Резолюция Совбеза ООН 1769: важнейший шаг долгого пути к миру в Дарфуре

В самом конце июля произошло важнейшее для политической жизни Судана событие, имеющее ключевое значение для развития обстановки в стране и вокруг нее как минимум на ближайший год. После нескольких переработок проектов Совет Безопасности ООН 31 июля единогласно принял Резолюцию 1769[1], санкционировавшую «создание на первоначальный период в 12 месяцев смешанной операции Африканского союза/Организации Объединенных Наций в Дарфуре (ЮНАМИД)». При этом в тексте указывается, что «мандат ЮНАМИД будет таким, как он изложен в пунктах 54 и 55 доклада Генерального секретаря и Председателя Комиссии Африканского союза от 5 июня 2007 года»[2]. В этих пунктах доклада, напомним, подробно прописаны задачи и полномочия смешанной операции ООН и АС.

В состав ЮНАМИД, которая будет включать в себя персонал действующей с 2004 г. Миссии Африканского Союза в Судане (МАСС), а также «тяжелый» и «легкий» пакеты мер Организации Объединенных Наций в поддержку МАСС, будут входить до 19 555 военнослужащих, в том числе 360 военных наблюдателей и офицеров связи, и соответствующий гражданский компонент, включая до 3772 сотрудников полиции и 19 сформированных полицейских подразделений численностью до 140 человек каждое. Вместе с миротворцами МАСС общая численность миссии в при полном развертывании достигнет 26 тысяч человек, что превратит ЮНАМИД в самую большую миротворческую операцию в мире. Бюджет миссии только на первый год должен составить более 2 млрд. долл. США.

В преамбуле Резолюции 1769 дается важная ссылка на Аддис-Абебское соглашение [достигнутое на встрече представителей ООН, АС и правительством Судана 12 июня с.г.- Е.К.], согласно которому смешанная операция должна носить преимущественно африканский характер и воинские контингенты в ее состав должны набираться по возможности из африканских стран.  Это важное положение во многом было призвано облегчить согласие официального Хартума на развертывание Африканским союзом и ООН совместной операции, хотя бы внешне сохранив ее «африканское лицо» и несколько замаскировав присутствие международных сил в государстве, руководство которого в своем политическом дискурсе активно использует тезис о недопущении нарушения суверенитета. Принцип «решения африканских проблем силами самих африканцев», таким образом, формально соблюден. Однако, следует подчеркнуть, очень высока вероятность того, что африканские страны окажутся не в состоянии обеспечить полноценное функционирование миссии, и основная нагрузка  по формированию контингента все же ляжет на государства из других частей света.

Характерно, что резолюция 1769, в отличие, например, от «мертворожденной» 1706[3] (от 31 августа 2006) устанавливает четкие временные рамки для скорейшего развертывания ЮНАМИД. Это позволяет надеяться, что резолюция будет действительно выполняться в срок. Так, согласно тексту резолюции, государства-члены в течение 30 дней с даты принятия данного документа призваны завершить работу по предоставлению сил и средств для новой миссии. Резолюция также призывает Генерального секретаря ООН и Председателя Комиссии АС в те же сроки договориться об окончательном составе военного компонента миссии. [В этом пункте как раз оговаривается скорейшее решение африканцев о выделении сил и средств для миссии, с тем чтобы в случае их весьма вероятной неспособности обеспечить «африканский характер» миссии – см. выше – оставалось бы достаточно времени для формирования личного состава миссии из других стран – Е.К.].

В резолюции оговариваются и прочие основные этапы развертывания ЮНАМИД: не позднее октября уже должен быть создан «первоначальный оперативный потенциал штаба»; по состоянию на октябрь – должна «завершить подготовку к принятию на себя полномочий по оперативному командованию реализацией «легкого» пакета мер поддержки» и, насколько позволят сроки, «тяжелого» пакета поддержки; наконец, не позднее 31 декабря ЮНАМИД должна принять на себя полномочия от МАСС.

Стоит отметить, что в п.15 Резолюции дается ссылка на VII главу Устава ООН («Действия в отношении угрозы миру, нарушений мира и актов агрессии»), и на основании этой главы ЮНАМИД в целях защиты своего персонала и гражданского населения, уполномочивается «принимать все необходимые меры в районах развертывания своих сил и так, как она считает это уместным с учетом своих возможностей».

Суданцы, много месяцев всеми силами сопротивлявшиеся всем попыткам ввести в Дарфур международные войска[4]и на каждом шаге а этом направлении «вставлявшие палки в колеса» инициаторам вмешательства,  с последней, несколько раз отредактированной[5] версией Резолюции 1769 были вынуждены согласиться. Уже 1 августа глава МИД Судана Лам Аколь однозначно заявил о согласии официального Хартума с документом.  Министр отметил, что резолюция «отвечает некоторым опасениям Судана». Комментируя текст мандата, он не преминул подчеркнуть, что он «лишь допускает использование силы для самозащиты» и «защиты гражданских лиц в конфликтных зонах без ущерба для суверенитета Судана»[6].

Добившись при поддержке Китая и Катара нескольких переработок проектов резолюции, убрав положения о дополнительных санкциях против Хартума в случае невыполнения положений документа, а также о возможности использования силы для разоружения повстанцев и племенных ополчений, суданцы, видимо, истощили терпение сторонников и не встретили понимания своих дальнейших претензий к тексту резолюции.

