Израильские эксперты об израильской «дипломатии в военной форме». Часть 2

По мнению д-ра Эрана Лермана, полковника (в отставке), вице-президента Иерусалимского института стратегии и безопасности, сила Израиля и одна из причин повышения его статуса на международной арене заключается в накопленном опыте борьбы с терроризмом. Помимо упомянутых в первой части статьи вытекающих из этого последствий, важным становится тот факт, что Израиль может внести реальный вклад в продолжающуюся в мире антитеррористическую кампанию. По мнению Э.Лермана, не вдаваясь в подробности того, что на языке разведки звучит как «источники и методы», трудно поспорить с тем, что Израилю удалось достичь того, что многие считали невозможным. По словам израильского эксперта, Армия обороны Израиля (ЦАХАЛ) и разведывательное сообщество сумели победить не только арабские армии на поле боя, но и справиться с террористами-смертниками, а также значительно сократить количество нападений «одиноких волков», в том числе благодаря использованию возможностей в социальных сетях. Все эти инструменты важны и для других стран современного мира, которые заинтересованы в том, чтобы извлечь уроки из израильского опыта, приобретенного кровью [i].

Когда заходит речь о «войне с террором», в более широком определении этого понятия, переход к разнообразному и продуктивному военному сотрудничеству происходит быстро и естественным образом. Политические барьеры устраняются или разрушаются, а высокопоставленные официальные лица вступают в контакт друг с другом и начинают совместную деятельность. Многие признают Израиль одним из ведущих в мире по ведению кибервойн, и считают его основной силой, способной добиться в будущем мировой (в том числе, экономической)  безопасности. Для поклонников жанра, пишет Э.Лерман, это хорошо проиллюстрировано в триллере «Президент пропал», написанном бывшим президентом США Биллом Клинтоном совместно с Джеймсом Паттерсоном, в котором, помимо прочего, подчеркивается способность Израиля помочь спасти мир от разрушительного кибер-терроризма. Есть и другие важные проблемы, в решении которых у Израиля есть заметное преимущество. В данном случае, помимо прочего, речь идет о противоракетной обороне, точном вооружении и арсенале БПЛА.

В результате статус израильского военно-промышленного комплекса растет. Ни одна страна в мире не сравнилась с Израилем с точки зрения экспорта вооружений на душу населения. С одной стороны, отмечает Э.Лерман, это может быть и не повод для гордости, а печальный факт для мира, в котором мы все живем, но это имеет решающее значение для способности Израиля поддерживать широкую, устойчивую, экономически обоснованную промышленную базу, которая дает ЦАХАЛу преимущества в моменты испытаний. Необходимость обеспечения безопасности является важным аргументом в объяснении установления и поддержания израильскими военными официальных и тайных контактов с иностранными армиями.

Как все это связано с ростом напряженности в отношениях с Ираном? По мнению израильского эксперта, здесь связь между обозначенными тенденциями действительно косвенная и неявная, но ее важность не следует недооценивать. Есть основания полагать, что одной из причин ослабления барьеров для открытого военного сотрудничества ряда государств с Израилем является изменение отношения основных нефтяных стран арабского мира к еврейскому  государству. Можно сказать, что значение палестинской проблемы со временем уменьшилось. Это связано с тем, что в качестве экзистенциальной угрозы стала рассматриваться иранская исламская (шиитская) революция. Израиль, который всячески демонстрирует решимость и способность действовать против Ирана не только в заявлениях, но и на практике, набирает политические очки.

Непосредственное воздействие изменения во взгляде на Израиль основных арабских государств едва ли проявляется в военной сфере, например, в совместных военных учениях, упомянутых в первой части статьи (хотя ОАЭ не уклонились от маневров в Греции, в которых приняли участие израильские военные). Тем не менее, это изменение косвенно является стимулирующим фактором для многих стран Запада, а также Восточной Азии, Латинской Америки и Африки. На протяжении более двух поколений опасение реакции крупных экспортеров энергоресурсов – Саудовской Аравии и Объединенных Арабских Эмиратов – на явные военные контакты с Израилем являлось мощным сдерживающим фактором. Случай с Сингапуром хорошо это иллюстрирует. Весьма тесные, но тайные отношения скрывались от общественности. Это продолжалось до середины прошлого десятилетия, когда нынешний премьер-министр Сингапура Ли Сянь Лун, старший сын отца-основателя Ли Куан Ю, рассказал во время визита в Иерусалим о связи своего отца с Израилем и вкладе израильтян в создание вооруженных сил этого крошечного государства. Хотя обе страны еще не дошли до проведения совместных военных учений, но на регулярной основе проводится обучение на старших офицерских курсах, не говоря уже о закупках.

