Израильские эксперты определяют основные направления стратегии национальной безопасности Израиля. Часть 7

Вашингтонский институт ближневосточной политики (The Washington Institute for Near East Policy, WINEP) опубликовал доклад под названием «Рекомендации по стратегии национальной безопасности Израиля» (Guidelines for Israel’s National Security Strategy). Авторы доклада: генерал-лейтенант (в отставке) Гади Айзенкот, бывший начальник Генерального штаба Армии обороны Израиля (ЦАХАЛ) с 2014 по 2019 год, в настоящее время является военным научным сотрудником WINEP; и полковник (запаса) Габи Сибони – старший научный сотрудник Института исследования национальной безопасности (Institute for National Security Studies, INSS) Тель-Авивского университета, руководитель программ военного и стратегического анализа и проблем кибербезопасности, основатель и редактор журнала Cyber, Intelligence, and Security. В работе над документом, помимо других сотрудников WINEP, приняли участие: директор INSS генерал-майор (в отставке) Амос Ядлин; д-р Анат Курц, директор по исследованиям, старший научный сотрудник и редактор INSS Insight; полковник (запаса) Юваль Базак[i].

Авторы доклада отмечают, что стратегия безопасности  Израиля базируется на обороне и направлена на обеспечение существования государства, проактивных политических и военных усилий, создание эффективного сдерживания, нейтрализацию угроз в случае необходимости и продление мирных периодов  между конфронтациями.

Тем не менее, военная стратегия Израиля является наступательной и основывается на понимании, что во время конфронтации невозможно победить врага, действуя в обороне, или находясь в оперативном бездействии в периоды затишья. Для того чтобы добиться военных успехов, продемонстрировать победу Израиля (например, достижением целей в противостоянии, успеха на стратегическом уровне и победой над противником на оперативно-тактическом уровне) и закрепить понятие «железной стены» (было рассмотрено в  первой части статьи)[ii], лежащего в основе стратегии национальной безопасности, необходимо применение наступательных сил. Оно должно быть бесспорным при сохранении легитимности Израиля и его вооруженных сил во время и между противостояниями.

В израильской вертикали управления правительство / кабинет безопасности является верховным главнокомандующим; подчиненным правительству, как в применение силы, так и ее наращивании является начальник Генерального штаба, верховный военачальник. Главы Службы общей безопасности (ШАБАК) и Моссада напрямую подчиняются премьер-министру Израиля. Комиссар полиции подчиняется министру общественной безопасности.

Организационные принципы стратегии национальной безопасности включают следующее:

— Усиление устойчивости страны путем развития всех ресурсов, обеспечивающих национальную безопасность, и определения потенциала национальных ресурсов, выделяемых на национальную безопасность.

— Координация и синхронизация всех усилий по обеспечению национальной безопасности с целью достижения максимальной гибкости для реагирования на различные вызовы.

— Создание и сохранение сил и средств сдерживания по отношению к региональной среде и потенциальным врагам, укрепляя вооруженные силы страны и приспосабливая их к вызовам, а также будучи решительными  в применении значительной военной силы в случае необходимости.

— Применение непрерывной превентивной стратегии в периоды затишья, включая усиление сдерживания по отношению к региональной арене и врагам, действий, направленных на усиление сдерживающих факторов врагов, включая нанесение ущерба их возможностям и наращивание сил, и поддержание стратегических каналов коммуникации, влияния, и поощрения.

Все это призвано продлить периоды спокойствия и помочь победить в противостояниях, когда они начнутся. Наконец, в условиях конфронтации стратегия национальной безопасности требует принятия быстрых мер по нанесению ущерба и устранению большей части угрозы при одновременном уменьшении ущерба для Государства Израиль и создании условий для повышения безопасности в будущем.

Стратегия национальной безопасности является организационным принципом, который включает в себя меры, направленные на обеспечение продвижения интересов Израиля в краткосрочной, среднесрочной и долгосрочной перспективе. В ее основу заложена концепция «железной стены» Зеэва Жаботинского. Другими словами, мир возможен только после того, как враги Израиля придут к выводу, что их усилия неэффективны и служат только для увеличения их собственных невзгод. Они должны быть убеждены в том, что они могут достичь гораздо большего за счет диалога с Израилем, чем за счет насилия.

Второй компонент в основе стратегии национальной безопасности Израиля заключается в идеях отца-основателя Давида Бен-Гуриона, относительно взаимосвязей в обществе, с экономикой, наукой и техникой, военной мощью, международным положением и внешней политикой. Государство Израиль построило свои оборонительные силы на основе признания того, что страна всегда будет численно уступать (в той или иной степени). Бен-Гурион пришел к выводу о том, что безопасность Израиля, перед лицом серьезных угроз своему существованию, должна опираться на резервные силы. Наряду с военно-воздушными силами, военно-морским флотом и разведывательными возможностями, созданными для регулярных воинских частей, усиленных резервами, наземные ударные силы полностью опираются на солдат-резервистов Израиля. Бен-Гурион сформулировал два основополагающих принципа для мер безопасности: 1) перенос боя на вражескую территорию (как отмечалось ранее), с учетом отсутствия у Израиля стратегической глубины; и 2) принятие военных решений в кратчайшие сроки из-за экономических издержек в задействовании крупномасштабных резервных сил в длительных боях, а также из-за трудности сохранения легитимности израильских действий в глазах международного сообщества в случае использования силы на протяжении длительного времени.

