Израильские эксперты определяют основные направления стратегии национальной безопасности Израиля. Часть 4

Вашингтонский институт ближневосточной политики (The Washington Institute for Near East Policy, WINEP) опубликовал доклад под названием «Рекомендации по стратегии национальной безопасности Израиля» (Guidelines for Israel’s National Security Strategy). Авторы доклада: генерал-лейтенант (в отставке) Гади Айзенкот, бывший начальник Генерального штаба Армии обороны Израиля (ЦАХАЛ) с 2014 по 2019 год, в настоящее время является военным научным сотрудником WINEP; и полковник (запаса) Габи Сибони – старший научный сотрудник Института исследования национальной безопасности (Institute for National Security Studies, INSS) Тель-Авивского университета, руководитель программ военного и стратегического анализа и проблем кибербезопасности, основатель и редактор журнала Cyber, Intelligence, and Security. В работе над документом, помимо других сотрудников WINEP, приняли участие: директор INSS генерал-майор (в отставке) Амос Ядлин; д-р Анат Курц, директор по исследованиям, старший научный сотрудник и редактор INSS Insight; полковник (запаса) Юваль Базак[i].

Учитывая, что целью и сущностью военной мощи является защита родины, все важные гражданские службы и сооружения в стране должны рассматриваться как часть национальной системы обороны для нужд армии. Эти гражданские службы не только зависят от обороны, обеспечиваемой военной мощью, задействованной в военных действиях, но и сами ее поддерживают.

Авторы доклада отмечают, что в общенациональных интересах, чтобы вся деятельность, гражданская и военная (оборонительная и наступательная) находилась под единым управлением (правительства/узкого кабинета безопасности), охватывающим все арены, включая тыл, где сосредоточены активы и потенциал национальной мощи, а также фронты, с которых угрожают государству Израиль.

Основные угрозы со стороны врагов Израиля исходят с двух направлений – севера и юга – связанных сетью коридоров. Продольные оси, соединяющие различные части страны, пересекают районы, подверженные как прямому, так и опосредованному обстрелу со стороны существующих и потенциальных враждебных образований, в то время как ряд областей могут быть отделены, что может привести, пусть и временно, к расколу страны на две части. Это создает потребность в наличии у каждой части страны независимых операционных возможностей.

Узкая конфигурация Израиля и его расположение во враждебном окружении позволяют ему действовать в рамках единой воздушной зоны в стратегическом тылу, охватывая весь спектр угроз как вблизи, так и на дальних подступах, как на суше, так и на море. Наземная часть тыла также служит коридором для воздушного сообщения между различными областями страны и базой материально-технической поддержки израильских ВВС, действующих в этих различных областях. Большая часть населения Израиля и жизненно важные объекты сосредоточены на узкой полосе прибрежной равнины. Эта наиболее важная часть территории страны находится под постоянной угрозой ракетных обстрелов, способных серьезно нарушить повседневную жизнь, нанести ущерб жизненно важным объектам и активам этого района и воспрепятствовать мобилизации резервных подразделений и передвижению войск из различных частей страны.

Учитывая особые обстоятельства Израиля, его региональное окружение и спектр угроз, с которыми он сталкивается, геостратегический компонент продолжает играть решающую роль в национальной безопасности и, вероятно, в обозримом будущем это не изменится.

Как и любое другое государство, Израиль поддерживает отношения со многими соседними и дальними субъектами, и этот факт проявляется в трех сферах: внутренней, региональной и международной. В свою очередь, эти три сферы сами по себе сложным образом взаимосвязаны и подвержены влиянию текущих событий и вновь возникающих тенденций. События в каждой области, а также их влияние друг на друга являются основой для понимания нынешних и будущих вызовов Израилю. Некоторые проблемы возникают как угрозы, в то время как другие представляют собой возможности.

Условия в геостратегической среде и реакция на них государства влияет на национальную безопасность. Следовательно, необходимо выявить проблемы, сформулировать стратегию их решения и работать над реализацией этой стратегии, чтобы содействовать достижению целей национальной безопасности путем сокращения, нейтрализации и предотвращения угроз, а также использования возможностей.

