О борьбе за контроль над Центральным банком Ливии

Европейский союз дополнительно выделит 2 млн евро в качестве гуманитарной помощи Ливии. Об этом в понедельник 21 октября сообщила пресс-служба Еврокомиссии (ЕК). «В то время как многие продолжают страдать от продолжающегося конфликта в Ливии, Еврокомиссия объявила сегодня о выделении 2 млн евро гуманитарной помощи для наиболее нуждающихся. Будет направлена медицинская помощь, предметы первой необходимости и службы защиты», — говорится в сообщении. Отмечается, что с 2014 года ЕС выделил порядка 46 млн евро на гуманитарную помощь Ливии, в том числе 8 млн. евро в этом году. В этой связи не совсем понятно, а через какие собственно структуры поступает и распределяется эта помощь? В настоящее время в Ливии действует два правительства: признанное международным сообществом Правительство национального согласия (ПНС) Фаиза Сараджа в Триполи и временный кабинет министров Абдаллы Абдуррахмана ат-Тани, действующий на востоке страны совместно с избранным парламентом и поддерживаемый Ливийской национальной армией (ЛНА). 4 апреля фельдмаршал Халифа Хафтар объявил о начале операции в Триполи с целью ликвидации окопавшихся там террористических группировок. В свою очередь Сарадж отдал приказ всем подконтрольным ему воинским подразделениям быть готовыми к обороне, а базирующиеся в столице вооруженные формирования начали кампанию «Вулкан гнева» для противостояния штурму со стороны ЛНА. Вооруженное противостояние привело к гибели сотен людей, появлению тысяч беженцев и разрушению важных инфраструктурных объектов. При этом никаких внятных пояснений от Брюсселя в отношении своих приоритетов в этом контексте не поступило. При этом ЕС просто обязан (но не факт) делать это через структуры правительства Ф.Сараджа. При всем гуманитарном аспекте этого шага надо иметь ввиду и факт того, что европейцы таким образом пытаются держать баланс интересов в рамках попыток катарцев и турок добиться монополизации контроля над единым центральным банком Ливии. Причем делают это Анкара и Доха явно в противовес усилиям США и ЕС.
Как полагают эксперты, объединение двух центральных банков Ливии (CBL) является сейчас приоритетом для Вашингтона в рамках его ливийской политики. С сентября с.г. Вашингтон делает все возможное, чтобы отправить в отставку главу CBL в Триполи Аль-Седдика Омара аль-Кабира. Но аль-Кабир, который цепляется за свой пост с момента официального окончания его мандата в 2014 году, имеет очень сильных сторонников в Дохе и Анкаре. Именно при поддержке Катара и Турции, глава Центрального банка Ливии (CBL) Аль Седдик Омар аль-Кабир, которому недавно исполнилось 68 лет, преуспел в том, чтобы сделать себя влиятельной фигурой во внутренней политической иерархии. Его банк на сегодня является основным финансовым нервным центром страны. Он выполняет три стратегические функции: получает и перераспределяет нефтяные доходы Национальной нефтяной корпорации (ННК); проверяет аккредитивы, необходимые для импорта; и управляет валютными резервами страны. При этом американцы полагают именно его главным препятствием на пути урегулирования ливийского конфликта и восстановления порядка в финансовых учреждениях страны.
Хотя аль-Кабир публично и активно демонстрировал оптимизм во время встреч с представителями американского казначейства и Международного валютного фонда (МВФ) в зале центра Джорджа К.Маршалла Госдепартамента США 15 октября, для него ситуация обстоит не таким радужным образом. Эксперты утверждают, что он находился во время этих встреч под сильным давлением Вашингтона. И впервые этот прессинг очень явно обозначился во время встречи 24 сентября аль-Кабира с заместителем министра финансов США Эриком Мейером в Тунисе. На этой встрече также присутствовал американский посол в Ливии Ричард Норланд. По свидетельству очевидцев, Мейер тогда очень резко критиковал главного ливийского банкира. Он потребовал тогда от него улучшить управление банком и его дочерними предприятиями и привести в порядок его счета. Эти требования являются частью более крупного проекта. Вашингтон хочет в идеале воссоединить Центральный банк Триполи и его восточного конкурента, управляемого Али аль-Хебри. Это воссоединение отдельно прописано в план Организации Объединенных Наций по выходу из кризиса в Ливии и представляет собой принципиальный финансовый аспект мирного плана, который поддерживается Соединенными Штатами. Главным препятствием в данном контексте является именно лично аль-Кабир. В своем «крестовом походе» против центрального банка Вашингтон может рассчитывать на поддержку Франции. Министерство иностранных дел Франции начало свою кампанию по свержению аль-Кабира примерно год назад с целью вынудить покинуть свой пост в пользу Мухаммеда Шукри, который был избран главой Центрального банка в Триполи Палатой представителей Тобрука в декабре 2017 года. Естественно номинально, поскольку в Триполи его никто не допустил.
