О связи терроризма и миграционных потоков

В субботу 21 июля итальянская полиция арестовала трех выходцев из Марокко – двоих сотрудников и имама мечети г. Перуджи, в которой была обнаружена и обезврежена исламская террористическая школа. По словам одного из руководителей итальянских спецслужб UCIGOS, арестованные могут быть связаны с Вооруженной исламской группой-марокканской (ВИГ-М), террористической организацией, близкой к «Аль-Каиде», к деятельности которой в свою очередь, вероятно, были причастны и некоторые марокканцы — участники теракта в Мадриде 11 марта 2004 г., самого крупного в Западной Европе. Все задержанные легально проживали в Перудже[1].

Очевидно, что сегодня большинство террористов, действующих на Западе, являются мигрантами. Говоря о последних крупных террористических актах, следует отметить, что среди 19 террористов, захвативших самолеты 11 сентября 2001 г. в США, по данным ФБР, 15 были подданными Саудовской Аравии. Некоторые из них прожили немало лет в Германии и других европейских странах[2]. Все террористы прибыли в страну по легальным визам[3].

Среди причастных к взрывам 11 марта 2004 г. в Мадриде большинство составляли марокканцы. В число исполнителей входили как марокканцы, давно жившие в Мадриде, так и иммигранты второго и третьего поколения[4]. Среди исполнителей терактов в Лондоне 7 июля 2005 г. трое были британскими гражданами пакистанского происхождения во втором поколении, хорошо интегрированными в британское общество.

В организации серии взрывов 21 июля 2005 г. в Лондоне обвиняются выходцы из Восточной Африки, у которых уже были британские паспорта или постоянный вид на жительство: эритреец и сомалиец (они прибыли в Великобританию в качестве беженцев и прожили там более 10 лет) и эфиоп – гражданин Великобритании[5]. В конце июня с.г. в центре Лондона были обезврежены два «мерседеса», в которых находились канистры с бензином и гвозди, а на следующий день двое мужчин врезались на автомобиле в терминал аэропорта шотландского города Глазго. По подозрению в подготовке и осуществлении этих терактов в Лондоне и Глазго были задержаны восемь выходцев из стран Ближнего Востока и Южной Азии: граждане Ирака, Иордании и Индии (этническая принадлежность и гражданство задержанных пока уточняются). Большинство из них легально проживали на территории страны, работая в учреждениях Национальной системы здравоохранения Великобритании.

В связи с ростом террористической угрозы в западных странах предпринимаются различные меры по обеспечению национальной безопасности, включая меры по ограничению иммиграции. Связь «глобального джихада» и миграции сегодня – тема, активно обсуждаемая в западных странах. Многие специалисты склонны видеть тесную корреляцию между иммиграцией и терроризмом. Некоторые политики и общественные деятели, например американские конгрессмены Джеймс Сенсенбреннер и Том Танкредо, даже считают, что иммиграция представляет критическую угрозу интересам страны. Однако споры о степени террористической угрозы для страны, допускающей на свою территорию значительное число иностранных граждан, пока продолжаются. Природа корреляции между иммиграцией и терроризмом сегодня является предметом подробного изучения.

Показательно в этом отношении исследование вашингтонского института Nixon Centre, в ходе которого была проанализирована деятельность террористов в западных странах. В основу этого исследования была положена составленная Робертом Лейкеном (Robert Leiken) и Стивеном Бруком (Steven Brooke) база данных, в которую были занесены 373 мусульман-террористов[6] (проживавших или пересекавших границы), которые в период с 1993 по 2004 год были привлечены к суду, осуждены или погибли в Северной Америке и Западной Европе[7]. В результате выяснилось, что 41% зарегистрированных террористов имели гражданство стран ЕС или США Подавляющее большинство были потомками иммигрантов или иммигрантами, много лет прожившими в западных странах. Среди террористов 9% составили «новые мусульмане» – перешедшие в ислам местные жители.

