Израиль: Гади Айзенкот о «кампании между войнами»

Г.Айзенкот, который в настоящее время находится в Вашингтоне в качестве сотрудника Вашингтонского института ближневосточной политики (The Washington Institute for Near East Policy, WINEP), в интервью израильскому новостному изданию «Едиот ахронот» отметил, что за время пребывания на посту начальника Генштаба Армии обороны Израиля (ЦАХАЛ) он несколько раз предотвратил вступление Израиля в войну. По его словам, «не раз бывало, что кто-то в правительстве подходил ко мне и говорил: «Нам нужно воевать здесь или воевать там», но в итоге эти [просьбы] были сняты с повестки дня».

Г.Айзенкот заявил, что отход Израиля от его давней политики не брать на себя ответственность за проведение военных операций в соседних странах («политики двусмысленности») был ошибочным и опасным шагом, который поставил под угрозу национальную безопасность еврейского государства. Так, Израиль взял на себя ответственность за авиаудары по иранской группировке (действующей на территории Сирии), которая, якобы, планировала нападение на Израиль с использованием БПЛА. Критики премьер-министра Израиля Биньямина Нетаньяху тогда обвиили в хвастовстве с целью набрать политические очки.

Г.Айзенкот упомянул ряд разногласий, которые у него случались с правительством Б.Нетаньяху, по вопросу политики в отношении правящего в секторе Газа ХАМАСа. По его словам, Б.Нетаньяху совершил серьезную ошибку, позволив усилиться ХАМАСу. По его словам, «мы [Израиль] должны положить конец его [ХАМАСу] правлению в Секторе». Он также вспомнил о споре с тогдашним министром обороны Авигдором Либерманом, который, по его утверждению, был против военной операции по обнаружению и закрытию тоннелей ливанской проиранской шиитской организации «Хизбалла». Подземные тоннели были прорыты из Ливана в северные районы Израиля. «Я сказал ему [Либерману]: «Министр, я уважаю вас, я подчиняюсь вам, но я обязан выполнять решения правительства», – вспоминает Г.Айзенкот.

А.Либерман ушел в отставку с поста министра обороны в ноябре 2018 года в связи с политикой правительства в отношении сектора Газа. Через несколько недель Израиль начал операцию «Северный щит», направленную на обнаружение и уничтожение подземных тоннелей «Хизбаллы», которая была завершена 13 января 2019 года[i].

Как отмечали тогда в израильских СМИ, «Г.Айзенкот стал первым израильским генералом, который бросил вызов самому Ирану в дополнение к войне против его сателлитов в Ливане и других местах. Ему удалось унизить самого Касема Сулеймани, – коварного командира специального иранского подразделения «Силы аль-Кудс», борющегося за распространение иранского влияния во всем ближневосточном регионе»[ii].

В качестве начальника генштаба израильской армии Г.Айзенкот руководствовался концепцией «кампания между войнами». Смысл ее заключается в том, что необходимо постоянно сокращать возможности противника, тем самым увеличится межвоенный период и у Израиля появится больше шансов на победу в потенциальной войне. Он считал и продолжает так считать, что Израиль должен сосредоточить основные усилия на смертельной угрозе в лице Ирана, тогда как  ХАМАС в секторе Газа является второстепенным противником.

В начале сентября с.г. Вашингтонский институт ближневосточной политики опубликовал статью Г.Айзенкота, в которой уже бывший израильский военачальник обрисовал в общих чертах изменение политики Израиля в отношении регионального усиления Ирана, что было выражено в так называемой «кампании между войнами».

Посыл статьи – большинство современных вызовов безопасности Израиля проистекает из единственной угрозы: стремления Ирана к гегемонии на Ближнем Востоке. Эти чаяния Тегерана проявляются не только в военной ядерной деятельности иранского режима, но и в его усилиях по развертыванию оружия и созданию сфер влияния в Йемене, Ираке, Сирии, Ливане, секторе Газа и в других точках. В частности, Иран стремился улучшить и увеличить свой арсенал высокоточных ракет и другого оружия дальнего радиуса действия, в том числе для экспорта этих возможностей вооруженным шиитским группировкам по всему региону.

