Американские эксперты о процессе ближневосточного урегулирования

Президент США Дональд Трамп по-прежнему убежден в том, что и Израиль, и Палестина согласятся со «сделкой века» — планом по урегулированию палестино-израильского конфликта, который намерен предложить Вашингтон. Последний раз он публично сообщил об этом  на полях проходившего в августе  во французском городе Биарриц саммите Группы семи. По мнению Трампа, «и палестинцы, и израильтяне хотят заключить соглашение». «И те, и другие после десятилетий противостояния уже устали от сражений», — добавил президент США. Говоря о возможном согласии палестинцев со «сделкой века», Трамп заметил, что «палестинцы захотят, чтобы США вернули свое финансирование и пойдут на соглашение с [Израилем]». Трамп также указал, что американский план по разблокированию палестино-израильского конфликта должен быть полностью обнародован до парламентских выборов в Израиле, которые состоялись 17 сентября. Как мы видим, этим планам не суждено было сбыться, а нынешний правительственный кризис в Израиле эти планы вообще самым серьезным образом подвесил в воздухе.

Напомним, что в конце июня Белый дом опубликовал документ с экономическими аспектами плана урегулирования палестино-израильского конфликта, который неофициально именуется «сделкой века». Он предусматривает, в частности, инвестиции в Палестину и соседние страны в размере 50 млрд долларов. 25-26 июня в столице Бахрейна Манаме прошла международная встреча, посвященная экономическим аспектам сделки. Палестинская национальная администрация (ПНА), а также ряд арабских стран бойкотировали мероприятие, посчитав подобный подход неуместным. Позже ПНА заявила, что отвергает разрабатываемый США план мирного урегулирования на Ближнем Востоке. Об этом заявил глава ПНА Махмуд Аббас в Нью-Йорке, выступая с трибуны Генеральной Ассамблеи ООН. «Все, что Вашингтон объявлял об американском мирном плане, абсолютно неприемлемо для нас, — сказал он. — Мы не подчинимся американской политике по палестинскому вопросу». По словам Аббаса, США, являющиеся постоянным членом СБ ООН, поддерживают израильскую агрессию и уходят от своей ответственности в рамках международного права.  Он предупредил, что любые переговоры по мирному урегулированию, «патронируемые только одной страной, будь то Америка или кто-либо другой, будут отвергнуты палестинцами». При этом Аббас напомнил, что премьер-министр Израиля Биньямин Нетаньяху отклонил три поступивших от России предложения начать переговоры с ПНА. В ноябре этого года американская администрация обещает обнародовать информацию о политической составляющей разрабатываемого ею плана урегулирования палестино-израильского конфликта. Официально он еще не был озвучен, но по некоторым его просочившимся в прессу положениям уже неоднократно высказывались палестинские представители. Речь идет о том, что палестинцам могут предложить создать государство на половине территории Западного берега реки Иордан и в секторе Газа со столицей в иерусалимском пригороде Абу-Дис.

В этой связи отметим, что американские эксперты выражают все больший скепсис в отношении перспектив успешной реализации новой редакции БВУ и главного вытекающего из этого момента итога: реализации плана Белого дома на этом фоне достигнуть качественного улучшения двусторонних отношений Израиля и арабскими странами, в том числе и в рамках создания единого фронта противостояния Ирану. По их оценке, помимо наличия коренных противоречий в рамках палестинского досье между Израилем и всеми мусульманскими странами (тема Иерусалима, аннексии палестинских и сирийских территорий, и т.п.), существует еще и внутренняя оппозиция такому сценарию в самом Израиле, уровень которой при этом слабо зависит от факта наличия в правительстве тех или иных политических партий. Другими словами, это практически консолидированная позиция фактически всего политического сегмента Израиля.

Согласно таким оценкам, во внешней политике Израиля все больше доминируют центристы и правые националисты, которые хотят взять под формальный контроль Западный берег р.Иордан (ЗБРИ). Эти силы не хотят рисковать преимущественно еврейским характером Израиля, предоставляя гражданство палестинцам, живущим на Западном берегу, что вынуждает искать иные варианты предоставления палестинцам территорий для проживания. А это категорически не принимают  арабские страны. Из этих посылов следует вывод, что Израиль, скорее всего, оставит палестинцев на аннексированной территории без политических прав, что чревато изоляцией его региональных отношений и расширением возможностей антиизраильских сил на Западе в рамках активизации их критики.

