Ситуация в Газе – внешнеполитический аспект

Дальнейшее развитие на палестинских территориях кризиса, порожденного установленным Движением исламского сопротивления (ХАМАС) контролем над сектором Газы, будет определяться не только внутрипалестинскими взаимоотношениями, но и позицией ближневосточных государств и внерегиональных держав. В этом отношении благоприятная обстановка складывается для главы ПНА М. Аббаса и стоящего за ним Движения за национальное освобождение Палестины (ФАТХ). Палестинского лидера поддержали Израиль, арабские страны, Россия, Соединенные Штаты, Европейский союз, Китай. Вместе с тем в их подходах к происходящему имеются довольно существенные различия.

США и Израиль стремятся воспользоваться сложившейся ситуацией, чтобы, действуя по двум направлениям, раз и навсегда вывести ХАМАС из игры. Для этого они, во-первых, подчеркнуто демонстрируют солидарность с М. Аббасом. На совместной пресс-конференции в Вашингтоне 20 июня президент США Дж. Буш и премьер-министр Израиля Э. Ольмерт сделали акцент на том, что они выступают за достижение израильско-палестинского урегулирования на основе «мирного сосуществования двух государств» — еврейского и арабского. 25 июня должна состояться встреча Э. Ольмерта с палестинским руководителем, в ходе которой израильтяне намерены, судя по их высказываниям, обсудить вопросы содействия Палестинской национальной администрации и обменяться мнениями о возможных шагах в отношении Газы. Принято решение возобновить финансовую помощь ПНА, о чем уже объявили США, ЕС (ранее выделявший на эти цели 500 млн евро в год) и Израиль (намеревающийся перевести в Рамаллу 560 млн долл.)1

Второе направление – полная делегитимизация и изоляция ХАМАСа. Продолжается жесткий бойкот движения – закрыты контрольно-пропускные пункты на границе Израиля с Газой, израильтяне контролируют территориальные воды и воздушное пространство сектора. Встает, однако, закономерный вопрос: как, изолируя исламистов, избежать гуманитарной катастрофы в анклаве, где уже через неделю может закончиться топливо, а еще через одну–три недели могут начаться перебои с продовольствием. Нормализовать ситуацию предполагается, направляя населению анклава помощь через Организацию Объединенных Наций. Американцы уже объявили, что готовы выделить на эти цели 40 млн долл. Но где гарантия, что гуманитарные грузы не попадут в руки фундаменталистов?

Следует также иметь в виду, что ХАМАС располагает собственными финансовыми средствами. Его годовой бюджет составляет 30 млн долл., из которых 10 млн поступают от благотворительных фондов и частных лиц в Западной Европе и Северной Америке и 3 млн от Ирана2 Для пресечения этих поступлений необходимо либо установить полную финансовую блокаду Газы со всеми вытекающими отсюда последствиями для ее экономики, либо вести кропотливую длительную работу по выявлению и перекрытию каналов финансирования.

Политическая изоляция и экономические санкции могут, конечно, вынудить — и уже вынуждают – ХАМАС маневрировать. Но каково бы ни было давление извне, оно не приведет к исчезновению этого движения, объединяющего в своих рядах десятки тысяч человек3.

Силовыми методами решить возникшую проблему также вряд ли возможно. Идея размещения в Газе миротворческого контингента представляется труднореализуемой. Как заявил представитель ХАМАСа С. абу Зухри, движение будет рассматривать такие силы, как оккупационные,4 и следовательно, миротворцам придется втянуться в бои, проводить «зачистки», создавать сеть КПП и т.п., что потребует проведения масштабной дорогостоящей операции, связанной с ощутимыми потерями, к чему международное сообщество, судя по всему, не готово.

Аналогичным образом будет обстоять дело и в случае  ввода в анклав армии Израиля. Восстановление израильтянами контроля над сектором, естественно, вынудит исламистов вновь уйти в подполье, но к  разгрому их организаций не приведет. Более того, экстремисты смогут, заявив о себе громкими террористическими актами, в очередной раз продемонстрировать свою неуязвимость. Налицо также опасность того, что возвращение ФАТХа в Газу на израильских штыках существенно подорвет авторитет М. Аббаса в глазах палестинцев. Остается, конечно, открытой возможность нанесения Израилем точечных ударов в ответ на ракетные обстрелы его территории. Однако заметного воздействия на развитие ситуации такие удары оказать скорее всего не смогут.

Небесспорным представляется и предложенный директором Центра ближневосточной политики Брукинского института М. Индиком вариант создания Палестинского государства на территории одного Западного берега при том понимании, что Газа будет включена в его состав когда-нибудь позже5. Подобный шаг был бы не только равнозначен признанию М. Аббасом победы ХАМАСа, но и позволил бы фундаменталистам закрепиться в анклаве, воссоздав там административные структуры, восстановив социальную сферу, добившись обеспечения безопасности, что привело бы к окончательному превращению сектора в «ХАМАСстан».

