Израильские эксперты о положении сирийских курдов

Президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган 23 октября этого года заявил, что президент России Владимир Путин заверил его, что курдским боевикам «Сил народной самообороны» (СНС) не позволят остаться в приграничных с Турцией районах в «форме сирийского режима». Два лидера встретились в  Сочи 22 октября с.г. и договорились, что силы СНС вместе с оружием будут выведены из районов вдоль турецко-сирийской границы. Вместо них войдут подразделения российской военной полиции. Условие отвода курдов не было включено в достигнутую накануне аналогичную договоренность Р.Т.Эрдогана с президентом США Д.Трампом[i].

Пинхас Инбари, старший консультант и исследователь Иерусалимского центра публичной политики (Jerusalem center for public affairs, JCPA), ветеран журналистики и специалист по политическим процессам в арабском мире и ближневосточном регионе, отмечает, что подобное соглашение уже было заключено между Сирией и Израилем. Обе стороны договорились вывести суннитских боевиков из приграничных районов, удалить иранцев от границы с Израилем на Голанских высотах и ввести патрули российской военной полиции в неофициальной буферной зоне[ii].

По мнению израильского эксперта, российско-турецкое соглашение в Сочи предполагает наличие секретной договоренности между Д.Трампом и В.Путиным относительно буферной зоны между Турцией и курдскими районами. Однако неясно, касалось ли это соглашение защиты курдов, потому что главная проблема на данный момент – война, способная уничтожить народ. В будущем может произойти переселение миллионов арабов и беженцев из Сирии в Курдистан, что изменит демографический состав местного населения – вместо курдов большинством станут арабы-сунниты. По словам П.Инбари, президент Турции об этом говорит открыто. Более того, это практика сирийской войны – демографической войны, которая заключается в переселении суннитского населения или, наоборот, перемещении алавитов. С христианами это уже произошло.

Основная проблема курдов, по мнению израильского эксперта, – не столько намерения Р.Т.Эрдогана по отношению к ним, сколько их внутренняя слабость, непреодолимый раскол в их среде и неспособность взаимодействовать перед лицом внешнего врага. Во многих случаях они подводили друг друга в столкновении с врагом. Р.Т.Эрдоган выдвигает свои претензии к ним, потому что он очень хорошо знает их слабые стороны. Если бы курды были едины и решительны, он вел бы себя намного осторожнее.

В одной только Сирии существует около дюжины различных курдских партий и союзов, которые «мухабарат» (спецслужбы) Башара Асада потрудился создать в тот период, когда населенные курдами районы еще находились под управлением режима. Это было сделано для того, чтобы уничтожить политическое единство курдов. Лидирующей является «Партия демократического союза (ПДС). Как отмечает П.Инбари, термин «демократический» в названии партии имеет коммунистический смысл, а не либеральный. Это крайне марксистская партия с элементами троцкизма, при этом название Курдистан не включено в ее название из-за космополитических убеждений. Национализм в принципе рассматривается как «реакционное» понятие.

ПДС взяла под контроль сирийских курдов с согласия отца нынешнего президента Сирии – Хафеза Асада. Тогда это было приемлемо для Советского Союза по соображениям идеологии, которая соответствовала националистической социалистической идеологии партии Баас, но главным образом потому, что партия не позиционировала себя в качестве курдской.

В тот период между Сирией, Ираном и Турцией было полное согласие не признавать курдский национализм. Все три режима подавили курдское культурное самовыражение. Не разрешалось говорить на курдском языке, и уж тем более преподавать на этом языке. В Сирии курды были арабами, в Турции – турками, в Иране – иранцами. Режим Х.Асада пошел намного дальше, т.к.  гражданство не было предоставлено большому сегменту курдов и неясно, сколько их вообще насчитывалось.

По мнению израильского эксперта, поскольку ПДС не рассматривала курдский национализм как высшую цель, а отстаивал космополитическую идеологию, в этом смысле он не противостоял Асаду. Напротив, отношения с Дамаском были очень хорошими. Только когда началось «великое восстание суннитов против алавитского режима Асада», в Алеппо ПДС открыла курсы курдского языка. Когда партия усилила автономию и подчеркнула свой курдский характер, Башар Асад не стал отправлять против них войска, потому что не видел в них главного врага, а предпочел сосредоточиться на борьбе с арабами-суннитами.

Пренебрежительное отношение Асада к курдам не изменилось даже после того, как ПДС назвала подконтрольную ему область «Рожава» (ROJAVA, или Западный Курдистан). Это означало – Сирийский Курдистан принадлежит курдам, а не сирийцам. ПДС оставила на своих местах сотрудников спецслужб Б.Асада и даже офис разведки Асада в аэропорту Камышлы.

Тот факт, что ПДС отказывалась определять свою территорию как курдскую, сопровождалось тем, что курды назвали свои вооруженные силы «Силами народной самообороны», не определяя какого именно народа. К тому же они приняли в свои ряды арабов, которые имеют давнюю традицию взаимодействия с курдами, среди которых проживают.

По мнению израильского эксперта, революционный характер ПДС не соответствовал природе курдов, которые в основном консервативны, ценят семейные ценности и не являются по сути своей революционерами. ПДС заняла свою нишу, которая образовалась в Сирии после курдского восстания во время правления Хафеза Асада в 2004 году, под руководством глав традиционных семей. Благодаря отсутствию международного интереса к восстанию Асад-старший его подавил, а главы курдских мятежных семей бежали из Сирии и организовали оппозицию режиму Асада в изгнании.

