18 лет правящей в Турции Партии справедливости и развития — что дальше? Часть 1

14 августа 2019 года правящей в Турции Партии справедливости и развития исполнилось 18 лет. Эта дата была отмечена партией под руководством президента Р.Т.Эрдогана достаточно пышно. Делалось это под слоганом: «С любовью Турции – нам всегда 18!». Впрочем, то, что для человека – это возраст вступления в зрелость, то для политического движения, тем более, в такой переменчивой стране, как Турция, — это возраст достаточно почтенный, можно сказать, ветеранский.

Может быть, дата юбилея основания ПСР – не столь круглая, однако, имеет смысл на неё обратить внимание, по крайней мере, в качестве повода подвести промежуточные итоги правления ПСР в Турции.

События последних месяцев очень и очень многих в Турции и за её пределами начали приводить к мысли о том, что Р.Т.Эрдоган и его Партия справедливости и развития постарели и постепенно начинают движение вниз с политической вершины.

Причем, что самое важное, к такой мысли приходят те самые службы за рубежом, включая российские, в чье ведение входит стратегический анализ и планирование отношений со страной, проще говоря, спецслужбы. Упрощая до предела, выдвинута гипотеза о том, что «эпоха Эрдогана вот-вот закончится» и теперь начинает собираться к этому утверждению доказательная база. И, кроме того, отдельным вопросом является выявление новых, перспективных центров силы в стране и начало более активного выстраивания с ними отношений.

Как ожидается многими, выборы 2023 года принесут Р.Т.Эрдогану и его Партии справедливости и развития поражение.

Во-первых, подрастает плеяда молодых политиков, которые быстро набирают популярность. Экрем Имамоглу, ставший мэром Стамбула в жестком противостоянии с ПСР, является одним из них, хотя, представляется, что и не единственным. Пока Э.Имамоглу заявляет, что он не собирается покидать пост мэра Стамбула до 2024 г., до окончания срока своих полномочий стамбульского градоначальника, что автоматически является эквивалентом утверждения о том, что он не будет баллотироваться на выборах 2023-го года. Однако, сейчас других утверждений молодой стамбульский мэр и сделать не мог бы. Ему не стоит, во всяком случае на публике, «заглядывать за спину Стамбулу» — все же, следует проявить себя на этом посту для начала, прежде чем строить более далеко идущие планы.

Но если рассуждать чисто теоретически, то Э.Имамоглу уже сегодня мог бы составить конкуренцию на президентских выборах Р.Т.Эрдогану – большую, чем того добился Мухаррем Индже на выборах 2018 года, став «халифом на час». Зафиксируем: турецкая публика сегодня хорошо реагирует на новые лица в политики и при нормальных исходных данных готова поощрять их «авансовыми» голосами.

Во-вторых, сама по себе Партия справедливости и развития, в новых реалиях присутствия в Великом национальном собрании (Меджлисе) Турции пяти политических партий (вместо двух, как было в 2002-м году), де факто уже не является партией большинства. Её позиции обеспечиваются поддержкой правой Партии националистического движения и лично её лидера Девлета Бахчели. Не было бы этой поддержки, не было бы у ПСР в ВНСТ даже простого большинства, не говоря уже о былых годах большинства квалифицированного.

Заметим, что и то и другое обстоятельство отлично известны турецкому руководству. Именно в таком контексте следует понимать продвижение по службе зятя президента Р.Т.Эрдогана – Берата Албайрака, которого перебросили из руководства частного многопрофильного холдинга «Чалык» на государственную службу, сначала попробовав на посту министра энергетики и природных ресурсов, а теперь уже и на посту министра казначейства и финансов. Мы наблюдаем, как пробуется один из сценариев операции «преемник», чтобы оставить власть «в семье», что для современной Турции – случай небывалый. Все же в истории современной Турецкой Республики не было попыток передачи власти по наследству и обеспечения её «семейной» преемственности. Даже назначение Б.Албайрака в правительство и то вызвало немалые пересуды.

На самом деле, Б.Албайрак все делает правильно и как по учебнику, в плане его нынешней службы. Делает правильные презентации о том, как надо вытягивать страну из экономического кризиса (впрочем, также правильно он наличие этого кризиса отвергает — В.К.), в котором она находится, придумывает различные программы и слоганы. Эти программы и слоганы достаточно красиво подаются публике и обставляются.

На публике Б.Албайрак стремится выглядеть харизматично, во многом копируя манеру своего тестя – Р.Т.Эрдогана. Это касается очень многого: структуры речи, манеры говорить и жестикуляции (впрочем, имиджмейкеры молодого политика воюют по лекалам войны вчерашнего дня: они явно проглядели, что сегодня в Турции – спрос на политиков другого сорта, если можно так выразиться, «жестких интеллигентов», коим и стал Э.Имамоглу – В.К.).