Что касается международной арены, то израильские эксперты в докладе отмечают события, которые в последние годы придали динамику мировому порядку. Речь идет о возобновлении напряженности в отношениях между Соединенными Штатами, Россией и Китаем после непродолжительного затишья после холодной войны; возвращении России на Ближний Восток в качестве активного игрока; усилении Китая и его более активном участии в процессах на Ближнем Востоке; и, помимо других изменяющихся факторов, не прекращающемся распространении ядерного оружия. Эти тенденции, несомненно, увеличивают потенциал угроз Израилю на международной арене, но в то же время создают новые возможности.

Международное сообщество проявляет большой интерес к стратегической обстановке вокруг Израиля, в основном, исходя из следующих соображений: энергетическая безопасность, безопасность торговых путей, распространение нестабильности (миграция, терроризм и пр.), общность ценностей у Запада и Израиля, святые для трех основных религий места.

В то же время, международная арена стала благодатной почвой для действий враждебных Израилю акторов. Они занимаются разжиганием антиизраильских настроений, отрицают легитимность его существования как национального государства еврейского народа и добиваются его разрушения. Эти процессы подпитываются определенными процессами на международной арене. Имеются в виду следующие тенденции:

— демилитаризация и делегитимация применения силы как средства разрешения конфликтов в глазах либерального Запада;

— антиколониализм, в рамках которого суверенитет Израиля рассматривается как незаконная и безнравственная оккупация и, как следствие, происходит одобрение практически всех средств противодействия оккупации;

— злоупотребление заботой о правах человека, что приводит к ограничению использования военной силы, которая могла бы на самом деле спасать жизни, чем зачастую пользуются враждебные субъекты, которые относятся к гражданским лицам как живым щитам для пропаганды против действий израильских военных и руководства страны;

— растущая тенденция ссылаться на международное право в конфликтах, а также действовать в различных международных правовых институтах против предполагаемых нарушений;

— превращение международных институтов (например, Совета Безопасности ООН, ЮНЕСКО), внутри которых арабские страны и враждебные Израилю члены международного сообщества пользуются преимуществом для принятия антиизраильских резолюций по большому количеству вопросов;

— содействие экономическому, академическому, культурному и другим видам бойкота Израиля;

— развитие систем цифровой коммуникации и социальных сетей, которые используются различными группами для антиизраильской пропаганды.

Тем не менее, отмечают израильские эксперты, за последние два десятилетия террористическая деятельность экстремистских исламистских группировок в Соединенных Штатах, Европе и во всем мире создала определенные основания для сотрудничества и изменения отношения западного мира к терроризму и странам, которые его поддерживают и финансируют.

Рассматривая региональную арену, авторы доклада называют Израиль своего рода аномалией в преимущественно враждебном окружении. Еврейское государство отличается от своих соседей в культурном и экономическом отношении и имеет совершенно другой тип управления.

С момента возникновения Израиля в 1948 года в регионе произошли значительные изменения. Возможно, считают израильские эксперты, самым значительным стал переход от порядка, который основывался на национальных государствах, к ситуации, особенно с 2011 года, когда ряд режимов рухнул, даже несмотря на то, что некоторые относительно стабильные государства пережили революционные события «арабской весны». Все эти события разворачиваются на фоне целого ряда столкновений между четырьмя политическими лагерями:

— Иран и подконтрольные ему силы, включая многие шиитские формирования, сирийский режим Башара Асада и суннитские палестинские организации, рассчитывающие на поддержку Тегерана;

— суннитский лагерь, включая большую часть ближневосточных королевств и других правительств;

— международный лагерь джихадистов, в настоящее время зависящий от Исламского государства (ИГ, запрещенное в России) и филиалов Аль-Каиды; — «Братья-мусульмане» (включая правящее в секторе Газа «Исламское движение сопротивления», ХАМАС), которые, похоже, добились значительных успехов благодаря потрясениям «арабской весны», но перешли в оборону после свержения правительства «Братьев-мусульман» в Египте.