Чтобы реализовать этот план, США используют испытанные средства давления. Прежде всего, это угроза введения личных санкций в отношении аль-Кабира на том основании, что он якобы финансировал терроризм. Вторым инструментом давления является требование проведение аудита обоих центральных банков Ливии. Реализация такого плана стоит в основе требований миссией Организации Объединенных Наций по поддержке в Ливии (МООНПЛ) с июля 2018 года. Причем за этими требованиями стоит непосредственно второй представитель МООНПЛ Стефани Уильямс. Он же курирует и вопрос выбора юридических фирм для его осуществления. Это предполагает, что международные аудиторы должны будут изучить все операции CBL с 2011 года. В этой связи, как полагают американские эксперты, наверняка всплывут очень неприятные для аль-Кабира факты. Например, его личное одобрение как главы центрального банка обналичивания сумм по двум чекам Министерства обороны страны в рамках выплат вооруженным исламистским группировкам, принадлежащим к «Шуре революционеров Бенгази», в котором доминирует «Ансар аль-Шариа» — местное отделение «Аль-Каиды в Исламском Магрибе» (АКИМ). В 2014 году последняя была официально объявлена террористической организацией Соединенными Штатами и Организацией Объединенных Наций, что не признается Триполи. В то же время «Шура революционеров Бенгази» участвует сейчас в отражении наступления сил Халифы Хафтара на столицу. Сразу же внесем уточнение. Эта структура из Бенгази не является производной от группировки «Ансар аль-Шариа», поскольку последняя является неудачной в общем-то попыткой КСА на фоне событий «арабской весны» создать некий новый международный противовес ИГ с учетом того, что «Аль-Каида» (запрещена в России) сильно потеряла тогда в степени своего влияния. Эта попытка была провальной, и саудовцы перешли затем на точечное финансирование уже действующих вооруженных групп. Но суть в том, что «Шура революционеров Бенгази» со времени атаки ЛНА на Бенгази и прилегающие к нему нефтяные месторождения действует против них при массированной поддержке мисуратских кланов. А последние финансировали ее и снабжали оружием как раз через Министерство обороны в Триполи. При этом аль-Кабир пользуется полной поддержкой премьер-министра Фаиза Сараджа. Эти два человека имеют отвратительные межличностные отношения, но глава правительства нуждается в главе Центрального банка сейчас больше, чем когда-либо. В том числе для того, чтобы поддержать военные усилия лояльных себе сил и продолжать оказывать необходимое давление на восточные ливийские банки. 29 апреля CBL в Триполи прекратил выдачу аккредитивов четырем банкам в Киренаике, что самым серьезным образом сразу же сказалось на финансировании ЛНА и фактически заблокировала положительную динамику наступления на столицу. Прежде всего по той причине, что такие аккредитивы были необходимы Хафтару для оплаты импорта и финансирования закупок оружия для ЛНА. Одновременно дефицит таких средств поставило под угрозу сложную сеть военных и племенных союзов, созданных Хафтаром. ЛНА наладила эти связи с помощью щедрых траншей наличных денег из ОАЭ и за счет этих самых аккредитивов от экспорта нефти, что позволило ей без особых проблем достичь подступов к городу Триполи, в частности, просто подкупив племенные силы в Тархуне и Гарьяне. Таким же образом ЛНА взяла перед этим под свой контроль Феццан, заключив союзы за крупные взятки с племенами Ульд Слиман и туарегов, которые должны были охранять основные нефтяные и газовые месторождения региона. И как только такое подношения со стороны ЛНА иссякли, начались мятежи племен: племена Тархуна дистанцировались от участия в боевых действиях; был оставлен Гарьян; начались восстания тубу в Феццане и серьезно ухудшилась ситуация в плане безопасности в Себхе. Таким образом, усилия американцев по установлению контроля на единым центральным банком имеют глубинный смысл: вместо того, чтобы до бесконечности пытаться подкупить многочисленных полевых командиров, они стремятся установить контроль над основным поставщиком денег внутри страны от экспорта нефти, и тем самым поставить всех полевиков перед неприятным фактом. Либо договариваться под своей эгидой (или ООН), либо терять лояльность своих подчиненных на фоне потери госфинансирования.