В Европе большинство террористов (59%) оказались выходцами из соседнего региона – Магриба, преимущественно иммигрантами первого и второго поколения. Может ли это быть связано с тем, что граждан стран Северной Африки в Европе больше всего? Для ответа необходимо рассмотреть, как обстоит дело с иммигрантами из стран Ближнего и Среднего Востока в Европе.

Сегодня большинство мигрантов в странах ЕС составляют (в порядке убывания) турки, марокканцы, алжирцы, пакистанцы, тунисцы. Миграционные потоки в Европу обусловлены прежде всего географической близостью, историей трудовой миграции и политическими взаимоотношениями между странами, а также социально-экономическими проблемами стран эмиграции. В числе основных причин иммиграции – воссоединение семей, брак, учеба и т.д.

По разным данным, Европе проживают от 3,2 до 5 млн выходцев из Турции[8] (данные о количестве иностранцев в населении тех или иных стран не отличаются точностью, так как они редко учитывают натурализовавшихся мигрантов, получивших паспорта европейских стран, а также нелегалов). Большинство в Германии (около 2,6 млн этнических турок – приблизительно 30% немецких иммигрантов[9]), Франции (около 380 тыс.)[10], Нидерландах (более 360 тыс.)[11]и Дании (в 2005 г. в стране проживали около 234 тыс. турецких иммигрантов и их потомков[12]).

Легально в странах Европы проживают более 2,6 млн марокканцев (еще больше без официальных документов). Большинство из них находятся во Франции (около 1,1 млн чел.), за которой следуют Испания (более 400 тыс. чел.), Нидерланды (300 тыс.), Италия (299 тыс.), Бельгия (293 тыс.) и Германия (110 тыс.)[13].

Эмиграция из Алжира также направлена преимущественно в страны Западной Европы, в первую очередь во Францию. По данным Министерства внутренних дел Алжира, более 1,4 млн граждан этой страны проживают за ее пределами. Во Франции – более 1,1 млн выходцев из Алжира.

В странах Европы проживают около 83% тунисских эмигрантов. Во Франции – 493 тыс. тунисцев, в Италии – 101 тыс., в Германии – 54 тыс., еще 53 тыс. тунисцев живут в других странах Европы[14].

Следующей наиболее многочисленной группой иммигрантов из стран Ближнего Востока в Европе являются пакистанцы. Большинство выходцев из Пакистана проживают в Великобритании (более 750 тыс. чел.)[15]. В Италии проживают около 50 тыс. пакистанцев[16].

В таблице представлены наиболее крупные общины иммигрантов в некоторых странах Европы[17]. Исследование Nixon Centre показало, что в четырех европейских государствах большинство террористов были из той страны, из которой было больше всего иммигрантов: во Франции 33% террористов были из Алжира, в Испании – 38% из Марокко, в Бельгии – 50% из Марокко, в Великобритании террористы были в основном южноазиатского происхождения.

Только в двух странах ЕС не прослеживалось очевидной связи. В Италии большинство террористов (65%) были из Туниса, хотя их там меньше, чем марокканцев. В Германии не были зарегистрированы террористы турецкого происхождения, хотя турки здесь преобладают в мусульманском населении. Основная масса террористов в Германии – из Алжира и Сирии (численность иммигрантов из Алжира в Германии составляет менее 20 тыс., из Сирии – до 55 тыс. зарегистрированных иммигрантов)[18].

Хотя данные, собранные учеными Nixon Centre, не дают полной картины из-за недостатка информации, однако сведения о путях проникновения террористов в западные страны позволили сделать предположение, что нелегальный въезд в страну является недостаточным основанием для подозрения человека в террористической деятельности. Только 6% террористов въехали в страну нелегально. У 33% была виза (как правило, туристическая или студенческая), 23% получили убежище в западных странах, а у 38% было европейское гражданство[19].

