Проблемы трудовой иммиграции в монархиях Персидского залива

В шести прибрежных странах Персидского залива — Бахрейне, Катаре, Кувейте, Саудовской Аравии, ОАЭ, Омане — сегодня проживают, по данным ООН, более 12,8 млн иностранцев. Их численность в целом составляет 34-40% всего населения этого субрегиона Ближнего Востока и почти 70% его рабочей силы. Многие страны Запада борются за снижение доли иностранцев в рабочей силе. Однако для монархий Персидского залива высокий процент иммигрантов среди экономически активного населения на сегодняшний день – в рамках повседневного порядка вещей. Между тем нефтедобывающие монархии Ближнего Востока сталкиваются со значительными проблемами, связанными с притоком иностранных рабочих. Правительства этих стран осознают необходимость принятия мер по ограничению зависимости от иностранной рабочей силы и снижению уровня безработицы среди граждан, о чем свидетельствуют проводимые в них программы национализации рабочей силы – поощрения замещения иностранных работников местными жителями (так называемые программы «оманизации, «саудизации», «эмиратизации» и т.д.).

Сегодня, по разным оценкам, иностранцы составляют приблизительно 18-19% населения Омана, 20-33% населения Саудовской Аравии, около 33% населения Бахрейна, более 50% населения Кувейта, 75-80% населения Катара, 85-90% населения ОАЭ (статистика в целом не отражает нелегальную иммиграцию, в результате которой численность мигрантов значительно превышает официальные данные).

Приезжие в странах Персидского залива – это прежде всего трудовые иммигранты. Они составляют более 35% рабочей силы в Саудовской Аравии (по другим данным, до 60%, а в частном секторе численность трудовых иммигрантов составляет более 90% занятых), 44% рабочей силы в Бахрейне (неофициально 50-60%), 80% рабочей силы в Кувейте, около 90% в Катаре, более 90% в ОАЭ. Ниже всего этот показатель в Омане – 24% (ввиду достаточно успешных программ «оманизации»).

Казалось бы, при сверхдоходах от нефтяного экспорта массовая трудовая иммиграция не относится к тем проблемам, о которых стоит особенно беспокоиться. К тому же история показала, что дешевая иностранная рабочая сила может быть выгодна не только с экономической, но и с политической точки зрения. В качестве примера влияния денежных переводов мигрантов на внешнюю политику можно привести отказ Индии поддержать американскую операцию в Ираке в 2003 г. По заявлению представителя Индии в ООН, решение Дели было частично обусловлено проживанием в странах Персидского залива миллионов индийских иммигрантов.

Спрос на иностранную рабочую силу в странах — членах ССАГПЗ обусловлен такими факторами, как нехватка квалифицированных специалистов, ограничения на занятость женщин, лишающие страны значительной части трудового потенциала (в странах ССАГПЗ среди граждан, участвующих в экономической деятельности, женщины составляют 2-10%). Приток иммигрантов стимулируется развитием инфраструктуры монархий Персидского залива, ростом спроса на товары длительного пользования, сервисное обслуживание, услуги образования и здравоохранения. Иностранные рабочие заняты преимущественно в частном секторе; граждане в основном работают в государственном секторе экономики (в сфере финансов, нефтедобычи, телекоммуникационных технологий), где можно рассчитывать на высокий доход, социальный статус, льготы. Работа в частном секторе представляется менее престижной. Таким образом, в этом секторе для иностранных рабочих выделяется специальная ниша.

Рост спроса на рабочую силу из немусульманских стран Азии сегодня вызван и соображениями безопасности. Из-за опасений, связанных с распространением экстремизма и терроризма, предприниматели в странах Персидского залива заинтересованы в иммиграции рабочих из немусульманских стран, которым к тому же платят более низкую зарплату.

