Турецкий оборонно-промышленный комплекс в книге центра SETAV. Часть 5

Продолжаем обзор книги А.Озер под названием «Подъем турецкой оборонной промышленности», изданной в Фонде политических, экономических и общественных исследований SETAV (автор и название книги – латиницей: Ayse Ozer «The Rise of the Turkish Defense Industry», SETA — 2019) – ведущем мозговом центре Турции.

Напомним, что мы остановились на рассмотрении третьей главы книги, посвященной вопросам оборонно – промышленного комплекса и его связи со внутренними процессами в стране, включая внутреннюю политику.

Наличие такой связи предопределяет то, какое внимание оборонно – промышленному комплексу и всем заявлениям, с ним связанным, уделяют политики. Особенно, это работает для Турции, предметом гордости населения которой является тот факт, что численность турецкой армии – вторая в НАТО. Любой позитив относительно оборонно – промышленного комплекса неизменно встречает исключительно положительные эмоции и реакцию в Турции. Последнее понятно с учётом того ментального «милитаризма», который характерен для граждан Турции, где — особое отношение и к армии и к военным, которые не в состоянии кардинально изменить даже многолетние нападки на армию со стороны действующего руководства страны.

Следующий раздел главы, собственно, так и озаглавлен – «Электоральная политика», где автор книги – Аише Озер – анализирует политику главных политических партий Турции по вопросам, связанным с ОПК, включая правящую Партию справедливости и развития, а также оппозиционные движения: правую Партию националистического движения, кемалистскую Народно-республиканскую партию, а также прокурдскую Партию демократии народов.

Разумеется, обзор начинается с политики Партии справедливости и развития (ПСР).

Что характерно, в самой первой предвыборной декларации 2002 года у ПСР тема обороны отсутствовала. Единственное, что может быть косвенно отнесено к этой теме – это заявление о том, что увеличение торговли положительно сказывается на региональной безопасности. Кроме того, присутствует заявление о том, что Турции необходимо расширять свою производственную базу с целью уменьшения зависимости Турции от импорта. Но опять же, без наличия конкретной привязки к оборонно-промышленному комплексу страны. Впрочем, это и понятно, если принять во внимание тот факт, что ПСР пришли во власть после серьезных экономических кризисов. Что автоматически выдвинуло на первый план вопросы, связанные с экономикой и с благосостоянием граждан. Однако, уже в 2007-м году, как указывается автором, ситуация начала меняться. Причиной тому послужило вторжение США в Ирак в 2003-м году и те последствия, которые для этой страны возникли. В частности, речь идет об образовании в Ираке федеральной структуры, включающей курдскую автономию. Это вызвало серьезную обеспокоенность в Турецкой Республике возможным ростом сепаратизма у себя дома и в 2007 году руководство страны уже больше говорило в терминах национальной обороны.

Императивом турецкого руководства было использование комбинации жесткой и мягкой силы с целью превращения Турции в глобального игрока. Турция попыталась широко использовать свою экономическую политику и мягкую силу для урегулирования региональных конфликтов, в том числе, в Палестине, Ливане, Сирии и Иране. Впервые в 2007-м году, накануне выборов, были предприняты меры по модернизации Вооруженных сил Турции. Были инициирован ряд проектов, включая создание национального корвета, танка, беспилотного летательного аппарата, а также атакующего вертолета. При это, как указывается автором, участие частного сектора страны в обеспечении потребностей её Вооруженных сил в 2002-м году составляло 25%, а к выборам 2007-го года эта цифра выросла до 36%.

В 2011-м году уже все политические партии страны заговорили о том внимании, которое необходимо уделять национальной обороне. В частности, в предвыборной декларации того периода времени, Партия справедливости и развития отметила, что внимание будет уделено повышению занятости в сфере НИОКР в таких отраслях, как оборона, здравоохранение и энергетика. Невзирая на то, что на тот момент времени страна не испытывала проблем с поставками вооружений из-за рубежа, но, тем не менее, ПСР продекларировали цель по повышению собственной автономии в ОПК до 50%. ОПК, по сути, был провозглашен прорывной отраслью, которая должна аккумулировать положительный опыт и кадры, для повышения потенциала страны в высокотехнологических областях, таких как: транспорт, здравоохранение и энергетика. Равно как, то же самое планировалось использовать и в отраслях с «низкой технологичностью», включая легкую промышленность, сельское хозяйство и туризм.

