К обострению социально-экономического кризиса в Ливане и его политическим последствиям. Часть 2

2 сентября президент Ливана Мишель Аун провел экстренное заседание кабинета министров, на котором была объявлено «экономическое чрезвычайное положение». Однако, похоже, эти меры, а вернее полумеры не смогли помочь в предотвращении кризиса. Его важным индикатором стало первое за последние 25 лет изменение курса ливанской лиры (иногда местную валюту еще называют фунтом) по отношению к доллару. Напомним, что к моменту начала гражданской войны в Ливане в 1975 году курс доллара по отношению к лире был зафиксирован на уровне 1:2,25. В результате гражданской войны 1975-1990 годов началась обвальная инфляция и за доллар уже давали  1500 лир. Однако с 1993 года обменный курс практически не менялся. Многие наблюдатели  искренне не понимали, почему все многочисленные кризисы, которые пережил Ливан (убийство Рафика Харири в 2005 году, война с Израилем 2006 года, военно-политический кризис в соседней Сирии, который разворачивается с 2011 года) не смогли обрушить курс ливанской валюты. Между тем, большую роль в стабилизации лиры сыграли тесные отношения коммерческих банков с правительством и личные усилия президента BDL Рияда Саламе.

Рияд Саламе, принадлежит к маронитской общине, Получил экономическое образование в престижном Американском университете в Бейруте. В 1973-1985 годах работал в американском банке Merril Lynch (бейрутское и парижское отделения). В 1985-1993 годах работал финансовым советником и вице-президентом банка Merril Lynch во Франции. С 1993 года является президентом ливанского Центробанка Banque du Liban (BDL). Назначался на этот пост президентом республики в 1993, 1999, 2005 и 2011 годах.  Возглавляет следующие организации и учреждения: Центральное правление BDL, Высшую банковскую комиссию Ливана, Специальную комиссию по финансовому контролю и расследованиям, Управление по финансовым рынкам. Является членом правления Международного Валютного Фонда (МВФ) и Арабского Валютного Фонда. В 2012 году вел конференцию МВФ в Токио.

Большим шоком стал для ливанцев скачок в обменном курсе, обозначившийся 26 сентября. Утром этого дня банкоматы ливанских банков отказались менять ливанские лиры на доллары. Это вызвало ажиотажный спрос в обменных пунктах на твердую валюту, в результате чего обменный курс подскочил с 1507 до 1700 лир.  При этом официальный обменный курс оставался прежним, в связи с чем Рияд Саламе продолжал делать успокаивающие заявления. Это поставило президента Центробанка в неудобную позицию. В ливанских СМИ появились острые критические статьи в адрес главного банкира страны: либо он некомпетентен и не знает о том, что происходит на самом деле, либо наживается на колебаниях курсов национальной валюты. Автор статьи в газете «Аль-Ахбар» писал по этому поводу: «Наше правительство и руководители BDL склонны обвинять в развернувшемся кризисе всю планету, только не самих себя. Между тем, главными причинами падения стали отсутствие предвидения  и планирования, тесные кумовские связи банкиров с правительством и ничем не сдерживаемая коррупция, а также отсутствие в экономике страны эффективного реального сектора».

Необходимо отметить, что слухи о возможном падении национальной валюты циркулировали в Бейруте уже давно. В декабре 2018 года депозиты в национальной валюте на сумму в 855 млрд лир (570 млндолларов) были переведены в долларовые счета. И хотя курс затем лиры затем вновь поднялся и стабилизировался на уровне 1570 лир за доллар, экономический кризис в Ливане стал очевиден. Дополнительно на него повлияло то, что Высшая банковская комиссия Ливана под руководством Саламе снизила рейтинги трех крупнейших коммерческих банков страны: Bank of Beirut, Biblos Bank и банка Audi. Поводом для этого стало то, что их активы стали превышать активы BDL. В условиях внутреннего финансового кризиса и нарастающего американского давления работа банковского сектора Ливана оказалась в значительной степени парализована. Финансисты страны притормозили выдачу кредитов и инвестиционную деятельность, отмечая, что «лучше сидеть без прибылей полгода или год, чем потерять все».

Еще одним аспектом неблагополучия в финансовой сфере стал топливный кризис.   26 сентября Синдикат владельцев заправочных станций объявил суточную забастовку в связи с тем, что BDL отказался продавать его членам доллары в необходимом количестве. Дело в том, что Ливан импортирует 100% нефтепродуктов из-за рубежа. Компании-импортеры естественно расплачиваются за нефтепродукты долларами и за доллары же они поставляют этот товар владельцам АЗС. Те продают бензин и дизельное топливо автовладельцам за ливанские лиры. В условиях ажиотажного спроса на твердую валюту Центробанк внес его ограничения на покупку долларов, что вызвало возмущение среди владельцев заправочных станций. Нехватка ликвидности привела и к другим негативным для социальной ситуации результатам. Например, в условиях падения валютного курса руководство нескольких университетов обязало студентов вносить плату за обучение в долларах. Это касается, в частности, наиболее престижного Американского университета в Бейруте (American University of Beirut, AUB).