После создания ПДС началось взаимодействие с курдским подпольным движением в Турции – «Рабочей партией Курдистана» (PПK). Как и ПДС, PПK также придерживается революционной марксистской идеологии, но не скрывает своей причастности к курдской борьбе за независимость и отделение от Турции.

Р.Т.Эрдоган рассматривает стремления PПK и ее террористические методы борьбы в качестве экзистенциальной угрозы для Турции, и поэтому он был полон решимости провести военную операцию в Сирии.

П.Инбари отмечает, что хотя в ПДС это отрицают, между двумя партиями есть связь, и лидер PПK Абдулла Оджалан действовал из Сирии, когда начал осуществлять теракты в Турции. Тем самым он добился того, что  в западных странах его движение определили как «террористическое». Эрдоган повесил на PПK вывеску «террористическое движение», чтобы показать всему миру, что ПДС – также террористическое движение, и что война против них – война с террором.

По сравнению с марксистскими партиями в Сирии и Турции, ведущие партии Ирака консервативные и возглавляются семьями (Барзани в Эрбиле и Талабани в Сулеймании), которые на протяжении последних нескольких веков являлись главными курдскими семьями. Однако, подчеркивает израильский эксперт, между ними есть фундаментальные различия. В то время как клан Барзани добивается независимости курдов, Талабани стремится к интеграции в политическую систему Ирака. В то время как у семьи Барзани установились отношения с Турцией, у Талабани хорошие отношения с Ираном. Отсутствие координации между двумя курдскими кланами в Ираке привело к срыву провозглашения независимости курдского региона в Эрбиле в октябре 2017 года. Хуже того, отмечает П.Инбари, провал курдской независимости был согласован между кланом Талабани и Касемом Сулеймани, командиром спецподразделения «Аль-Кудс» Корпуса стражей исламской революции (КСИР).

Иран имеет еще одну возможность контролировать курдов в Ираке через штаб-квартиру PПK в горах Кандиль и их командира Джамиля Байыка. Таким образом, заключает П.Инбари, курдская террористическая деятельность связана с Ираном, и она может быть направлена на Турцию по его усмотрению. На данный момент этого не происходит по той причине, что установлены хорошие отношения с Р.Т.Эрдоганом, который игнорирует экономические санкции против Ирана. Но если в Сирии начнутся боестолкновения с сирийской правительственной армией или ПДС, которая никогда не разрывал связей с Б.Асадом, по территории Турции может снова  прокатится волна курдского терроризма.

Эрдоган старается устранить террористическую угрозу со стороны курдов, но на самом деле, может случиться так, что он же и спровоцирует теракты на своей территории.

Эксперты Института исследования национальной безопасности  (Institute for national security studies, INSS) Галя Линденштраус и Эльдад Шавит указывают на то, что в Израиле проявляется симпатия к курдам на фоне турецкого наступления, причем это исходит от правых и левых политических сил. В то время как осуждение Турции, и особенно Эрдогана, стало привычной позицией в Израиле, они обращают внимание на более глубокую сопричастность курдскому народу. И.о. премьер-министра Израиля Биньямин Нетаньяху осудил турецкое военное продвижение вглубь территории Сирии и пообещал от имени Израиля предоставить гуманитарную помощь курдам, хотя доступ Израиля в эти районы ограничен. С позиции Анкары и, конечно, турецкой общественности, это означает поддержку курдского подполья и имеет отношение к проблеме национальной безопасности.

Израильские эксперты утверждают, что решение Д.Трампа вывести американских военных из Северо-Восточной Сирии значительно подорвало стабильность в этой части страны. Отказ от курдских партнеров в лице «Сил демократической Сирии» (СДС), «которые привели к разгрому «Исламского государства» (ИГ, запрещено в России -авт.), служит предупреждающим сигналом для других партнеров Соединенных Штатов», – пишут они. Впрочем, исторически курдам знакомо разочарование в связи с предательством со стороны международных и региональных акторов, а также осознанием того, что внешняя поддержка для них в основном оказалась временной. Вывод американских военных в том виде, как это было осуществлено, привел к более легкой, чем ожидалось, победе противников Соединенных Штатов, и особенно Ирана. Кроме того, в Израиле ожидают, что это значительно облегчит Тегерану задачу создания наземного шиитского коридора из Ирана через Ирак в Сирию и Ливан, что фактически оставит Израиль в одиночестве в борьбе с иранским усилением в регионе[iii].

[i] ERDOGAN: YPG WILL NOT STAY IN SYRIA BORDER REGION IN «REGIME CLOTHES» // The Jerusalem Post. 23.10.2019 — https://www.jpost.com/Breaking-News/Erdogan-YPG-will-not-stay-in-Syria-border-region-in-regime-clothes-605538

[ii] ההסכם בסוצ’י: הכורדים מחפשים עצמם // JCPA. 23.10.2019 -http://jcpa.org.il/article/%D7%94%D7%94%D7%A1%D7%9B%D7%9D-%D7%91%D7%A1%D7%95%D7%A6%D7%99-%D7%94%D7%9B%D7%95%D7%A8%D7%93%D7%99%D7%9D-%D7%9E%D7%97%D7%A4%D7%A9%D7%99%D7%9D-%D7%A2%D7%A6%D7%9E%D7%9D/

[iii] Turkey’s Offensive in Northeastern Syria: The Expected, the Surprising, and the Still Unknown // INSS. 23.10.2019 — https://www.inss.org.il/publication/turkeys-offensive-in-northeastern-syria-the-expected-the-surprising-and-the-still-unknown/

52.72MB | MySQL:104 | 0,335sec