Как бы остро ни стоял вопрос о террористической угрозе, экономика западных стран в целом не может обойтись без иммигрантов, тем более что, по мнению экономистов из OECD (Организации экономического сотрудничества и развития), использование иностранной рабочей силы не оказывает существенного влияния на безработицу среди коренного населения принимающих стран. Трудовые мигранты занимают весьма специфические ниши занятости и не конкурируют на рынке труда с местными жителями. Некоторые меры по ограничению иммиграции даже наносят вред экономике. Так, новые квоты на использование иностранной рабочей силы в Германии приводят к многомиллионным убыткам в сельском хозяйстве и заставляют фермеров сокращать объемы производства, поскольку местная рабочая сила обходится значительно дороже иностранцев, готовых браться за мало престижную и плохо оплачиваемую работу. Сегодня более половины трудовых иммигрантов Европы из Турции и стран Магриба являются низкоквалифицированными или неквалифицированными работниками. Они заняты преимущественно в строительстве, промышленности, сельском хозяйстве, секторе услуг. Уже сегодня в странах Европы целые отрасли фактически держатся на иностранной рабочей силе (например, в Италии дома строят турки, виноград и фрукты на полях убирают марокканцы).

Миграция имеет важное экономическое значение для Европы. Мигранты в большинстве своем молодые люди, их приток восполняет уменьшение числа работающих, которым приходится кормить все большее число пенсионеров (в большинстве европейских стран пенсии выплачиваются за счет налогов, взимаемых с работающих).

Таким образом, идея закрытия границ для новых иммигрантов на сегодняшний день является экономически невыгодной. В то же время сторонники усиления мер контроля над иммиграцией приводят как свой основной довод то, что такие ограничительные меры все-таки необходимы для предохранения страны от проникновения в нее террористов, перекрытия нелегального потока наркотиков и т.п.

В действительности мало кто возьмется полностью отрицать опасность, которую таит в себе бесконтрольная иммиграция, и тому есть ряд причин.

В Европе мусульмане часто живут компактными группами, что облегчает формирование террористических ячеек. Практически в любом крупном европейском городе есть районы со своими иммигрантскими кварталами. В качестве примера можно привести берлинский Кройцберг, где турки составляют сегодня более 30% населения[20]. В Глазго живут половина всех пакистанцев Шотландии (15 тыс.), в районах вокруг городского центра (Максвелл Парк, Кингстон и др.) пакистанцы составляют 10% местного населения, а в Поллокшилдсе – около 40%[21].

Этот факт важен с той точки зрения, что вступление в исламистское террористическое движение происходит, как правило, через систему социальных связей с людьми, уже участвующими в «глобальном джихаде». Постоянный рост числа сторонников объясняется развитыми дружескими, родственными и религиозными связями, а также большим авторитетом «Аль-Каиды», которая, как пишет газета «Аш-Шарк аль-Аусат», для совершения терактов отбирает взрывников по этническому принципу[22]. Для каждого теракта подбираются люди одной национальности или народности, при этом хорошо знающие язык страны иммиграции. Исламская пропаганда достаточно эффективна среди бедных и криминализированных слоев населения иностранных граждан. В качестве примера может служить арест в мае с.г. в пригородах Барселоны, Мадрида и в Андалузии 14 граждан Марокко и двоих алжирцев, которые занимались вербовкой террористов среди бедных иммигрантов, перебравшихся в Испанию из стран Северной Африки. После вербовки будущих смертников либо сразу направляли в Ирак или Афганистан, либо посылали в центры подготовки, расположенные в североафриканских странах[23].

В то же время освоившиеся в европейском обществе иммигранты, присоединившиеся к террористам, вызывают меньше подозрений, у них больше прав и возможностей (ср. беженца или восходящего по социальной лестнице, образованного иммигранта, прожившего в Европе несколько лет). Например, гражданам ЕС не требуется виза для въезда в США.

По мнению многих общественных и политических деятелей, в целом иммиграция мусульман в Европу облегчает пропаганду исламских идей. Иммигранты, оказавшись в «чужом мире», где их идентичность больше не поддерживается внешним обществом, испытывают сильное давление западных культурных норм. Однако культурные и религиозные связи с родиной не рвутся — иммигранты часто сохраняют прочную приверженность своим родным культурам. Они обращаются к исламским веб-сайтам, на которых пытаются выяснить у имамов, что харам (запрещено) или что халал (разрешено), направляются в мечеть, учебные заведения и другие места, чтобы оказаться в кругу знакомых людей с близкими интересами. Здесь появляется опасность распространения радикальной идеологии.

