Новые оценки перспектив и рисков китайско-израильского сотрудничества

Отношения Иерусалима и Пекина продолжают развиваться к большому неудовольствию Вашингтона. По данным недавно проведенного исследования Pew Research, который ежегодно проводит мониторинг отношения к Китаю в мире, уровень позитивного отношения к КНР  в Израиле составляет 66%. Примечательно в этом факте несколько дополнительных деталей. Во-первых, за год данный показатель возрос более, чем на 10 пунктов. Во-вторых, по своим взглядам израильтяне ближе всего к европейцам. Аналогичные показали в рамках исследования были выявлены в Польше. Для сравнения, в США и Канаде уровень позитивного восприятия КНР составляет 26% и 27% соответственно.

Из сказанного следует, что Израиль затронула тенденция, характерная главным образом для европейцев, страдающих как от торговой политики Д.Трампа в целом, так и от китайско-американской торговой войны в частности. При этом, несмотря на существующие опасения, само ближневосточное государство от американского протекционизма пока так не страдает. Впрочем, режим свободной торговли с Израилем в том, что касается сельскохозяйственной продукции американцы хотели бы изменить, поскольку считают, что для их производителей применяются слишком завышенные сборы.

Впрочем, по мнению израильского экономического издания Calcalist, такая ситуация связана не с политической ситуацией, а с практической выгодой, которую израильтяне видят для себя в Китае. В частности, издание приводит статистику китайского гиганта интернет-коммерции Alibaba Group, в соответствии с которой ближневосточное государство представляет собой четвертый по значимости рынок для виртуальной торговой площадки с товарами из Китая AliExpress. В то время как в отношении политического конфликта и возможных последствий для американо-израильского партнерства опрошенные в основном не задумываются.

А вот экспертное сообщество продолжает разбираться в том, есть ли для Израиля стратегические риски от сближения с КНР. Так, по мнению израильских аналитиков, несмотря на то, что ранее было принято увязывать два проекта – порт Хайфы и порт Ашдода – в действительности они не тождественны в том ,что касается потенциальной угрозы для безопасности.  Во втором случае Pan Mediterranean Engineering – дочерняя структура China Harbor Engineering выиграла тендер на строительство южного терминала порта, что должно завершиться в 2021 г. После этого эксплуатацией его в течение 25 лет будет заниматься швейцарская TiL Group. А вот в Хайфе речь идет уже не только о реконструкции, но и об управлении  портом в течение тех же 25 лет.

В связи с этим, как полагает эксперт Междисциплинарного центра в Герцлии О.Исраэли, Израиль фактически передает ключи от внешнего мира в чужие руки. Под этим подразумевается не только повышенный риск для слежки за военными объектами, но и возможность доставить в Хайфу суда и грузы, которые затем могут попасть к противникам Израиля, среди которых аналитик называет «Хизбаллу». Примечательно, что, возвращаясь к данным Pew Research, в Ливане уровень позитивного восприятия КНР доходит до 68%.  Р.Еллинек из Центра стратегических исследований Бегин – Садат (BESA) в ранее опубликованном исследовании вообще отмечает, что порт Хайфы может стать ареной для американо-китайского противостояния.

Как бы там ни было, эксперты сходятся во мнении, что пересмотреть эту сделку пока можно и, несмотря на финансовые потери, для Израиля это более целесообразный вариант. Более того, он пойдет на пользу и США, поскольку, как полагает Р.Еллинек, действия Израиля могут заставить других игроков пойти по тому же пути. Впрочем, израильское правительство ожидало аналогичного эффекта от иерусалимской декларации Д.Трампа, который в итоге оказался крайне ограниченным. Да и Израиль с точки зрения международно-политического влияния не такой трендсеттер как США.

В процессе принятия правильного решения в отношении КНР, Израилю необходимо руководствоваться интересами еще одного глобального игрока – России. А здесь прогнозы также противоречивы и зачастую не утешительны. С одной стороны, эксперты BESA предупреждают, что китайско-российская дружба – явление проходящее и в нынешних обстоятельствах подогреваемое в основном политикой Д.Трампа. В будущем не исключается столкновение Москвы и Пекина, в котором, не исключено, Иерусалим также будет поставлен перед выбором. Вместе с тем аргумент этот не достаточно веский, чтобы свернуть отношения с КНР прямо сейчас, ведь по сути Израиль сам не имеет ничего против подобных альянсов. Нечто аналогичное, основанное на борьбе с Ираном Израиль хотел бы создать со странами Персидского залива, отдавая себе отчет в том, что эта координация может носить временный характер.

С другой стороны, китайско-израильское взаимодействие распространяется и на Африку, которая,  в свою очередь, иметь большое значение для Израиля. Как самостоятельный игрок с ними ему конкурировать сложно, особенно в том, что касается финансовых вливаний. Несмотря на то, что для реализации проектов на континенте у ближневосточного государства есть партнеры, например Германия, в сотрудничестве с которой воплощается Joint Africa Initiative, куда ФРГ вкладывает деньги, а Израиль технологические инновации, эти ресурсы также ограничены. А потому в экспертном сообществе Израиля есть мнение, что США должны усиливать свое влияние в Африке, что при таком сценарии приведет к началу борьбы с Китаем на новой арене. Вот только в этом случае у Иерусалима появятся более веские аргументы поддержать позицию Вашингтона.

В целом китайская дилемма продолжает беспокоить Израиль как по соображениям собственных рисков, так и из-за влияния на ситуацию на американо-израильском треке. Эксперты сходятся во мнении, что в случае сильного давления США, ближневосточный партнер не сможет сопротивляться. Однако такого развития событий Иерусалим хотел бы избежать, а потому основную свою задачу сейчас видит в минимизации рисков и обеспечении возможности как можно дольше балансировать между двумя партнерами, что и  так давно составляет одну из основ внешней политики страны.

52.5MB | MySQL:104 | 0,271sec