Азиаты составляют более половины (приблизительно 65%) иммигрантов в странах ССАГПЗ, остальные в основном арабы. Среди иммигрантов из азиатских стран преобладают граждане Индии (4,5-5,0 млн трудовых иммигрантов в странах ССАГПЗ, включая 1,8 млн в Объединенных Арабских Эмиратах). Это наибольшая по численности группа иммигрантов в странах Персидского залива, на втором месте — пакистанцы (около 2 млн), далее египтяне (около 1,5 млн), граждане Филиппин (1,1 млн), Йемена (более 1 млн), Бангладеш (1,0-1,8 млн, включая около 700 тыс. в ОАЭ), Шри-Ланки (приблизительно 600 тыс.), Индонезии и др. В Саудовской Аравии доля арабов в иностранном населении составляет около 38%, в Кувейте – 34% (по другим данным, 46%). В этих странах среди арабского населения иммигрантов преобладают египтяне. В Катаре этот показатель составляет от 20 до 25% (преобладают иорданцы, палестинцы, египтяне), в ОАЭ – 10-11% (в основном египтяне, иорданцы, палестинцы), менее 10% иммигрантов арабы насчитывают в Омане и Бахрейне. В султанате Оман иммигранты-неарабы составляют 96% иностранной рабочей силы частного и государственного секторов (доля граждан Индии при этом составляет около 60%).

В странах — членах ССАГПЗ система найма трудовых иммигрантов развита довольно хорошо. Основную роль в ней играют «спонсоры» или «поручители» – граждане стран иммиграции, так называемые кафилы (они необязательно являются работодателями), которые набирают рабочих в странах — донорах иммигрантов с помощью рекрутинговых агентств. Без этого спонсора трудовой иммигрант не может получить ни вида на жительство, ни визы. Со спонсором заключается контракт, по которому он несет материальную и юридическую ответственность за иммигранта, оплачивает расходы на перелет, визу, разрешение на работу и пр.

Нарушение прав иностранных рабочих – одна из наиболее распространенных проблем трудовой иммиграции аравийских монархий. Работник полностью зависит от кафила. У иммигранта часто забирают паспорт, а вместе с ним ежемесячно от трети до половины заработка. В случае конфликта спонсор аннулирует трудовой контракт, и работник становится нелегалом, подлежащим депортации. Мигрантам приходится возвращать деньги за путешествие, визу и услуги кадровых агентств, что обычно приводит к годам тяжелой работы в чужой стране для оплаты долга. Распространены уклонение спонсоров от уплаты налогов, оплаты обратного билета иммигранта, конфискация трудового контракта и замена его другим с более выгодными для работодателя условиями, эксплуатация рабочих (особенно сельскохозяйственных и работников в сфере домашнего хозяйства) и многие другие нарушения прав иммигрантов. Кафилы, будучи заинтересованными в работниках, уже получивших определенный опыт работы в стране, нередко препятствуют возвратной иммиграции, отказываясь, например, оплачивать поездку на родину, что способствует росту численности иммигрантов в стране.

Кроме того, несмотря на высокий уровень контроля за трудовой иммиграцией, в страны Персидского залива проникает большое число нелегалов. Саудовская Аравия ежегодно высылает от 350 тыс. до 400 тыс. незаконных иммигрантов.

По мнению экономистов, присутствие значительного числа трудовых иммигрантов служит причиной многих экономических и демографических проблем. Специалисты из Арабской организации труда считают, что «иностранные диаспоры становятся все более тяжелым финансовым бременем» и «являются главным источником инфляции и бюджетного дефицита, поскольку растут не только расходы на их обслуживание, включая здравоохранение и обучение, но и суммы их финансовых переводов на родину».

Предприниматели в аравийских монархиях больше заинтересованы в поиске и найме дешевой рабочей силы, поскольку в краткосрочном периоде экономия на факторах производства приносит значительные выгоды. В результате производительность труда в частном секторе за последние 10 лет упала приблизительно на 20-35%. Компании мало вкладывают в рост производительности и улучшение условий труда и не заинтересованы в трудоустройстве своих соотечественников. Таким образом, молодые подданные аравийских монархий лишаются перспективы найти работу.

По официальным данным, безработица в Саудовской Аравии составляет сегодня 13%. В то же время среди мужчин в возрасте от 20 до 24 лет этот показатель близок к 30%. По неофициальным оценкам, в целом безработица в Саудовской Аравии, Бахрейне и Омане (которые, по данным ЦРУ, являются странами с наивысшим показателем безработицы среди членов ССАГПЗ) превышает 15%, а среди людей от 16 до 24 лет составляет более 35%.