В этой связи Халифа Хафтар пытается выставить своего кандидата на ключевой пост главы центрального банка. Он уже давно призывает убрать Аль-Кабира, обвиняя его в финансировании ополченцев Триполи, и продвигает своего собственного кандидата Фархата Омара Бенгдара. Последний в настоящее время является советником премьер-министра диссидентского правительства в Бенгази аль-Тани, и имел опыт работы в CBL, будучи его главой до 2011 года. Хафтар поставил себе цель представить Бенгдара в самом благоприятном свете перед администрацией Дональда Трампа, для чего был специально организован визит в Вашингтон 31 мая делегации под руководством его сына Белкасема Хафтара. Его миссия состояла в том, чтобы попытаться убедить Вашингтон заблокировать перевод нефтедолларов ПНС Фаиза Сараджа, создав специальный депозитный счет для аккумулирования прибыли от продажи нефти. Тогда все эти попытки потерпели фиаско по вполне понятной причине: любая возможная дестабилизация с ливийским нефтяным экспортом тогда угрожала планам Вашингтона по обнулению иранского нефтяного экспорта.
При всех этих попытках и американском прессинге аль-Кабир в Ливии пока чувствует себя вполне уверенно. Он опирается для обеспечения защиты банка, который расположен на улице Аль-Фатх, недалеко от порта в Старом городе, на силы местных ополченцев. И это прежде всего поддержка со стороны самой влиятельной местной группировки «Сил Рады» Абдеррауфа Кара, члены которого теперь входят в состав сил безопасности и занимают посты в городской администрации. Но его самым могущественным союзником остаются местные «Братья-мусульмане», которые на сегодня являются главной гарантией безопасности правительства в Триполи. Назначение аль-Кабира главой CBL в 2011 году произошло прежде всего в силу такой поддержки. Аль-Кабир также может рассчитывать на поддержку со стороны посла правительства Сараджа в Турции с 2012 года Абдурразака Мухтара Абдулкадера, который является ведущей фигурой в ливийском «братстве» и имеет прямой контакт с администрацией Р.Т.Эрдогана. Он также обеспечил поддержку главы Центробанка со стороны председателя Национального переходного совета Ливии Мустафы Абдель-Джалиля. Это ключевое звено в поддержке Аль-Кабира. В Катаре аль-Кабир пользуется связями среди местных властей своего доверенного лица Тарика Юсефа аль-Мегарифа, сына бывшего главы парламента Ливии Мухаммеда аль-Мегарифа. Тарик на сегодня является одним из директоров CBL, а с 2015 года также возглавляет свою бахрейнскую дочернюю компанию Arab Banking Corp. Тарик аль-Мегариф, который не испытывает недостатка в контактах среди руководства в Катаре, является еще главой Брукингского Центра Дохи — филиала либерального вашингтонского аналитического центра The Brookings Institution. Одновременно он входит в руководство катарской ассоциации Silatech, которую возглавляет Шейха Моза бинт Насер аль-Миснед, мать нынешнего эмира Катара Тамима бен Хамада Аль Тани. Все это превращает его с точки зрения Дохи и Анкары в самого возможного преемника Аль-Кабира на посту председателя центробанка Ливии в случае резкого усиления американского давления.

52.77MB | MySQL:104 | 0,481sec