Американские эксперты полагают, что последние по времени парламентские выборы в Израиле оставили его без правительства, и впервые  ни одна крупная политическая партия не взяла на себя обязательство решить проблему сосуществования двух государств с палестинцами. Рост националистических настроений внутри страны практически четко указывает на то, что Израиль никогда не сделает их гражданами.  Вместо этого Израиль, скорее всего, предпочтет  оставить палестинцев в состоянии  второсортного существования. Однако захват контроля над Западным берегом без предоставления его арабским жителям политических прав приведет не только к раздражению его ключевых союзников (в том числе и США), но и придаст смелости политическим и социальным силам во всем мире, стремящимся изолировать Израиль от международного сообщества. В то время как правые политические лидеры Израиля резко расходятся во мнениях по внутренним вопросам, они, похоже, объединяются вокруг идеи о том, что Израиль рано или поздно аннексирует большую часть Западного берега. Однако такой значительный стратегический сдвиг во внешней политике Израиля вызовет вызовы его национальной идентичности, идеологическому характеру и, как следствие, его дипломатическим отношениям.

На сегодня только  левая партия Авода является одной из немногих израильских партий, все еще приверженных формальному решению о создании двух государств, которое предложило бы палестинцам территорию в обмен на мир. Но эта партия в значительной степени утратила свой электорат, как и большинство небольших левых партий Израиля, что особенно стало очевидным после выборов 17 сентября. Их место заняли   более центристские политические силы, в том числе «Кахоль-лаван», которая поддерживает сохранение своего рода господства на Западном берегу для сдерживания создания Палестинского государства. Между тем, правые партии, которые выступают за аннексию, такие как Ликуд премьер-министра Биньямина Нетаньяху, также укрепили свои позиции. С учетом этого политического сдвига внутри страны Израиль, как полагают американские аналитики, будет все больше и больше склонятся к тому, чтобы перейти к практическим  и официальным шагам по аннексии ЗБРИ. При этом инициаторы этого процесса уже не смогут, как ранее, полагаться исключительно на старые стратегии в рамках насильственной  миграции. Различные тактики использовались властями на протяжении десятилетий для поддержания исключительного еврейского характера Израиля. В первые годы существования государства это была еврейская иммиграция. Одновременно высокий уровень рождаемости евреев в Израиле изначально поддерживал рост населения. После Шестидневной войны 1967 года Израиль взял под свой военный контроль сотни тысяч палестинцев и арабов.  Но демографические факторы, которые когда-то оправдывали эту стратегию, ослабевают. Последняя большая волна еврейской иммиграции пришлась на 1990-е годы, когда из распавшегося Советского Союза в Израиль прибыло 1 млн человек. И еврейская иммиграция в страну с тех пор резко замедлилась, как и светская рождаемость. Попытки стимулировать миграцию палестинцев за пределы ЗБРИ также себя не оправдывает. Прежде всего в силу позиции самих арабских государств.  Соседние государства, такие как Ливан и Иордания, уже имеют большое количество палестинских беженцев, начиная с войны 1948 года. А их стесненные в средствах правительства не желают принимать больше мигрантов, опасаясь нарушить свой собственный хрупкий демографический баланс и создать собственными руками еще один фактор внутренней  нестабильности в своих странах в лице плохо управляемых и часто радикализированных палестинцев. Сирия по причине  гражданской войны остается непривлекательным местом назначения для такой миграции, в то время как Египет изо всех сил пытается обеспечить достаточное количество рабочих мест для коренных египтян, а  не для палестинской молодежи. Несмотря на свою официальную политическую поддержку палестинского дела, Турция также борется со своими собственными экономическими проблемами, а также с ростом антиарабских настроений, вызванными в значительной степени  пребыванием на ее территории  сирийских беженцев. Арабские государства Персидского залива, которые традиционно являлись местами миграции палестинской рабочей силы,  также сейчас заняты реализацией новой стратегией развития, в основу которой кладется и принцип создания рабочих мест для своей собственной молодежи. В процессе подготовки своих традиционно зависящих от нефти экономик к постуглеводородному миру такие страны, как Объединенные Арабские Эмираты и Саудовская Аравия, проводят структурные экономические реформы, включая политику, направленную на поощрение своих собственных граждан к трудовой деятельности. И в результате спрос на иностранную рабочую силу в регионе, в том числе и для палестинцев, сокращается.