Антизападные настроения среди иммигрантов из мусульманских стран, неприятие правительств, которые практически безоговорочно поддерживают коррумпированные авторитарные режимы в их родных странах, — факторы, способствующие вовлечению иммигрантов в террористическое движение. Однако национальные интересы нередко играют второстепенную роль, по крайней мере, для их непосредственных исполнителей. У каждого из них свои мотивы, связанные с проблемами, обусловленными социально-экономической и политической ситуацией как в стране происхождения, так и в стране проживания. Среди множества личных мотивов — месть, стремление ощутить власть, обрести чувство собственной значимости.

Именно среди иммигрантов вербовщикам выгодно искать себе сторонников. Важной и опасной тенденцией в последнее время является то, что в ряды террористов, помимо представителей маргинализированных групп иммигрантов (мелкие торговцы, преступники, обнищавшие студенты), вступают все больше преуспевающих, образованных европейских мусульман — иммигрантов и выходцев из иммигрантских семей.

Еще одна важная тенденция — это феминизация иммиграционных потоков в Европу. Все больше женщин прибывают в Европу (особенно из Марокко), где они работают в домашних хозяйствах, на фабриках и т.д. Учитывая тот факт, что террористы в западных странах регулярно демонстрируют умение адаптировать свои стратегии, в условиях существования на Западе стереотипа террориста-мужчины они могут в качестве смертников использовать женщин и детей (как это происходит на Ближнем Востоке). Феминизация иммиграционных потоков внушает все больше опасений спецслужбам. Среди причин — факт, что женщины привлекают меньше внимание у сотрудников служб безопасности и полиции, им легче спрятать на теле взрывное устройство[24].

В таких странах, как США, Германия и Великобритания, была принята методика борьбы с терроризмом, предусматривающая выделение определенных групп иммигрантов по признаку страны их происхождения или национальности и косвенно — по конкретным странам их этнической принадлежности и религии (один из методов профилирования террористов). Так, национальная система регистрации въезда-выезда США в целях безопасности предусматривает обязательное снятие отпечатков пальцев, фотографирование и регистрацию всех мужчин, являющихся гражданами определенных стран или родившихся в них (это в основном страны с преобладанием арабского или мусульманского населении)[25]. В Великобритании, по признанию государственных должностных лиц, деятельность правоохранительных органов в контексте борьбы с терроризмом направлена на конкретные этнические и религиозные группы.

Однако практика профилирования, основанная на этнической принадлежности, национальном происхождении и религии, оказалась в значительной мере бесполезной. В США стратегия целевой проверки, главным образом иммигрантов — выходцев из стран Ближнего Востока, не дала никаких серьезных результатов в плане арестов или следственных версий[26].

Тем не менее специалисты отмечают рост числа террористических актов с увеличением иммиграции в западные страны. Спецслужбы ряда стран (например, Великобритании и Франции) утверждают, что практически в любой исламской общности есть определенный процент радикалов. Некоторые эксперты опасаются, что среди иностранцев в страны прибывают так называемые спящие агенты — боевики, которые годами живут на Западе, ожидая команды от скрывающихся в странах Ближнего Востока командиров.

В то же время есть и противники мнения о непосредственной связи терроризма и иммиграции. По словам адвоката Апелляционного суда Парижа Патрика Брюно, такое утверждение недопустимо. Как считает адвокат, предоставление полномочий разрабатывать вопросы борьбы с терроризмом ограниченному кругу специалистов приводит к возникновению ложных идей, которые используются политиками для достижения успеха на выборах.

Террористами становятся также люди самого разного происхождения, материального положения и степени интегрированности в окружающее общество. Пока значительная часть граждан Европы и США, которые перешли в число боевиков радикальных исламских организаций, все же принадлежит к расовым и этническим меньшинствам. Однако террористы могут начать вербовку боевиков среди европейцев (преступников, людей, получивших серьезные психологические травмы, молодых людей из неблагополучных семей). Как показывает история, новообращенные мусульмане не менее активно участвуют в деятельности исламских террористических структур (Джон Волкер Линд/John Walker Lindh, Ричард Рейд/Richard Reid, Хосе Падилла/José Padilla).