Ежегодно в Саудовской Аравии на рынок труда выходят более 120 тыс. молодых людей, но менее половины из них находят работу. По мнению специалистов, чтобы рынок труда мог абсорбировать граждан, окончивших среднюю школу или институт в той или иной стране ССАГПЗ, в частном секторе ежегодно должно создаваться 300 тыс. рабочих мест. Пока этот показатель составляет около 55 тыс. рабочих мест в год. Чтобы обеспечить прожиточный минимум, зарплата в частном секторе должна повыситься, по меньшей мере, в два раза.

Проблема трудовой миграции носит не только экономический характер. Среди безработных молодых людей растет недовольство, особенно усиливающееся на фоне роскошной жизни членов королевских семей в странах Персидского залива. Как результат растет недовольство, увеличивается поддержка более радикальных ветвей ислама.

Наплыв азиатов вызывает опасения некоторых аналитиков с точки зрения угрозы потери своеобразия местной культуры и образа жизни граждан. Эксперты из Арабской организации труда оценивают воздействие огромного числа неарабских мигрантов на страны Залива как негативное из-за различий в языке и культурных традициях. Многие местные жители обеспокоены влиянием на детей нянь из стран Юго-Восточной Азии и учителей-иммигрантов, приносящих с собой западные ценности. Трудовая иммиграция в определенной степени провоцирует локальные межкультурные конфликты.

Причинами конфликтов являются и крайне жесткие условия труда иностранцев. В 2005 г. рабочие из Южной и Юго-Восточной Азии, которым задерживали зарплату, неоднократно выступали с акциями протеста в Кувейте, Катаре (наиболее крупная забастовка в 2005 г. продолжалась неделю, в ней участвовали 600 человек – граждан Индии, Пакистана, Шри-Ланки, Египта, Непала и др.) и Бахрейне. По данным Министерства труда ОАЭ, в 2005 г. поступило 5486 жалоб от трудовых иммигрантов, в Дубае прошло 18 забастовок с участием более 10 тыс. рабочих. В марте 2006 г. в Дубае около 7 тыс. строителей – пакистанцев, индийцев, граждан Непала, Бангладеш, Филиппин и Египта – остановили работу и устроили забастовку (самая крупная в истории страны забастовка строителей).

Ситуация не лучше и в отношении иностранных работников домашних хозяйств, особенно женщин, подвергающихся оскорблениям, насилию и эксплуатации. Эмир Кувейта Сабах аль-Ахмед, еще будучи министром иностранных дел, говорил, что с иностранными рабочими часто «обращаются как с рабами».

В июле 2006 г. правительство ОАЭ объявило о продолжении реформ, направленных на сокращение безработицы и зависимости от иностранной рабочей силы. Абу-Даби надеется, что в будущем все секретари и менеджеры по персоналу будут гражданами Эмиратов. В частном секторе уже были введены квоты на число иностранных работников. Однако, по мнению аналитиков, страна все еще сильно зависит от трудовых иммигрантов, особенно из Южной Азии.

В 2003 г. МВД Саудовской Аравии составило 10-летний план сокращения численности иностранной рабочей силы. Согласно этому плану, количество иностранцев, включая работающих иммигрантов и членов их семей, к 2013 г. должно составлять менее 20% численности коренных саудовцев. Список должностей, закрепленных за гражданами Саудовской Аравии, включает управляющих, менеджеров по снабжению, секретарей, продавцов автомобилей, агентов по рекламе. Запрещено набирать кадры из иностранцев в офисы, где работают паломники, совершившие или собирающиеся совершить хадж в Мекку. Иностранцам в возрасте до 40 лет запрещено работать в магазинах ювелирных изделий. Также иммигрантам запрещено работать в лавках. В фирмах с персоналом более 20 человек саудовцы должны составлять как минимум 30%.

Оман также принимает меры по замене иммигрантов гражданами (например, в 2005 г. «оманизация» коснулась водителей автобусов, работников заправочных станций, парикмахеров, многие частные компании обязываются нанимать и обучать оманцев), что, по мнению главы Министерства национальной экономики страны, является важным шагом к экономике с высокой добавочной стоимостью (high value added economy, т.е. к экономике с высокой потребительской ценностью), сокращению разрыва в доходах в частном и государственном секторах. Оман считается страной, наиболее преуспевшей в «оманизации». Занятость граждан в частном секторе с 1995 по 2005 гг. возросла с 7 до 48%. Приоритетным направлением является замена неквалифицированных и низкоквалифицированных иностранных рабочих местными жителями.