Развитием удовлетворения собственных нужд в сфере ОПК является переход к поставкам своей продукции за рубеж, что должно вносить заметную лепту в экономику страны. Вопросам развития национального ОПК в предвыборной декларации ПСР в 2011-м году уже уделено заметное внимание.

По нарастающей интерес к ОПК шел и к выборам 2015-го года. В выборной декларации ПСР уделили особенное внимание оборонной промышленности страны. В частности, было подчеркнуто то обстоятельство, что Турция стала частью международного рынка вооружений. В декларации были подведены итоги реализации оборонных проектов вплоть до того времени, а также даны (звучные – В.К.) названия новым инициативам ПСР в сфере ОПК.

В числе проектов, продолжающихся на момент предвыборной декларации 2015 года, Партия справедливости и развития назвала национальный танк, национальные средства противотанковой обороны, национальную ракету и национальную торпеду.

Кроме того, названия новых инициатив в сфере ОПК стали именами собственными: Milgem (судостроение), Hürkuş (авиастроение), Altay (танки), Göktürk (авиастроение) и Türksat (спутники). Для описания этих проектов использовался язык, который должен был повлиять на настроения людей — избирателей. В частности, было отмечено, что проект национального спутника призван обеспечить вхождение Турции в десятку стран мира, располагающих спутниковыми технологиями. Как было отмечено в заключительной части предвыборной декларации ПСР, реализация этих проектов обеспечит безопасность Турции и повысит потенциал турецких сил сдерживания.

Важным проектом для турецкого руководства в лице правящей Партии справедливости и развития является получивший наименование «Видение – 2023». На самом деле, об этом наборе инициатив руководства страны (обнародован в 2012-м году), реализация которых приурочена к 100-летнему Юбилею провозглашения Турецкой Республики, мы писали на страницах ИБВ не раз.

Лейтмотивом «юбилейного плана» является обеспечение вхождения страны в десятку мировых экономик по объему ВВП. Что, просто по определению, не может не означать качественного роста по всем направлениям турецкой экономики, включая и ОПК. Вообще, «Видение – 2023» стало одной из самых успешных PR – акций турецкого руководства. Заметим, невзирая на то укоренившееся мнение, что реализация в заявленном объеме плана, в указанные сроки – это утопия. «Видение – 2023» продвигалось по всем современным планам маркетинга. Этот план стал куда как более значимым, чем любая простая предвыборная декларация. Его можно назвать «надпланом» или «зонтичным планом» для всех прочих инициатив турецкого руководства.

Особое место в этом плане получил оборонно – промышленный комплекс страны. Вместе с автором книги процитируем эту часть документа, разработанного ПСР:

«Оборонная промышленность укрепилась в период нашего правления. Из страны, которая не может произвести даже пехотную винтовку, Турция стала страной, которая начнет производство национального танка. Мы подготовили всю инфраструктуру, необходимую для производства современного национального танка, который мы назвали «Алтай». Мы начали тестовые полеты беспилотного летательного аппарата «Анка», которые летит на высоте в 10 тыс. м и остается в воздухе 24 часа. В течение нашего руководства, в закупке вооружений, оборудования и амуниции, доля национального производства и технологий выросла приблизительно до 20%. Сегодня мы экспортируем вооружения. В качестве части «Видения – 2023», мы ставим перед собой задачу, чтобы Турция являлась разработчицей и производила все, что необходимо для нужд её военной обороны».