Чтобы противостоять таким угрозам и одновременно максимизировать способность еврейского государства развиваться в мирный период, израильское руководство стремилось поддерживать то, что оно считало разумным повседневным обеспечением безопасности. Эти действия заключались в проведении операций по защите территории и нейтрализации угроз ниже порога войны, но в последнее время они были дополнены тем, что в израильской армии стали называть «кампанией между войнами».

В течение многих лет военная деятельность Израиля заключалась в двух взаимосвязанных этапах. Первый этап – подготовка к войнам, включающая разработку оперативных концепций против врагов, процесс наращивания сил – осуществление закупок и разработки вооружений, а также обучение и организация персонала, что приводило к готовности к все более неизбежному конфликту. Второй этап заключался в применении силы во время войны и обеспечении боевых действий. Вплоть до последнего десятилетия израильские военные, чтобы защитить свои границы и противостоять внешним террористическим угрозам, были вынуждены сосредоточиться почти исключительно на этих двух этапах.

В то же время характер угроз безопасности Израиля претерпевал глубокие изменения. Ослабление арабских государств и их вооруженных сил создало реальность, в которой обычная угроза, нетрадиционная угроза и угроза со стороны нерегулярных формирований (то есть террористических и полувоенных организаций) развивались одновременно. В то время как военная мощь Израиля все еще была очевидной, когда еврейское государство вступило в седьмое десятилетие своего существования, рост новых вызовов и разрушений, вызванных войной в Ливане в 2006 году, побудили ЦАХАЛ разработать концепцию интегрированной, малоинтенсивной, упреждающей войны – кампании между войнами (КМВ).

За последние тринадцать лет КМВ стала фундаментальным изменением в структуре израильских действий по обеспечению безопасности и на протяжении длительного периода является одним из основных факторов относительного спокойствия, которым страна наслаждалась на всей протяженности своей северной границы. Произошел отказ от двухэтапного подхода к подготовке к войне и ее открытому ведению. Задача КМВ заключается в упреждающих, наступательных действиях, основанных на исключительно высоком качестве разведывательных данных и тайных усилий. Основные цели стратегии просты:

Во-первых, отсрочить войну и сдержать врагов путем их постоянного ослабления и препятствования наращиванию сил, а также нанесения ущерба их активам и возможностям.

Во-вторых, повысить легитимность Израиля для применения силы, нанося ущерб легитимности противника, отчасти путем разоблачения его тайных военных действий, которые нарушают международное право.

В-третьих, создать оптимальные условия для Армии Обороны Израиля, если война все-таки начнется.

Развитие и успех КМВ привели к разработке новой военной доктрины ЦАХАЛа, которая институционализировала концепцию в рамках оперативной деятельности Израиля и определила, как она будет включена в стратегию, цели и управление различных служб безопасности, в их сотрудничестве друг с другом и зарубежными коллегами. КМВ также сочетает в себе тайные компоненты и когнитивную войну с международными усилиями в области безопасности, экономики и политики, – и все это с целью защиты интересов безопасности Израиля, не доводя дело до войны.

За последние несколько лет северные границы Израиля стали центром приложения усилий ЦАХАЛа по сдерживанию и срыву планов иранского Корпуса стражей исламской революции (КСИР), целью которых является превращение сирийских и ливанских границ в плацдарм для проведения операций против Израиля. Израильские военные стремятся помешать закреплению Ирана и подконтрольных ему иностранных сил в Сирии, развертыванию передового вооружения и превращению Голанских высот в еще один фронт для удара по Израилю. В Ливане силы ЦАХАЛа добились успеха после начала операции «Северный щит» в декабре прошлого года. План «Хизбаллы» и «Аль-Кудс» по нападению на Галилею через подземные тоннели был сорван, как и возможности развития программы высокоточных ракет, которые представляют серьезную стратегическую угрозу для Израиля. Недавно сообщалось, напоминает Г.Айзенкот, что удары беспилотников по ракетным активам «Хизбаллы» в Бейруте могут быть еще одной расчетливой и точной израильской мерой по срыву стратегических усилий своих врагов. По его мнению, в регионе наблюдается значительный вклад ЦАХАЛа в кампанию против «Исламского государства» и «Аль-Каиды» (запрещены в России).