Между тем в Катаре, несмотря на высокий процент иностранцев, можно считать, что масштабная трудовая иммиграция не считается проблемой. Пока численность местных работников, обладающих теми или иными необходимыми навыками, не отвечает потребностям рынка труда. По данным правительства страны, чтобы сохранить текущий уровень экономического роста, в течение следующих восьми лет необходимо создать 586 тыс. новых рабочих мест. В Катаре принимаются меры, направленные на улучшение условий труда как граждан, так и иммигрантов. С 2004 г. разрешено устраивать забастовки (за исключением работников газовой и нефтяной отраслей), создавать рабочие комитеты.

В Кувейте также не проводится рестриктивная политика в отношении трудовых иммигрантов. Хотя в 1997 г. вышел указ о ежегодной замене 10% иностранной рабочей силы гражданами страны, он действовал не дольше двух лет, поскольку на замену не удавалось находить достаточное количество квалифицированных кувейтцев (тем не менее удалось повысить занятость граждан в правительственном секторе). После того как в 2005 г. 700 трудовых иммигрантов из Бангладеш, которым пять месяцев не выплачивали зарплату, ворвались в посольство своей страны и устроили в здании погром, правительство начало рассматривать предложения Министерства труда об улучшении жизни иммигрантов (в основном прибывающих из Индии, Шри-Ланки, Бангладеш), введении выходных дней для работников домашних хозяйств, а также минимума заработной платы в частном секторе.

В Королевстве Бахрейн также не проводится ограничительная иммиграционная политика. Для стимулирования найма местных работников был введен порядок, при котором работодатель, нанимающий одного иностранного работника, был обязан нанять двух местных. Однако это вызвало серьезные негативные последствия, включая рост найма работников по поддельным документам и т.п.

Несомненно, в аравийских монархиях существует необходимость основательного реформирования рынка рабочей силы, особенно на фоне высокого уровня безработицы среди молодежи. Приток дешевой рабочей силы – охлаждающий фактор для предприятий в их стремлении инвестировать средства в трудосберегающие технологии и создавать места для работников, увеличивающих добавленную стоимость продукции. Поощрение занятости в негосударственном секторе, в котором сейчас доминируют иностранцы, развитие образования и программ по повышению квалификации – те меры, которые могли бы увеличить конкурентоспособность граждан на рынке труда, подготовить их к менее «тепличным», по сравнению с государственным сектором, условиям труда частного сектора экономики. Это необходимо для устранения основного источника социальной напряженности – безработицы, а также сокращения зависимости отраслей промышленности и инфраструктуры от иностранной рабочей силы. Страны Персидского залива получили бы возможность эффективно использовать заработок работников, который, как правило, уходит за границу в виде денежных переводов, что не способствует развитию экономики страны. Из-за малых перспектив трудоустройства наиболее активные и квалифицированные слои населения монархий Персидского залива выезжают за границу, и в результате бюджетные расходы на их подготовку не компенсируются.

Сегодня необходимо учитывать, что в случае каких-либо экономических проблем, например, сокращения доходов от экспорта энергоресурсов, при наблюдаемых темпах роста населения, социальные программы могут стать непосильным экономическим бременем для многих аравийских монархий.

Необходимость решения проблемы трудовой иммиграции вызвана не только названными выше внутренними факторами (вывоз валюты, безработица, социальная напряженность, низкая производительность труда, замедление модернизации производства, изменение культурного облика коренного населения ввиду растущей иммиграции из немусульманских стран Азии и т.д.), но и внешними факторами. В будущем, когда завершится основной этап развития инфраструктуры стран Персидского залива и в условиях избытка дешевой рабочей силы потребуются ограничения на иммиграцию, неизвестно, как это отразится на международных отношениях с другими странами, в экономике которых денежные переводы экспатриантов играют важную роль (например, с Индией, Индонезией и др.).