Таким образом, можно утверждать, что на сегодняшний день между терроризмом и иммиграцией существует связь особого характера. У этой связи есть явный и скрытый критерии. С одной стороны, очевидно, что недостаточный иммиграционный контроль (эритреец Муктар Саид Ибрагим, готовивший взрывы в Лондоне 21 июля, без особых сложностей получил британское гражданство, несмотря на то, что у себя на родине он отсидел в тюрьме за два вооруженных ограбления и изнасилование[27]), отсутствие единой политики в отношении иммигрантов и правил предоставления убежища (так, Франция почти десять лет безуспешно добивается выдачи участника терактов в парижском метро в 1990-е гг., но его дело пока остается в британских судах[28]) поощряет глобальный джихад. Легкость проникновения на европейскую территорию выходцев из исламских стран, несомненно, способствует развитию террористической угрозы. В этом состоит явный критерий связи между терроризмом и иммиграцией. Скрытый критерий заключается в высоком проценте граждан западных стран среди радикалов, являющихся выходцами из иммигрантских семей, факте вербовки добровольцев на войну против Запада среди иммигрантов далеко не первого поколения. Характер этой связи порой заставляет сомневаться в эффективности мер, направленных на ограничение иммиграционного потока. Не все иммигранты террористы, но большинство террористов – иммигранты, и что опасно — среди них растет число образованных успешных иммигрантов и их потомков. Аналитики все больше поддерживают версию о «спящих агентах». Иммиграция — источник социальной базы террористов. Она дает возможность создавать разветвленные сети в странах Запада. Однако массовая международная иммиграция – это неизменная часть процессов глобализации. Можно сказать, что глобализация в целом способствует развитию террористической угрозы (новые технологии, позволяющие осуществлять связь на огромных расстояниях; глобальная финансовая система – важный источник средств для террористов, глобальная система распространения и обмена информации; введение безвизового режима между странами, основными экономическими партнерами; возможность массового обучения за рубежом, создание миллионов рабочих мест во всем мире и пр.). Таким образом, связь между терроризмом и иммиграции носит естественный характер, и корреляция этих проблем неизбежно возникает вследствие ускорения темпов интернационализации всех сфер общественной жизни. Ввиду попадания террористов в орбиту миграционного процесса необходимо предпринимать меры, которые могли бы в первую очередь сократить социальную (т. е. возможность вербовки террористов среди иммигрантов), правовую (возможность использования визового режима и либеральное законодательство некоторых европейских стран, например, Великобритании) и экономическую (теневая экономика) базу террористических структур в западных странах.

Наиболее крупные общины иммигрантов в некоторых странах Европы, по данным Международного института миграции и Организации экономического сотрудничества и развития, 2006 г.[29]

Страна Общины иммигрантов (сверху вниз в порядке убывания)
Австрия турки
Бельгия марокканцы

турки

алжирцы

Великобритания пакистанцы
Германия турки
Дания турки

иракцы

Испания марокканцы

алжирцы

Италия марокканцы

тунисцы

египтяне

пакистанцы

Нидерланды турки

марокканцы

Норвегия иракцы

сомалийцы

пакистанцы

Финляндия сомалийцы

иракцы

Франция алжирцы

марокканцы

тунисцы

турки

Швейцария турки
Швеция иракцы

иранцы

турки

 


[1] РИА Новости, 22/07/2007

[3] «Новая политика», статья Игоря Добаева, 19/12/2005,  (http://demoscope.ru/weekly/2005/0227/gazeta031.php )

[4] Le Figaro, «Испания судит организаторов терактов 11 марта 2004 года», 15/02/2007, (http://inopressa.ru/lefigaro/2007/02/15/13:33:24/madrid)

[5] РИА Новости, 08/08/2005, (http://www.rian.ru/politics/court/20050808/41108942.html)

[6] В базу данных были включены только члены «транснациональных суннитских террористических группировок», которых можно найти в сети «Аль-Каиды». Палестинские группировки или, например, «Хезболлах» не учитывались.