Подчеркнем, мы видим перед собой документ, чья важность – намного выше, чем у тех, что публикуются в период избирательных кампаний. Это – тот документ, который устремлен в будущее (как к его реальности в плане возможности реализации ни относиться – В.К.). На протяжении всего дальнейшего периода времени, турецкие политики, включая лично президента Р.Т.Эрдогана постоянно ссылались и продолжают даже сегодня ссылаться на этот документ в течение своих публичных выступлений на самых разных площадках. Цель же – проста: дать людям чувство национальной гордости и славы, пообещав сильную Турцию, как в плане экономики, так и с точки зрения оборонно – промышленного комплекса.

Переходим, вместе с автором, к оппозиционным партиям, главной из которых на настоящий момент является Народно-республиканская партия (НРП) страны. В 2002 году, когда победили ПСР, НРП уже уделила повышенное внимание вопросам обороны, в течение своей избирательной кампании. Партия пообещала полную поддержку высокотехнологичным отраслям экономики страны, включая информационные технологии, биотехнологии, оборонные технологии с прицелом на то, чтобы сделать их драйверами национальной экономики. Также НРП пообещали создать условия к тому, чтобы в Анатолии возникла бы собственная «Кремниевая долина», в которой будут доступны как необходимая инфраструктура, так и кадры. Это должно было послужить своего рода ответом на хроническую проблему с занятостью в стране. Более того, НРП продекларировали свою полную готовность к тому, чтобы в дальнейшем обеспечивать оборонные потребности страны через развитие собственного производства. Таким образом, партия демонстрировала населению, что она работает для национальной славы и независимости.

В предвыборной декларации 2007 года, упор НРП был сделан на то, как страна «плохо управлялась» всю истекшую с 2002 года пятилетку. Партия обращала внимание читателей – избирателей на рост бедности, безработицы и также внешнего и внутреннего долга страны. Кроме того, НРП заявили, что национальное единство находится под угрозой. НРП отметили, что, в случае своего прихода ко власти, они сделают акцент на борьбе с террористической угрозой. Предлагаемой мерой к тому является национальная индустриализация, которая уменьшит безработицу.

2015-й год проходил в стране под знаком растущих внутренних и внешних угроз. Особое беспокойство вызывали угрозы безопасности страны, исходящие с юго-восточной границы.

В этой связи, по аналогии с Партией справедливости и развития, Народно-республиканская партия заговорила о том, что необходимо повышать оборонный потенциал страны и мощь её Вооруженных сил.

Одновременно, со стороны НРП, в их предвыборной кампании, было предложено предпринять дополнительные меры по укреплению границы. С другой стороны, Народно-республиканская партия обозначила, в качестве меры повышения безопасности страны и борьбы с терроризмом, необходимость заключения дополнительных соглашений с государствами региона. Однако, как подчёркивается автором, по этому поводу не было предложено «никаких специальных проектов или предложений». Также на первый план, в смысле повышения обороноспособности страны, были выдвинуты отношения страны с ООН и с НАТО.

Позицию Народно-республиканской партии (НРП) необходимо прокомментировать следующим образом.

Прежде всего, автор книги заметным образом её смягчает и даже замалчивает, не говоря о главном: Народно-республиканская партия не приемлет внешней политики нынешнего турецкого руководства, в том числе, в плане отношений со странами региона.

Грубейшей ошибкой НРП считает то, что Турция втянулась в качестве активной участницы в события так называемой «арабской весны» вместо того, чтобы дистанцироваться и занять нейтральную позицию, которая обеспечила бы возможность посредничества. Более того, Турция совершенно зря, по мнению НРП, взяла за основу построение стратегических отношений с Ближним Востоком вместо того, чтобы проводить политику в направлении сближения с Западным миром.

В результате, и НРП об этом постоянно заявляют даже сегодня, после того как «арабская весна» сошла на нет, Турция рассорилась со значительным большинством стран региона, включая Египет, ОАЭ, Саудовскую Аравию, а также со своим многолетним партнером по региону — с Израилем.

Правда, НРП тоже не может уж слишком сильно на публике ратовать за нормализацию отношений Турции с Израилем, имея в виду естественный антисемитизм, широко распространенный среди её собственных избирателей.