Э.Лерман отмечает еще один «стимулирующий» фактор, приведший к изменению статуса Израиля в мире, который также является косвенным, но не менее важным. Он предполагает, что, если бы силы ЦАХАЛа постоянно оказывали сильное военное давление на палестинцев, будь то в секторе Газа в отношении ХАМАСа или Западного берега р. Иордан, в мире не было бы стран, особенно в Западной Европе («назначившей себя главным правозащитником во всем мире)», которые чувствовали бы себя комфортно в совместных действиях с военными в израильской униформе. В последние годы, когда позабылись кадры периода «Нерушимой скалы», последней военной операции ЦАХАЛ в секторе Газа в 2014 году, это ограничение для расширения и углубления отношений с Израилем также практически было снято.

Конечно, имидж и дипломатические соображения могут быть не единственной убедительной причиной для отказа от принятия более агрессивной политики, к которой призывают многие в израильском обществе (что отражается в социальных сетях). В то же время существует целый ряд соображений о том, что израильские силы безопасности предпочитают заниматься управлением конфликтов, а не военным решением на чьей-либо стороне или достижением дипломатического урегулирования, предполагающим далеко идущие и даже опасные уступки, которые также могут вылиться в широкомасштабную и кровавую волну насилия. Сохранение статуса Израиля в качестве легитимного военно-стратегического партнера западных стран, «думающих как мы» (термин из современного профессионального дипломатического языка), безусловно, не является единственным или наиболее важным соображением из всех существующих; но вполне заслуживающим того, чтобы его учитывать.

Таким образом, по мнению Э.Лермана, Израилю необходимо сохранить достигнутые результаты. Все это важно, так как в данном случае речь идет не только о «профессиональной выгоде ЦАХАЛа от проведения этих учений с оперативным восприятием опыта представителей высококлассных армий из других стран, а также от прохождения различных видов практики, как например маневры ВВС на больших расстояниях или операции спецподразделений в лесистой и высокогорной местности. Важность заключается в существенном списке стратегических соображений. В некоторых областях, особенно в восточном Средиземноморье, военное сотрудничество играет структурную и определяющую роль в установлении более тесного партнерства (в данном случае с Грецией и Кипром). В других областях, военные учения приводят к тому, что появляется «аппетит» к сделкам с оружием, что служит интересам Израиля. Образ ЦАХАЛа как армии, с которой западные державы стремятся сотрудничать и извлекать уроки из ее возможностей, сам по себе является сдерживающим фактором.

Следует помнить, что поворот последних лет произошел как раз в то время, когда стратегия палестинской стороны c 2014 года, отраженная в действиях Саиба Эреката, заключалась в  том, чтобы изолировать Израиль, осудить его и вырвать из сообщества культурных народов, ввергнуть его в «политическое цунами», которое заставило бы израильское руководство пойти на соглашения, сформулированные в духе палестинских требований (полный уход с палестинских территорий, право на возвращение палестинских беженцев в свои дома в пределах нынешнего Израиля и раздел Иерусалима). Пять лет спустя Израиль находится в совершенно другом положении. Его военное сотрудничество с рядом иностранных государств является лишь одним из проявлений. Политика администрации Дональда Трампа и укрепление двусторонних отношений между государствами Персидского залива и Израилем, не менее важны. Все это считается первоклассным стратегическим достижением, которое следует сохранить и приумножить.

[i] דיפלומטיה במדים // JISS. 26.09.2019 — https://jiss.org.il/he/lerman-diplomacy-in-uniform/

 

52.59MB | MySQL:104 | 0,226sec