Симптоматично решение Комитета ССАГПЗ по импорту иностранной рабочей силы (The Committee for Importing Foreign Workers of the Gulf Cooperation Council (GCC)), принятое в июне с.г. на совещании по поводу введения запрета на импорт трудовых мигрантов с Филиппин. Манила приняла закон о взимании 13-долларового штрафа с иностранных работодателей за день задержки заработной платы филиппинским рабочим. Также был введен новый минимум заработной платы: с 200 долларов он был поднят до 400 долларов в месяц. Это вызвало возмущение рекрутинговых агентств Персидского залива, потребовавших от чиновников ССАГПЗ запретить филиппинцам работать в странах — членах этой организации, пока правительство Филиппин не изменит свою политику. По мнению главы кувейтской делегации на совещании Комитета ССАГПЗ, данный закон является предвыборной акцией филиппинского правительства и окажет негативное влияние на страны, нанимающие филиппинских работников. Тем не менее впоследствии предложение рекрутинговых агентств ввести запрет на трудоустройство филиппинских рабочих было отклонено. Очевидно, что ввиду строительного бума в течение следующих 8-10 лет необходимость найма большого числа рабочих будет служить определяющим фактором политики в отношении трудовых иммигрантов, на которых предъявляют спрос рекрутинговые агентства. Филиппинцы достаточно квалифицированные работники, и их не просто заменить иммигрантами из Шри-Ланки или Индонезии (которые, однако, из-за более низких требований к заработной плате стали пользоваться большим спросом агентств, набирающих работников в домашние хозяйства). Очевидно, что сегодня монархии Персидского залива не могут позволить себе резко сократить импорт иностранной рабочей силы, и, возможно, это позволит некоторым южноазиатским странам навязывать свою политику, связанную с обеспечением благосостояния их граждан за границей.

Показательна также война 1990-1991 гг., когда палестинцы Кувейта были призваны Я. Арафатом к сотрудничеству с иракскими оккупационными властями. Вторжение было поддержано большинством палестинцев (и проживавшими на территории Кувейта в том числе), что говорит о той негативной роли, которую может сыграть присутствие на территории страны большого числа экспатриантов. В ходе кувейтского кризиса более 800 тыс. йеменцев, 350 тыс. палестинцев, тысячи иракских и суданских иммигрантов были изгнаны из Саудовской Аравии и других стран Персидского залива. Тем не менее оказалось, что в некоторых случаях не удается с легкостью найти замену иностранным работникам. Например, в Саудовской Аравии египетские иммигранты не смогли заместить иммигрантов из Йемена, занявших особое место в экономике этой страны (прежде всего в качестве мелких торговцев и мастеров по ремонту).

Монархии Персидского залива осознают важность проблемы трудовой иммиграции. Сегодня некоторые профессии отводятся только для граждан, вводятся специальные квоты на трудовых иммигрантов. Однако частный сектор продолжает оставаться высоко насыщенным иностранцами. Многие предприятия просто не могут обойтись без них. В Саудовской Аравии в сфере домашнего хозяйства прочно заняли свою нишу женщины из Индонезии, Шри-Ланки и с Филиппин. Граждане Саудовской Аравии составляют большинство в основном только в нефтяном и банковском секторах и секторе, связанном с авиацией (70-100%). В Саудовской Аравии большой спрос на медсестер (в 2004 г. больницы нуждались в 100 тыс. медсестер, но всего в секторе было занято 1 тыс. саудовских граждан и 53 тыс. иммигрантов из Азии, Африки и западных стран). Зависимость от иностранной рабочей силы наблюдается в туристическом секторе, в котором занято не более четверти саудовцев. Несмотря на программы «саудизации», не удается снизить зависимость от трудовых иммигрантов в секторе розничной торговли. Промышленное производство тоже зависит от иностранной рабочей силы, хотя есть тенденция роста занятости граждан в этом секторе (в настоящее время 88% занятых в промышленном секторе – иностранцы: работники, занятые на производстве металла, цемента, стекла, продовольствия, одежды, продуктов из пластика и нефтехимических продуктов). Многие компании по предоставлению такси обанкротились в результате «саудизации». Подданные королевства составляют менее 20% занятых в государственном секторе здравоохранения. В частном секторе зависимость от фармацевтов, врачей и медсестер из других стран еще больше. По сведениям Министерства здравоохранения, это в значительной степени связано с тем, что университеты и колледжи страны не могут удовлетворить растущий спрос на специалистов в этой области.

