, сославшись на международный арбитраж, обойдя Верховный суд Пакистана, который утверждал, что он, а не МЦУИС, обладает юрисдикцией по этому делу. В конечном счете, Верховный суд Пакистана отменил решение Высокого суда Белуджистана по апелляции в 2013 году, постановив, что CHEJVA была юридически недействительной с самого начала из-за ее нарушений пакистанского законодательства. Соответственно, Верховный суд также постановил, что Tethyan не подпадает под статус международного инвестора и не может выступать в качестве субъекта в рамках разбирательства международного арбитража, в соответствии с двусторонним инвестиционным договором между Пакистаном и Австралией, где юридически зарегистрирована Tethyan. Однако МЦУИС заявил о своей юрисдикции по этому делу, вынося решение в пользу Tethyan в марте 2017 года, прежде чем окончательно объявить в прошлом месяце общий штраф Пакистану, который включает штраф в размере 4 млрд долларов и 1,9 млрд долларов  в виде процентных платежей. Будущее шахты будет зависеть от того, как решит действовать далее Tethyan и Пакистан. Горнодобывающая компания предложила обсудить урегулирование путем переговоров с Исламабадом — жест, который правительство приветствовало, — но остается неясным, будет ли компания впоследствии поддерживать свое участие в Reko Diq. Другие горнодобывающие компании из Китая и Саудовской Аравии проявили интерес к проекту, в то время как политически влиятельные пакистанские военные отметили, что они могут помочь управлять проектом через свою строительную фирму Frontier Works.
В более широком плане случай Reko Diq указывает на фундаментальную проблему в горнодобывающем секторе Пакистана: потенциал, предлагаемый изобилием ресурсов страны, и реальность ее неспособности эффективно эксплуатировать эти полезные ископаемые. Если Пакистан хочет успешно эксплуатировать свои минеральные ресурсы, он должен привлекать зарубежные компании. Но, как показывает пример Reko Diq, иностранные инвестиции требуют эффективных механизмов разрешения споров с инвесторами, не говоря уже о дорогах и другой инфраструктуре для транспортировки ресурсов из их часто удаленных мест. Пакистанский премьер-министр Имран Хан, главная внутренняя проблема которого заключается в преодолении структурных ограничений, препятствующих развитию экономики, дал указание создать комитет для расследования фиаско Reko Diq и изучения уроков на будущее. Более того, Министерство планирования перечислило семь областей реформы для горнодобывающей промышленности, связанных с регулированием, картографированием ресурсов, инфраструктурой, модернизацией технологий, доступом к финансированию и развитием навыков. Несмотря на эти планы Пакистана, дело Tethyan доказывает, что если Исламабад не сможет оперативно найти способ окончательно устранить препятствия для бизнеса, дела как с Reko Diq, похоже, будут повторяться вновь и вновь.

44.08MB | MySQL:87 | 0,738sec