Далее: НРП критикует ПСР за непризнание официального Дамаска. Впрочем, понятно, что им это делать тем более сложно, чем более включается пропаганда президента Р.Т.Эрдогана и Партии справедливости и развития, представляющая президента САР Башара Асада «тираном и душегубом», а оппозицию страны – «белой и пушистой».

После массированной обработки населения Турции с телевизионных экранов, действительно, большинство турецкого населения убеждено в том, что «Б.Асад должен уйти». Опять же, здесь НРП заметным образом проигрывает, просто не имея не только таких же, но и сопоставимых с ПСР медийных возможностей. Соответственно, им приходится этот свой тезис о необходимости установления дипломатических отношений с Дамаском упаковывать в рассуждения о том, что политика ПСР на Ближнем Востоке и в Северной Африке является в целом ошибочной, а, следовательно, её придется, в случае прихода НРП ко власти, отыграть назад, пусть даже и ценой отношений с «таким как Башар Асад». Иными словами, не было бы сделано ошибки в самом начале – не было бы необходимости и отыгрывать что-либо назад.

В-третьих, касательно борьбы ПСР с терроризмом, НРП считает политику ПСР по курдскому вопросу провальной, выступая за мирные средства решения вопроса. Наглядным свидетельством тому является тот диалог, который существует между НРП и прокурдской Партией демократии народов.

Правда, и здесь Партия справедливости и развития использует медиа для продвижения своей позиции по переходу к военным средствам решения вопроса и для демонизации Партии демократии народов. В результате, НРП, опять же, вынуждены ретушировать свои отношения с курдами и курдской партией и следовать в фарватере тезисов ПСР по мирному процессу с курдами. Тут НРП опять активно использует тезис об ошибочности политики ПСР, в принципе. В частности, в том, что касается курдского вопроса в стране и в регионе. Они отталкиваются от практических итогов деятельности ПСР, которые, по факту, оказываются неутешительными. Речь идет уже не только об автономизации курдской Автономии в Ираке, но и об образовании курдских анклавов вдоль турецко-сирийской границы, которые «вот-вот объединятся в Большой Курдистан».

Но, повторимся, автор книги ни слова не говорит о действительно важных вопросах в сфере безопасности и обороноспособности страны, которые способны поставить под вопрос итоги деятельности правящей Партии справедливости и развития. Вместо этого, автор показывает, как НРП следует в русле идей ПСР, которые, к тому же, ещё и внедряются. А также показывает, что НРП ратует за укрепление связей Турции с теми институциями, которые, на сегодняшний момент являются далеко не слишком эффективными, а местами даже и неработоспособными. Речь идет о ООН и о НАТО, в их нынешнем состоянии и в условиях изменившегося мира. Делается автором это в том ключе, что НПР не предлагают ничего конкретного – то есть, как можно понять, просто разглагольствуют. Это – обычный тезис для Партии справедливости и развития о том, что только они являются «практиками», а оппозиция лишь только критикует, будучи не в состоянии предложить ничего существенного и конструктивного, допустим, в виде конкретных предложений или даже проектов.

Следующей партией в турецком политическом спектре, о которой говорит автор книги – Аише Озер – является правая Партия националистического движения (ПНД). Последняя, о чем мы не раз писали на страницах ИБВ, является союзником правящей Партии справедливости и развития. Ранее – скрытой, а теперь уже, вовсе, и явной.

Заметим, что ПНД, как политическое движение, является заметно более старой, чем правящая Партия справедливости и развития и довольно давно существует на националистическом, а местами и на ультранационалистическом поле политической жизни Турции. ПСР, изначально придя во власть в качестве партии умеренных исламистов, в последние годы активно «окучивают поляну» националистов. Что и делает возможность и их альянс и то, что ПНД регулярно поставляет ПСР кадры. Это и обуславливает то, что политические программы ПСР и ПНД нередко являются очень схожими, в чем мы можем убедиться, ознакомившись с тезисами турецких националистов, касающихся вопросов обеспечения национальной безопасности и развития собственного оборонно-промышленного комплекса страны.