Те же проблемы существуют в ОАЭ. Граждане страны составляют большинство практически только в сфере общественной безопасности. Иммигранты из стран Азии занимают более 87% рабочих мест частного сектора (граждане Индии и Пакистана – около 70%). Практически все работники (около 500 тыс. чел.) строительного сектора – каменщики, сварщики, водопроводчики, электрики – это граждане Индии, Бангладеш, Пакистана и других азиатских стран. Иностранцы – подавляющее большинство работников сферы домашнего хозяйства (приблизительно 600 тыс. чел., в основном женщины, граждане Индонезии, Шри-Ланки, Бангладеш, Индии, Филиппин, Пакистана). Спрос на работников сферы услуг продолжает расти. Интересен тот факт, что в результате прошедшей этим летом амнистии 300 тыс. нелегальных иммигрантов были вынуждены покинуть ОАЭ, и это сразу отразилось на строительном секторе, ощутившем острую нехватку рабочих. По мнению аналитиков, строительные компании повысят ставку заработной платы, чтобы привлечь в страну больше трудовых иммигрантов из стран Южной Азии.

В остальных странах Персидского залива ситуация примерно такая же: высокий спрос на рабочих строительного сектора и сектора услуг приводит к преобладанию иммигрантов на соответствующих должностях.

Можно сделать вывод, что в условиях глобализации и ускоренной интеграции стран ССАГПЗ в мировую экономику импорт рабочей силы в ближайшее время будет определяться экономическими факторами. Резкого сокращения спроса на иностранную рабочую силу ожидать не следует, даже в условиях проведения программ национализации экономически активного населения. В отдаленной перспективе (возможно, после завершения строительного бума) с целью снижения зависимости от иностранной рабочей силы и сокращения безработицы среди граждан правительства стран Персидского залива прибегнут к более выборочной иммиграционной политике. Не исключено заимствование американского и европейского опыта (введение специальных программ, поощряющих въезд в страну только тех категорий работников, потребность в которых особенно испытывает экономика, вроде программы «Green card» в Германии). В первую очередь, подобные нововведения будут в интересах Саудовской Аравии, Омана, Бахрейна и ОАЭ, где среди молодых людей безработица особенно высока. Меры по решению проблемы трудовой иммиграции могут включать увеличение стоимости иностранной рабочей силы (путем введения специального налога), создание новых программ повышения квалификации и навыков граждан, предоставление льгот предпринимателям, нанимающим местных жителей, программы популяризации вакансий, на которые низок спрос граждан, и т.д. Однако пока без дешевой рабочей силы экономика монархий Персидского залива не может обойтись, хотя бы по той причине, что среди граждан немногие готовы пойти работать на стройку за 5-7 долларов в день. Никто и не спешит поднимать зарплату для «привередливых» граждан, когда на рынке труда много наивных и чаще всего неграмотных людей – индийцев, пакистанцев, филиппинцев и т. д., мечтающих хоть как-нибудь улучшить свою жизнь и жизнь своей семьи.

В настоящее время масштабная трудовая иммиграция в монархии Персидского залива не препятствует экономическому успеху этих стран и даже способствует ему, поскольку выгоды превышают потери. Таким образом, в обозримой перспективе сокращения трудовой иммиграции не предвидится, а ввиду экономической целесообразности (низкий уровень заработной платы и т. п.) и опасений, вызванных террористической угрозой, следует также ожидать рост численности работников из стран Южной и Юго-Восточной Азии.

Численность граждан и иммигрантов в странах ССАГПЗ, по данным ООН, CIA World Factbook, 2006-2007 и других источников

Страна Численность иммигрантов Численность граждан
общая из них рабочая сила общая из них рабочая сила
Бахрейн 235108 154880 473465 197120
Кувейт 1291354 908800 1214205 227200
Оман 577293 415135 2627604 1314594
Катар 544000 452120 200000 55880
Саудовская Аравия 5576076 2493750 22024962 4631250
ОАЭ 3552800 2760240 888200 207760


41.26MB | MySQL:92 | 1,135sec