[7] При анализе использовались данные только о членах транснациональных террористических структур, которые ведут деятельность, направленную против всего «Запада», а не конкретной страны.

[8] MPI, «Turkey: A Transformation from Emigration to Immigration», 2003, (http://www.migrationinformation.org/Profiles/display.cfm?ID=176); Международный исламский Интернет-портал (МИИП), «Turkish Communities in Europe: Societies Within Societies», 2005,  (http://www.islamonline.net/English/EuropeanMuslims/Community/2005/12/01.SHTML)

[9] Из них 600 тыс. натурализовались и имеют право голосовать (http://www.spiegel.de/international/0,1518,371997,00.html)

[10] МИИП,  «Turkish Communities in Europe: Societies Within Societies», 2005, (http://www.islamonline.net/English/EuropeanMuslims/Community/2005/12/01.SHTML)

[11] MPI, «The Netherlands: Death of a Filmmaker Shakes a Nation», 2005, (http://www.migrationinformation.org/Profiles/display.cfm?ID=341)

[12] MPI, «Number of Immigrants and Their Descendants in Denmark», 2004

[13] Данные на 2004 г.,Fatima Sadiqi,  «The general profile of the migrant in Morocco», 2007 (http://www.eui.eu/RSCAS/e-texts/CARIM-AS_2007_06.pdf)

[14] Magharebia, 21/08/2005 «Tunisian expatriates contribute billions to economy» (http://www.magharebia.com/cocoon/awi/xhtml1/en_GB/features/awi/features/2005/08/21/feature-02)

[15] BBC, «UK Pakistanis urged to integrate»,  20/10/2004, (http://news.bbc.co.uk/2/hi/uk_news/4028689.stm)

[16] Newsweek International, «Europe’s Invisible Illegals», 11/06/2007,

[17] Хотя некоторым данным более  двух лет, некие общие тенденции выделить можно.

[18] Доклад Euro-Mediterranean Consortium for Applied Research on International Migration (CARIM), 2005.

[19]«Frankfurter Allgemeine»,  29/07/2005,  «Джихад с европейским паспортом» (http://www.inopressa.ru/faz/2005/07/22/17:29:45/terrorizm)

[20] The Anglo-German Foundation for the Study of Industrial Society,  «Is it easier to be a Turk in Berlin or a Pakistani in Bradford?» (http://agf.org.uk/pubs/pdfs/ES1433e.pdf)

[22] РИА Новости, «Аль-Каида» отбирает взрывников по этническому принципу», 31/07/2005 (http://www.rian.ru/incidents/terrorism/20050731/41061828.html)

[24] голландские антитеррористические службы сообщают, что за последние два года число женщин среди подозреваемых в терроризме значительно возросло, The Washington Post, «Terrorists Proving Harder to Profile», 12/03/2007 (http://www.inopressa.ru/wp/2007/03/13/14:35:35/terror)

[25] В список входили Афганистан, Алжир, Бахрейн, Египет, Эритрея, Иран, Ирак, Иордания, Кувейт, Ливия, Ливан, Марокко, Оман, Пакистан, Катар, Сомали, Саудовская Аравия, Судан, Сирия, Тунис, ОАЭ, Йемен. (http://www.ice.gov/graphics/specialregistration/archive.htm.)

[26] Доклад Специального докладчика по вопросу о поощрении и защите прав человека и основных свобод в условиях борьбы с терроризмом Мартина Шейнина, Генеральная Ассамблея ООН, 29/01/2007

[27] Газета  «КоммерсантЪ» № 120(3696) 11.07.2007

[29] По данным Международного Института Миграции (http://www.imi.ox.ac.uk/) и OECD (Организации экономического сотрудничества и развития), International Migration OutlookOECD, 2006, (http://www.oecd.org/document/2/0,3343,en_2649_34711_38060354_1_1_1_1,00.html)

43.01MB | MySQL:92 | 2,479sec