Экономист Эли Яшауи считает, что на нехватку долларовой наличности на ливанском рынке влияют несколько факторов: снижение валютных резервов BDL, уменьшение долларовой ликвидности коммерческих банков, снижение переводов от ливанской диаспоры, резкое снижение инвестиций (особенно из стран Персидского залива). Вдобавок к этому импорт страны значительно превышает экспорт. Экономист добавил: «Это реальность, к которой мы должны адаптироваться и принять вещи такими, каковы они есть. BDL неспособен до бесконечности обеспечивать стабильность курса национальной валюты. Ни один центробанк в мире не может делать это вечно. У нас в Ливане рыночная экономика, зависящая от спроса и предложения. Но расплачиваться за это будут, конечно, наши граждане».

В связи со сложившейся ситуацией в Бейруте было проведено срочное совещание с участием президента Мишеля Ауна, премьер-министра Саада Харири и министра финансов Али Хасана Халиля. Однако пока политическая элита Ливана может мало что предложить по решению сложившейся ситуации. Разве что ужесточение строгой экономии, уже заложенное в бюджете, и приватизация последних оставшихся государственных активов. Речь идет, прежде всего, о компании Electricite du Liban, обеспечивающей снабжение страны электроэнергией. В настоящее время вопрос со снабжением жителей Ливана электричества стоит из рук вон плохо. В Бейруте часто бывают перебои с электроэнергией на 2-3 часа, в провинции – на 5-6 часов в сутки. Ливан продолжает зависеть от электроэнергии, вырабатываемой на электростанциях, размещенных на кораблях около побережья. Зачастую они работают на топливе крайне низкого качества, что ведет к загрязнению морского побережья Ливана, когда-то считавшегося жемчужиной Средиземноморья. Вред экологии наносят и дизель-генераторы, используемые во время перебоев с поставкой электроэнергии. В настоящее время парламент страны рассматривает вопрос о приватизации Electricite du Liban. На этом особенно настаивают депутаты от «Ливанских сил». В связи с этим ряд ливанских СМИ обвиняют партию Самира Джаджаа в том, что она хочет «купить страну» для симпатизирующих ей олигархов, в частности банкира Анри Фараона. Аналогичные обвинения выдвигаются и в адрес премьер-министра Саада Харири.

Что касается С.Харири, то вокруг него в Ливане разгорелся очередной скандал политического и сексуального характера. В газете New York Times 1 октября появилась статья о том, что в 2013 году ливанский премьер (на тот момент он, правда находился в отставке) провел неделю на Сейшельских островах с любимой девушкой, 20-летней южноафриканской моделью Кэндис ван дер Эрве, за что подарил ей 16 млн долларов. Эти факты были документированы копиями банковских переводов и признанием самой Кэндис. Доходы никому не известной модели на тот момент не превышали 15 тысяч долларов в год. Внезапно разбогатевшая красавица на эти деньги купила дорогую недвижимость в Кейптауне и несколько престижных машин, в том числе Audi R8 Spider и Land Rover Evoque. В другое время над историей о незадачливом герое-любовнике можно было бы посмеяться, но в Ливане эти новости взвали шквал возмущения. Особенно среди служащих компании С.Харири Saudi Oger, годами не получавших зарплаты, и уволенных им без выходного пособия сотрудников своей уже развалившейся медиа-империи. Напомним, что в связи с финансовым кризисом Харири еще год назад закрыл компанию «Мустакбаль-ТВ» и газету «Аль-Мустакбаль», а также распустил офисы своей партии во всех ливанских городах кроме Бейрута. Главный редактор газеты «Аль-Ахбар» Ибрагим аль-Амин полагает, что этот информационный вброс мог быть инспирирован Эр-Риядом. По убеждению журналиста, подходы КСА и США к Ливану в настоящее время расходятся. И американцы, и саудиты недовольны нынешним ливанским руководством, в котором сильны позиции «Хизбаллы» Они считают президента Мишеля Ауна и его зятя Джебрана Басиля слишком зависимыми от этого шиитского движения. Однако американцы предпочитают оказывать на Ливан экономическое давление, сохраняя при этом у власти кабинет С.Харири, а правящая элита КСА стремится сбросить правительство и заменить не оправдавшего доверие Харири в суннитской общине новым заимом. Возможно, на эту роль будет выдвинут его двоюродный брат Надер Харири или бывший министр юстиции, политик-популист Ашраф Рифи. В краткосрочной же перспективе, по мнению журналистов этого издания, Эр-Рияду выгодна отставка правительства и политический хаос в Ливане.

52.74MB | MySQL:104 | 0,394sec