Б.Албайрака экстерном провели по всем ступеням властной пирамиды и привлекают к обсуждению и решению самых серьезных вопросов турецкой международной повестки. К примеру, он лично занимался вопросом урегулирования проблем с США и обсуждения перспектив турецко-американских торгово-экономических отношений. Иными словами, повторимся, Б.Албайрака, таким образом, пробуют на перспективы стать преемником Р.Т.Эрдогана.

Вот только проблема заключается в том, что максимум Б.Албайрака, который он может получить на выборах с прямым народным голосованием, — это депутатский мандат ВНСТ в какой-нибудь из региональных вотчин Партии справедливости и развития, ну или пост мэра, но, безусловно, не в турецком мегаполисе, где бороться с оппозицией приходится по-серьезному. Тут подошел какой-нибудь город в Центральной Анатолии. Немыслимо представить, чтобы Берат Албайрак смог бы дать бой в Анкаре или в Стамбуле кандидатам он Народно-республиканской партии – Мансуру Явашу или Экрему Имамоглу.

При наличии хорошего опыта и послужного списка, Б.Албайрак может быть неплохим назначенцем и «технократом», но не может быть публичным политиком. Он не может «очаровать» или «впечатлить» турецкую публику в том масштабе, который требуется для победы на серьезных выборах «федерального уровня», где менее важно, что именно ты говоришь, а более важно – какой отклик у публики вызываешь.

Таким образом, с преемником у Р.Т.Эрдогана из семьи пока не срастается. Кроме того, никто из сильно поредевшей в политических баталиях и до сих пор находящихся в окружении турецкого лидера «старой гвардии» также не подходит, как показало прямое состязание между Экремом Имамоглу и бывшим премьер-министром Бинали Йылдырымом за пост мэра Стамбула. Молодость бьет опыт. А если к этой молодости ещё и добавляется правильный, системный подход, как в случае с Э.Имамоглу. Многие обозреватели обратили внимание на тот факт, что он был намного лучше готов и к выборной кампании, и к отдельно взятым телевизионным дебатам. Б.Йылдырым подошел к тем же дебатам достаточно инфантильно, надеясь вытянуть их за счет привычной риторики.

Но вот говорить с трибуны – это ещё не дебатировать. У турецкого руководства давно не было (если был вообще — В.К.) случая, когда они лицом к лицу спорили бы с оппозицией за стенами парламента. «Конкурс капитанов» пока выигрывает оппозиция. Кстати, довольно интересно было бы посмотреть на то, как выглядел бы на месте Б.Йылдырыма любой другой  политик первого ранга от ПСР (допустим, И.Калын или Н.Куртулмуш), да и сам лично Р.Т.Эрдоган.

И ещё не будем забывать, что для Р.Т.Эрдогана наличие преемника – это не просто вопрос какой-то гордости и радения за будущее начатого им дела. Что, безусловно тоже присутствует, исходя из психологии турецкого лидера, которого, как бы его не критиковали, отличает наличие видения будущего Турции. Вне зависимости, как к этому видению относиться. Считать ли его утопией или считать его креном современной страны в отсталый исламизм.

Нередко можно слышать то, что для РФ Р.Т.Эрдоган является, возможно, самым «удобным» лидером в истории современных двусторонних отношений. И что новый лидер, в случае нарушения преемственности турецкого курса и прихода на первую позицию человека от оппозиции, моментально ряд российско-турецких договоренностей если не дезавуирует, то уж, по крайней мере, подвергнет серьезному анализу.

Отметим, что новый лидер, приходящий во власть в Турции со стороны, то есть не от правящей партии, буквально по определению, обречен быть «западником». Просто потому, что он будет строить свою кампанию на отрицании и на пересмотре политики Р.Т.Эрдогана. Так что, «переживает» по поводу того, что будет, не только Россия (которая вложилась, в первую очередь, в свои отношения с ПСР, но все эти годы не строила серьезных отношений с оппозиционными партиями, что изначально было огромной ошибкой, которую сегодня, в условиях ускорения скорости исторического процесса в Турции, крайне трудно наверстать – В.К.), но и Р.Т.Эрдоган.

Есть и ещё один момент, которого стоит опасаться Р.Т.Эрдогану – это его личная неприкосновенность. Гарантии личной неприкосновенности уходящего лидера – это черта стран, подобных Российской Федерации и Турецкой Республике.

Как Р.Т.Эрдоган никогда не страдал великодушием и не щадил своих политических оппонентов, так и его оппоненты лишь только придя во власть, сразу же займутся тем, что начнут искать на турецкого президента статью и дело. Скажем даже более того: статья и дело на турецкого президента уже готовы. Как минимум это будет что-то из мэрского прошлого действующего президента страны.

Ведь судил же Р.Т.Эрдоган организаторов переворота 1980-го года, невзирая на их преклонный возраст. Для него это было делом принципа. Так что, не будет удивительным и то обстоятельство, что с такой же меркой подойдут оппозиционеры и к самому президенту Р.Т.Эрдогану, лишь только он распрощается со своим креслом.