В своей выборной декларации от 2002-го года ПНД говорит о необходимости инвестиций в оборонную промышленность. Делается это через обещание поощрять инвестиции в высокотехнологичные отрасли промышленности. Более того, речь идет о необходимости повышения уровня расходов на НИОКР.

Как указывается автором, по аналогии с Партией справедливости и развития, ПНД, в своей предвыборной декларации от 2007 года, ставят перед собой стратегическую цель по тому, чтобы Вооруженные силы Турецкой Республики вошли в состав наиболее сильных и современных армий мира. Подчеркивается, что, с учетом целого ряда обстоятельств, вклад в обеспечение дела «мира во всем мире» является турецкой миссией. Разумеется, в первую очередь, это относится к тому региону, где Турция находится. При этом, критичным называется повышение независимости Турции от зарубежья, через национализацию оборонно-промышленного комплекса страны.

В 2007-м году ПНД продекларировала намерение по тому, чтобы поставить в приоритет инвестиции в оборонные проекты. Сделать это надо, по их декларации, через принятие документа, который озаглавлен как «Политика в сфере государственных инвестиций».

В 2011-м году, в рамках эволюции своих взглядов, ПНД говорит о том, что необходимо приступить к производству национального спутника. Также предлагается производить больше собственного программного обеспечения. Также обещается, что Турция, в сфере оборонно-промышленного комплекса, будет, в первую очередь, производить технологии, нежели получать их (извне – В.К.). И, достигая уже определенного уровня производства технологий, переходить к экспорту своей продукции.

Как мы уже сказали выше, 2015-й год проходил под знаком ухудшения ситуации в Турции в сфере безопасности. Разумеется, что, в свете подобного развития событий, ПНД пообещала реализацию ряда новых модернизационных проектов в турецких Вооруженных силах, целью которых является превращение их в одну из сильнейших армий мира. Пообещали ПНД и повышать занятость профессионального персонала в ВС страны с акцентом на тех, кто занят в сфере высоких технологий в армии и ВПК.

Как заявили ПНД в своей декларации, они «создадут независимую, местную индустрию вооружений и предусмотрят меры экономического поощрения для тех местных инвесторов, кто хочет производить военные технологии и вооружения. В частности, это планируется сделать через внедрение национальной системы закупок.

Касательно последнего: строго говоря, в Турции уже есть законодательство, строго регламентирующее все в принципе государственные закупки. Отдельным вопросом является эффективность этого законодательства с учетом того, насколько трудно обеспечить унификацию процессов в различных отраслях. Даже если идет о процессе закупки, который, на первый взгляд, должен быть одним и тем же везде, в любой отрасли и ведомстве. Понятно же, что купить канцтовары для какой-нибудь госструктуры – это одно, а вооружения и боеприпасы – это совершенно другое.

Ещё одним тезисом ПНД является намерение о создании структуры, занимающейся космосом при том, что у Турции пока нет ни одного своего космонавта (напомним, что в ходе последнего МАКС – 2019 президенту Р.Т.Эрдогану российской стороной было предложено запустить в космос представителя Турции – В.К.). Кроме того, ПНД говорит о том, что необходимо создать Командование по кибервойнам и по электронной безопасности – с целью предотвращения так называемых «асимметричных угроз» безопасности страны.

Подчеркнем, что тема развития собственного оборонно-промышленного комплекса, независимого от поставок из-за рубежа, просто по определению, не может не входить в качестве важной составляющей во все предвыборные программы Партии националистического движения. Разумеется, что с учетом того, что разновидности угроз в мире растут, вместе с их изощренностью, необходимо развивать и инструменты адекватного на них реагирования. Поэтому про «киберугрозы» и прочее говорят все без исключения турецкие партии вне зависимости от того политического спектра, к которому они принадлежат.

52.82MB | MySQL:104 | 0,320sec