Несмотря на то, что задачи КМВ носят сдерживающий характер, что следует из названия кампании («между войнами»), военно-политическое руководство Израиля прекрасно понимает, что такая модель действий сопряжена с рисками и трениями, которые могут привести к более серьезному военному противостоянию или даже полномасштабной войне. Соответственно, при планировании различных операций в рамках КМВ Израиль внедрил строгий процесс управления рисками, чтобы учесть потенциальную скорость эскалации напряженности и минимизировать вероятность начала войны. В то же время командование ЦАХАЛа продолжило повышать готовность к такому конфликту на всех фронтах, отчасти для того, чтобы показать врагу, что в случае необходимости Израиль готов и намерен задействовать все свои силы.

Концепция КМВ разрабатывалась годами, чтобы продемонстрировать военное превосходство Израиля на Ближнем Востоке. Эта доктрина значительно повысила уровень израильских сил и средств сдерживания против региональных врагов, понизила уровень угроз еврейскому государству и его гражданам, а также увеличила возможности израильской армии. Это привело к широкой и последовательной инициативе в отношении наиболее дестабилизирующих субъектов, действующих в регионе, – иранских «Сил аль-Кудс», «Хизбаллы» и ИГ.

В дальнейшем, полагает Г.Айзенкот, эта модель может и должна быть воспроизведена международными силами, поскольку они противостоят агентам Ирана на всем Ближнем Востоке, а в идеале – послужить основой для стратегического регионального альянса против широкого спектра враждебных действий Тегерана. КМВ является проверенной оперативной концепцией противодействия Ирану с небольшим риском эскалации конфликта, что делает ее идеальной для использования в кампании Вашингтона по мобилизации поддержки для оказания давления на «мошеннический режим», т.е. Иран.

Что касается самого Израиля, то КМВ, по словам Г.Айзенкота, обеспечила надежный период безопасности и процветания, особенно после последней крупной военной операции в секторе Газа в 2014 году. Эти достижения отражены в экономических показателях, в росте туристического сектора и продолжающемся развитии южных и северных районов Израиля. Кампания получила международную поддержку, свободу действий (чему способствовало взаимопонимание с США и Россией) и способствовала развитию регионального сотрудничества. Явно подчеркивая свои заслуги, Г.Айзенкот пишет о том, что нынешнее командование ЦАХАЛа может констатировать беспрецедентно высокий уровень готовности израильской армии к войне, в том числе благодаря увеличению вооружений и резервов. Израиль намерен и в будущем продолжать КМВ, корректируя действия в соответствии с событиями в регионе.

Наконец, считает Г.Айзенкот, пришло время формализовать эту концепцию и другие ключевые элементы безопасности. Все они должны быть включены во всеобъемлющую официальную израильскую стратегию национальной безопасности. Как и прежде, Израиль должен продолжать действовать в соответствии со старой поговоркой – «Si vis pacem, para bellum» – «Хочешь мира, готовься к войне»[iii].

[i]                      Ex-IDF chief: We’ve jeopardized national security by admitting to Syria strikes // The Times of Israel. 26.09.2019 — https://www.timesofisrael.com/ex-idf-chief-admission-of-syria-strikes-jeopardizes-national-security/

[ii]                     Начгенштаба ЦАХАЛа рассказал о необъявленной войне против Ирана // Вести. Израиль. 12.01.2019 — https://www.vesty.co.il/articles/0,7340,L-5445368,00.html

[iii]                   The Campaign Between Wars: How Israel Rethought Its Strategy to Counter Iran’s Malign Regional Influence// WINEP. 04.09.2019 — https://www.washingtoninstitute.org/policy-analysis/view/the-campaign-between-wars-how-israel-rethought-its-strategy-to-counter-iran

 

52.72MB | MySQL:104 | 0,361sec