«Возвращение» великих держав в ближневосточный процесс также оказало влияние на региональную арену. Дело в том, что после определенного периода, в течение которого интересы и вовлеченность мировых держав в дела региона шли на убыль, тенденция явно пошла вспять, в основном в результате политики России и Китая. Возвращение мировых держав в стратегическую сферу еврейского государства, отмечают авторы доклада, повлияет на свободу его действий, может привести к созданию альянсов с враждебными Израилю образованиями, потоку оружия и передовых возможностей в регион. В то же время, эти тенденции предоставляют возможности, такие как сотрудничество, рычаги влияния и пр.

Таким образом, на Ближнем Востоке разворачивается глобальная борьба, отражающая в какой-то степени проявления холодной войны между Соединенными Штатами и Советским Союзом, особенно там, где Вашингтон и Москва ведут борьбу за первенство, несмотря на то, что американцы в последние годы сократили свое присутствие в регионе.

Израильские эксперты выделяют несколько явлений, которые могут создать серьезные проблемы для национальной безопасности Израиля в обозримом будущем:

— войны, которые ведутся в непосредственной близости от границ Израиля, и необходимость не допустить их проникновение на израильскую территорию;

— балансирование между стремлением к невмешательству и необходимостью предотвратить и остановить негативные тенденции, которые могут нанести вред национальным интересам Израиля;

— растущее международное участие в регионе и необходимость сотрудничества или взаимодействия с международными игроками, а также поддержания свободы действий;

— кризис беженцев в непосредственной близости и его последствия для защиты израильских границ, а также для поддержания баланса между стремлением к невмешательству и моральным и гуманитарным долгом;

— связанное с этим нарушение демографического баланса в соседних Израилю государствах и угроза, которая создается для стабильности и структуры этих правительств;

— существующие и появляющиеся не конвенциональные возможности;

— возобновление конфликта сверхдержав в регионе.

Между тем, возможности, вытекающие из изменений в старом порядке, включают постепенное появление взаимных с региональными государствами интересов в вопросах безопасности, экономики и пр.

Что касается внутренней стратегической арены Израиля, то она включает в себя несколько аспектов, имеющих отношение к национальной безопасности, в том числе в политической, экономической, социальной сферах и сфере безопасности. Некоторые конкретные примеры:

— демографический баланс между различными частями израильского общества, его развитие и ожидаемое влияние;

— сила, мотивация и устойчивость общества, учитывая рост напряженности и углубление раскола между его составными частями;

— конфигурация географически узкой страны и концентрация населения в одном мегаполисе, наряду с жизненно важной инфраструктурой и ресурсами, расположенными на небольшой территории прибрежной полосы;

— национальные приоритеты и способ распределения ресурсов;

— расширение экономических интересов Израиля для охвата морской зоны.

История военных столкновений Израиля с момента его образования показывает готовность общества участвовать в таких конфликтах и ​​принимать на себя понесенные в них потери, если на карту поставлено существование государства и его образа жизни. В таких кризисах израильское общество стремится объединиться под предводительством национальных лидеров. Однако в конфликтах, в которых отсутствуют четкие цели или цели которых являются предметом глубоких разногласий, ослабевает не только общественная поддержка, но и как следствие – жизнеспособность государства. Следовательно, четкое определение целей конфликтов и необходимость заручиться внутренней поддержкой лежит в основе способности Израиля проявить свою мощь для обеспечения национальной безопасности.

В результате для противостояния предсказуемым вызовам на внутренней арене может потребоваться выполнить ряд действий:

— рассредоточить население и жизненно важные активы Израиля по географической периферии страны при одновременной поддержке населения в районах, удаленных от центра Израиля;

— усиление еврейского присутствия в отдаленных районах страны и других важных сферах;

— четкая политика в отношении потребностей национальной безопасности на Западном берегу р. Иордан (в Иудее и Самарии, согласно израильской терминологии);

— закрепление равенства и сплоченности различных частей израильского общества, а также усиление внутренней легитимности и поддержки заявленных целей возможной будущей конфронтации.

 

[i] Guidelines for Israel’s National Security Strategy // WINEP. October, 2019 — https://www.washingtoninstitute.org/uploads/Documents/pubs/PolicyFocus160-EisenkotSiboni.pdf

52.8MB | MySQL:104 | 0,337sec