Все это подтверждает необходимость сохранения резервов в качестве ударных сил для наземных операций – важнейшего компонента в израильской концепции национальной безопасности.

Что касается обеспечения национальной безопасности применением силы, то, отмечают авторы доклада, Израиль всегда предпочитает использовать политические, а не военные инструменты, но готовится к тому, что война может быть ему навязана, учитывая вызовы его жизненно важным интересам в области национальной безопасности. Поэтому в отсутствие политических средств для сдерживания угроз Израиль применит силу, используя ЦАХАЛ и другие службы безопасности.

Применение силы и военных средств направлено на то, чтобы:

— удерживать страны, находящиеся в стратегической сфере Израиля, от использования войск и/или обычного или не конвенционального оружия, которое может поставить под угрозу существование государства;

— обеспечить существование и целостность Израиля при любых обстоятельствах начала войны, будь то традиционной или нетрадиционной;

— достичь целей войны, как политических, так и военных, максимально быстро переместив ее на вражескую территорию;

— обезопасить повседневную жизнь Израиля от террористических атак любого масштаба и типа;

— защитить неприкосновенность населения и гражданской инфраструктуры от войск и военных средств, которые могут быть использованы против них, нанести ущерб и причинить убытки.

В отношении широкого спектра арен напряженности и ситуаций неизменные цели безопасности и основные исходные допущения ЦАХАЛа и служб безопасности включают в себя следующее:

— обеспечение того, чтобы на суверенной территории Государства Израиль не происходило каких-либо боевых действий (включая, обстрелы, террористические акты, атаки с воздуха, бои с применением обычного оружия) и предотвращать нарушение суверенных прав Израиля, включая свободу передвижения в международном воздушном пространстве и на воде;

— обеспечение отсутствия иностранных вооруженных сил или других военизированных групп внутри стратегического тыла Израиля за ранее определенной линией;

— гарантирование свободы в проведении военных операций на Западном берегу р. Иордан при сохранении порядка и обеспечении безопасности находящихся там еврейских поселений;

— предотвращение атак на стратегические и другие объекты, обозначенные правительством Израиля;

— предотвращение любых физических и иных атак на жизненно важную национальную инфраструктуру;

— обеспечение безопасности еврейских общин и учреждений по всему миру и их защиты в случае необходимости.

Наконец, Израиль в случае конфронтации в принятии мер реагирования в плане безопасности опирается на четыре компонента: сдерживание, превосходство в разведке, оборона и победа.

Относительно принципов применения военной силы, авторы доклада отмечают, что службы безопасности Израиля будут постоянно защищать государство в периоды затишья, в чрезвычайных ситуациях и во время войн. С этой целью будут предприниматься три основных усилия:

  • Подготовка к войне путем наращивания сил любого рода, включая развитие оперативной стратегии для существующих и будущих угроз; увеличение численности личного состава для решения ряда задач по обеспечению безопасности при максимальном использовании потенциала страны; приобретение и разработка средств ведения войны, подходящих для противостояния различным угрозам и соответствующих оперативным стратегиям Израиля; организация вооруженных сил в соответствии с потребностями применения силы; и, наконец, поддержание установившейся практики тренировок и военных учений на всех уровнях.
  • Разработка и проведение «кампании между войнами». Это является одним из основополагающих изменений в способе обеспечения безопасности Государства Израиль. «Кампания между войнами» – это не только подготовка к войне, но и стремление к упреждающим наступательным мерам, опирающимся на высококачественные разведывательные данные. У этой кампании есть несколько основных целей: сдержать врага и не вступить в войну; ослабить врагов и другие враждебные силы в регионе; сократить или полностью пресечь наращивание сил противником; создать оптимальные условия для победы ЦАХАЛа в следующей войне; и, наконец, помочь Израилю узаконить применение силы, одновременно нанося ущерб легитимности противника. Действия в рамках «кампании между войнами» по своей природе сопряжены со значительными рисками, поскольку они могут перерасти в полномасштабный военный конфликт. Поэтому перед каждым действием должна быть проведена комплексная оценка рисков.
  • Ведение войны. Израильская армия должна быть в высокой степени готовности применить силу против множества угроз для защиты суверенитета, граждан и жителей Израиля; остановить угрозу; и достичь победы над врагом. Кроме того, как только война начнется, она должна закончиться с ясным исходом с целью укрепления национальной безопасности и планирования сил таким образом, чтобы отложить наступление следующего раунда боевых действий.

По мнению авторов доклада, основными атрибутами использования силы Армией обороны Израиля являются: готовность солдат вступить в бой, качество их командиров и способность к обманным действиям и уловкам в борьбе с врагом. Эти способности преобладают над остальными, которые имеются у ЦАХАЛа.

[i] Guidelines for Israel’s National Security Strategy // WINEP. October, 2019 — https://www.washingtoninstitute.org/uploads/Documents/pubs/PolicyFocus160-EisenkotSiboni.pdf

[ii] Израильские эксперты определяют основные направления стратегии национальной безопасности Израиля. Часть 1 // Институт Ближнего Востока. 10.10.2019 — http://www.iimes.ru/?p=61679

52.8MB | MySQL:104 | 0,341sec