Если смотреть шире, то что могут припомнить Р.Т.Эрдогану оппозиционеры? – Да, в общем-то, всё: от его нахождения на посту мэра Стамбула (там были определенные проблемы и обвинения в адрес главы крупнейшего города Турции – В.К.) до его премьерства и президентства (ведь ни у кого нет сомнений в том, что за период нахождения во власти любого лидера, накапливается груз неприятных решений на грани фола или даже за их гранью; было бы желание, а нарушение закона всегда можно найти; аудиозаписи, сделанные и обнародованные в декабре 2013 года – хорошая отправная точка для дальнейшего расследования – В.К.).

Вообще, уже сегодня есть понимание того, что впервые в своей политической карьере Р.Т.Эрдоган сегодня получает достойного конкурента в лице Э.Имамоглу. Причем, даже если Р.Т.Эрдоган будет баллотироваться на пост президента страны в 2023-м году (тут вечная и знакомая отечественным читателям коллизия о том, что турецкий президент может находиться на своем посту лишь два срока и у Р.Т.Эрдогана нынешний срок – уже второй; но в 2018-м году вступили в силу поправки к Конституции страны, а, следовательно, счётчик может «сброситься» — это уже вопрос к «хитромудрым» юристам – В.К.). Ведь это будет уже 2023-й год, а турецкий народ демонстрирует уже все признаки и усталости от действующей власти и недовольства текущим экономическим положением страны. Да и сам Р.Т.Эрдоган, мягко говоря, не молодеет и, кроме того, как известно «старого медведя новым трюкам не выучишь». А Турции образца 2019-го года уже остро потребовалось что-то новое.

Что же касается Партии справедливости и развития, то не исключено, что Р.Т.Эрдоган допустил стратегическую ошибку, когда избавлялся от своей «старой гвардии», превращая ПСР из партии нескольких отцов – основателей в партию одного человека. Во-первых, тем самым, Р.Т.Эрдоган лишил себя скамейки запасных из лояльных сторонников и их команд. То есть, лишил себя и поддержки и кадрового резерва. Во-вторых, выдавливая из большой политики своих соратников, Р.Т.Эрдоган создал себе широкий фронт харизматичных и, что хуже всего, осведомлённых во внутренней кухне власти недоброжелателей. Которые только и ждут шанса для того, чтобы вернуться в большую политику и попробовать реваншироваться.

Молодая поросль в ПСР глядит Р.Т.Эрдогану в рот, но они являются «технократами» в не слишком комплементарном смысле этого слова – то есть, безликими и неспособными на себя взять такой большой корабль, который с таким трудом «отгрохал» турецкий лидер. А вот «старая гвардия» — сильно обижена и дожидается того момента, когда они смогут вновь выйти на авансцену. Не факт, кстати, что у них это получится.

Но, во-первых, старые соратники действующего турецкого лидера могут попробовать сыграть на том же поле, что играла и продолжает играть Партия справедливости и развития – на поле умеренных исламистов, создав ещё одну политическую партию того же толка. Об этом, разное время, уже успели высказаться и Абдуллах Гюль, и Бюлент Арынч, и Али Бабаджан и известный турецкий «новый осман» Ахмет Давутоглу.

Всем понятно, что создание ещё одного политического движения, способного преодолеть 10%-й избирательный барьер, тем самым, окончательно разрушит, и без того хрупкое, большинство Партии справедливости и развития в Меджлисе. И даже внесет раскол в саму партию изнутри.

В партии ведь тоже люди сидят и при первых признаках наступающих проблем, у них неизбежно включается в голове мыслительный процесс на создание для себя плана «Б» и запасного «аэродрома». А эти процессы в ПСР уже пошли, сильно ускорившись после утраты партией Стамбула и Анкары.

Заметим ещё одно качество турок: они очень любят маневрировать, меняя и свои команды, и свои убеждения, демонстрируемые на публике. То, что у нас по всем признакам называется «предательством», в Турции отрицательного смысла не несет – просто ситуация изменилась и человек сделал пересчет на перспективу.

А, во-вторых, старые партийные функционеры могут затеять с Р.Т.Эрдоганом войну компроматов.

Собственно, здесь ничего нового и придумывать не придется: всем памятно дело 17 – 25 декабря 2013 года, когда сторонники секты беглого проповедника Ф.Гюлена, проживающего в США, организовали массовый вброс компромата на первых лиц страны. До первого лица они не дотянулись, зато досталось министрам Кабинета (некоторых из которых сразу пришлось убрать) и сыну президента – Билялю Эрдогану. Уже тогда Партии справедливости и развития был нанесен большой ущерб, масштаб которого ещё только предстоит оценить. Очень многие, особенно пожилые и щепетильные люди из числа сторонников ПСР, тогда испытали мощнейшее эмоциональное потрясение и разочарование. Но это был период нахождения и Р.Т.Эрдогана и его партии на пике. Сегодня очевидно над Партией справедливости и развития начинает довлеть ускорение свободного падения, что определяет куда как более катастрофические последствия вбросов «нежелательной информации».

52.56MB | MySQL:104 | 0,309sec