Американцы поспешили закрепить успех. Госсекретарь Кондолиза Райс подчеркнула привычку суданцев усиленно создавать препятствия для нормализации обстановки в Дарфуре и отметила, что в Вашингтоне очень рассчитывают, что суданское руководство «будет следовать взятым на себя обязательствам». Постоянный представитель США при ООН Залмай Халилзад, в свою очередь, предупредил, что в случае, если Хартум не будет выполнять резолюцию, последуют «быстрые одно- и многосторонние меры».

Генеральный секретарь ООН Пан Ги Мун отозвался о резолюции очень высоко, назвав ее «исторической» и беспрецедентной».

Лидер одной из крупнейший группировок дарфурских повстанцев, Движения за равенство и справедливость Абдельвахид Мухаммед Нур, в свою  очередь, назвал резолюцию «историческим моментом для народа Дарфура».

Острым вопросом, который может стать очередным камнем преткновения на пути реализации резолюции, является состав контингента ЮНАМИД. Ряд государств, в частности Франция (один из соавторов резолюции), Дания, Индонезия, уже заявили о готовности послать своих миротворцев в Дарфур. Британское министерство обороны заявило, что «рассмотрит вопрос оказания поддержки Миссии ООН – АС в Дарфуре, если соответствующий формальный запрос будет сделан». Однако фактически вероятность участия Великобритании (также одного из соавторов резолюции) в миротворчестве в Дарфуре маловероятно – слишком много британских военнослужащих задействованы в Афганистане (7100 чел.) и Ираке (5500 чел.). О том, что позиция по вопросу направления в Дарфур миротворцев еще не определена, также заявили официальные лица Италии, Швеции, Австрии, Нидерландов, Польши, Турции и Таиланда.

Из африканских стран, которые, как предусмотрено в резолюции, должны обеспечить основной состав миротворческого контингента, некоторые уже определились со своими возможностями по его формированию. Так, Нигерия в дополнение к уже развернутым в составе МАСС в Дарфуре 2000 военнослужащим готова направить в конфликтный регион батальон из еще 700 солдат. В то же время Южная Африка – влиятельнейший член АС – до сих пор свою позицию по этому вопросу не выработала.

Чрезвычайно важной будет готовность КНР, Малайзии, Индии – стран, имеющих серьезные интересы в Судане, — послать в Дарфур своих миротворцев. Вероятно, в случае неспособности африканских стран обеспечить основную численность контингента ЮНАМИД самое тяжелое бремя по обеспечению миротворчества в Дарфуре ляжет именно на эти азиатские страны. Очевидно, что для них участие в таком достаточно рискованном мероприятии, как операция ООН – АС в Дарфуре может иметь как свои плюсы, так и очень серьезные минусы. В случае неудачи миротворчества или каких-либо серьезных инцидентов в Дарфуре с участием  азиатских миротворцев и представителей арабских племен китайскому, индийскому и малайзийскому бизнесу, вероятно,, придется далее работать в Судане в гораздо менее благосклонном окружении.

Несмотря на формальное согласие официального Хартума с резолюцией и предупреждения Вашингтона и Лондона[7], у суданцев остается очень много достаточно легальных, эффективных и не раз испытанных способов до крайности затянуть развертывание международного контингента. Суданские ведомства сами по себе являются очень инерционными системами, а при указании сверху любую процедуру оформления документов они могут мастерски затянуть на месяцы. Поэтому, например, процесс получения виз сотрудниками ЮНАМИД, таможенных разрешений  на ввоз оборудования или вооружения брокерами, соответствующих лицензий на строительство лагерей для миссии субподрядчиками может потребовать неимоверно долгое время. Все эти проблемы у ЮНАМИД неизбежно будут.  Но возникнут ли они в массовых масштабах и как миротворцы будут их решать – покажет лишь время.

Однако даже в том случае, если 26 тысяч миротворцев ЮНАМИДа не смогут обеспечить мир и спокойствие на территории Дарфуре, равной целой Франции, эта миссия и Резолюция 1769 являются, повторимся, чрезвычайно важными шагами на долгом и тернистом пути к миру в регионе. Они неизбежно крайне осложнят массовое вооруженное насилие и, что может оказаться еще более важным, подтолкнут многочисленные вооруженные группировки региона к выработке единой конструктивной позиции и переговорам.

 


[1] Резолюция 1769 (2007), 31.07.07. S/Res/1769 (2007). Текст резолюции см. http://www.un.org/russian/documen/scresol/res2007/res1769.htm

[2] Текст доклада см. http://daccessdds.un.org/doc/UNDOC/GEN/N07/369/70/PDF/N0736970.pdf?OpenElement

[3] Резолюция СБ ООН 1706. S/RES/1706 (2006). Текст см. http://www.un.org/russian/documen/scresol/res2006/res1706.htm

[4] Вплоть до того, что в прошлом году президент Омар Башир даже заявил, что рассматривает «голубые каски» ООН как «неоколониалистов».

[5] Из-за позиции китайцев, крайне  заинтересованных в суданской нефти и получивших множество инфраструктурных контрактов в Судане (общий объем инвестиций КНР в Судан составляет 6 млрд. долл. – половина всех вложений Поднебесной в Африку),  проект обсуждался в кулуарах и перерабатывался в течение 40 дней.

[6] Sudan Tribune, 2.08.07.

[7] Новый британский премьер Гордон Браун, выступая в ООН незадолго до голосования, предупредил суданцев, что в случае возникновения новых препятствий на пути решения кризиса в Дарфуре Британия будет готова на жесткие меры.

52.61MB | MySQL:102 | 0,484sec