Не исключена, конечно, попытка решить проблему путем проведения досрочных президентских и парламентских выборов. Но это было бы для националистов довольно рискованно: как свидетельствуют последние опросы общественного мнения (которые были проведены уже после установления исламистами контроля над Газой и сформирования нового палестинского правительства), ФАТХ поддерживает лишь треть населения палестинских территорий, в то время как ХАМАС – половина.

Вместе с тем обращает на себя внимание тот факт, что многие из участников «ближневосточного квартета» высказываются за решение проблемы на путях межпалестинских договоренностей. Как заявил министр иностранных дел КСА С. аль-Фейсал, «оптимальным вариантом для наших палестинских братьев было бы вернуться к соглашениям, заключенным в Мекке, и постараться воплотить их в жизнь»6. К возвращению ФАТХа и ХАМАСа за стол переговоров призвал 19 июня генеральный секретарь ОИК Э. Ихсаноглу. Мининдел АРЕ А. Абуль-Гейт отметил, что хотя Каир и считает действия исламистов незаконными, он не собирается отказываться от посредничества между ними и националистами. Заместитель министра иностранных дел ИРИ М. Мостафави выразил надежду, что противоборствующие палестинские группировки преодолеют противоречия политическими методами. С призывом к палестинцам «прекратить конфликт и урегулировать имеющиеся разногласия путем диалога и консультаций» обратился Китай. С аналогичных позиций выступает и Россия. Прекращение межпалестинского противостояния, подчеркивается в заявлении МИДа РФ от 19 июня, «потребует налаживания широкого диалога между всеми палестинскими политическими силами, включая ХАМАС».

Тем временем М. Аббас принимает меры к укреплению своих позиций. Сильным ходом главы ПНА стал созыв 21 июня Центрального совета ООП с тем, чтобы заручиться поддержкой с его стороны нового палестинского правительства. Вовлечение в происходящие события Организации освобождения Палестины важно как с внутри-, так и с внешнеполитической точек зрения, поскольку ООП признана международным сообществом в качестве «единственного законного представителя арабского народа Палестины» и при этом является для Палестинской национальной администрации высшей руководящей инстанцией. В руках М. Аббаса находится и такой козырь, как Национальный совет Палестины, стоящий над Палестинским законодательным советом (большинство в котором принадлежит ХАМАС). И дело здесь не только в том, что ПЗС — это лишь одна из составных частей НСП, но и в том, что вследствие ареста израильтянами большой группы  депутатов Законодательного совета он как представительный орган, похоже, утратил свою дееспособность.

Неблагоприятная  внешняя ситуация стала, судя по всему, одним из основных факторов, побуждающих исламистов искать пути к восстановлению контактов с ПНА и ФАТХ. Так, член Политического бюро ХАМАСа Э. Таха приветствовал предложение Каира относительно возобновления межпалестинских переговоров, бывший премьер-министр ПНА И. Хания призвал 23 июня вновь сформировать правительство национального единства, а заместитель председателя Политбюро движения М. абу Марзук выступил 21 июня с инициативой урегулировать кризис, создав «правительство технократов», не связанных ни с фундаменталистами, ни с националистами.

М. Аббас занимает, однако, жесткую позицию: он однозначно заявил в выступлении 20 июня по палестинскому телевидению, что «не может быть никакого диалога с этими террористами». В то же время премьер-министр ПНА С. Файяд констатировал в интервью «Франкфуртер альгемайне цайтунг», что его правительство «практически не имеет влияния» в Газе7, а министр информации Р. аль-Малки признал, что Палестинская национальная администрация не располагает планом действий в отношении  анклава. Не ясно, как в этом случае в Рамалле рассчитывают восстановить контроль над сектором.

Таким образом, перспективы выхода из сложившейся ситуации пока остаются неопределенными. Вместе с тем, если выход не будет найден в ближайшее время, то слова С. аль-Фейсала, указавшего, что, спровоцировав кризис, «палестинцы сами приготовились забить последний гвоздь в гроб палестинского дела»8, могут оказаться пророческими.

1http://www.sedmoycanal.com/news.php3%3Fid%…; http://nrs.ru/articles/13201.html.

2К.А. Капитонов. Террор. Война без правил. Израильско-палестинское противостояние. М., 2006, с. 77.

3Там же, стр.76.

4http://lenta.ru/news/2007/06/14/nokeepers/.

5См.: The Washington Post, 15.06.2007.

6The New York Times, 18.06.2007.

7Frankfurter allgemeine Zeitung, 21.06.2007.

8The New York Times, 18.06.2007.

52.77MB | MySQL:101 | 0,347sec