Еще одним историческим местом притяжения трудовой миграции палестинцев была Западная Европа. Но после миграционного кризиса  2015-16 годов мало у кого из европейских  правительств  есть политическая потенция (или желание) принять новых мигрантов, в то время как более широкий экономический спад Еврозоны также ослабляет привлекательность континента. В прошлом многие палестинцы также находили убежище в таких латиноамериканских странах, как Гондурас, Мексика и Бразилия. Но эти страны сталкиваются с экономическими проблемами и проблемами безопасности в дополнение к их собственным растущим  трендом  антимигрантских настроений. Другие, более отдаленные азиатские страны, такие как Япония и Индия, традиционно имеют слабые отношения с палестинцами. Некоторые, как Китай, наращивают связи с Израилем, чтобы получить доступ к динамично развивающимся  технологическим и образовательным секторам страны. Теоретически эти связи могут стать достаточно прочными для того, чтобы Израиль затронул тему увеличения палестинской миграции в эти страны, но, скорее всего, такие призывы являются пока областью фантастики. На сегодня общее количество палестинского населения на ЗБРИ и секторе Газа составляет примерно 5 млн человек, из них примерно 3 млн проживают на ЗБРИ. При этом эксперты отмечают отрицательные уровни миграции с этих территорий за последнее время, а уровень рождаемости снизился незначительно и составляет примерно 30 новорожденных на одну тысячу человек.

В этой связи выходом из ситуации является два алгоритма решения. Первый был использован израильским правительством ранее. Тогда, чтобы сохранить еврейский характер Израиля и ограничить влияние оставшихся в стране арабов, израильское правительство  придерживалось принципа  «земля в обмен на мир» — то есть сдачи завоеванной палестинской  территории в обмен на региональное признание и заключение мирных договоров с арабскими странами. Как теперь это становится очевидным, такой алгоритм сейчас для Израиля не актуален. Второй вариант жестче. Это попытка принудительного выселения палестинцев.  Но высокие политические, дипломатические и военные риски такого шага сделают его крайне  маловероятным, по крайней мере, в ближайшем будущем. Это оставляет вариант проживания основной массы палестинцев в ЗБРИ на фоне того, что Израиль будет все больше отбирать функциональные  полномочия у ПНА. Таким образом, Израиль должен будет рано или поздно решить, будет ли он предоставлять гражданство палестинцам  или просто оставит их под израильским контролем без предоставления общенациональных прав.

В этой связи, учитывая все более националистические настроения избирателей, маловероятно, что израильское правительство примет решение о гражданской инкорпорации  любого внятного числа палестинцев. Правые партии страны уже встревожены все более организованным арабским электоратом в Израиле, при этом возглавляемая арабами Объединенный арабский список теперь имеет третье по величине число мест в Кнессете после ее неожиданно сильного выступления на парламентских выборах в сентябре.  У левых партий Израиля также никогда не было политической воли в рамках «национализирования» палестинцев в Израиле; лидеры Аводы всегда утверждали, что сохранение именно еврейского большинства Израиля является главной целью их политики. Поэтому существует очень внятная и наиболее реальная  вероятность того, что палестинцы на Западном берегу будут и далее жить в условиях де-факто постоянной оккупации без соответствующих политических прав.

Главная проблема в этом контексте заключается в том, что оставление палестинцев в этом дипломатическом подвешенном состоянии не обходится  без последствий, поскольку это обстоятельство является одним из важнейших условий для нормализации отношений с арабскими странами. В последние годы арабские государства Персидского залива стремились укрепить свои неофициальные связи с Израилем в рамках противостояния иранской экспансии.  Но такая тенденция является очень лимитированной по своему качественному содержанию,   поскольку перспектива создания Палестинского государства становится все более отдаленной. Даже те страны, которые публично заявили о своем желании установить более тесные связи с Израилем, такие как Оман и Бахрейн, не смогут рисковать внутренней реакцией на сближение с правительством, которое отказывается предоставить палестинцам политические права. Соседние государства, такие как Египет и Иордания, которые имеют мирные договоры с Израилем, также будут испытывать сильное внутреннее давление, чтобы принять меры против этого более правого Израиля. Это может включать прекращение сотрудничества или более открытое присоединение к международным кампаниям осуждения и изоляции Израиля. То же самое справедливо и к аравийским монархиям. 11 сентября Саудовская Аравия выступила с осуждением заявлений премьер-министра Израиля Биньямина Нетаньяху о возможной аннексии части Западного берега реки Иордан. «Королевство считает, что заявление Нетаньяху является очень опасной эскалацией, направленной против палестинского народа, и представляет собой прямое нарушение Устава ООН и принципов международного права и международных норм», — говорится в тексте МИД КСА. Такая реакция последовала на заявления   Нетаньяху в сентябре с.г. о том что в случае победы на парламентских выборах 17 сентября он распространит израильский суверенитет на части Западного берега реки Иордан в районе Иорданской долины и северной оконечности Мертвого моря. В тот же день  Организация исламского сотрудничества (ОИС) решительно осудила предвыборное обещание премьер-министра Израиля Биньямина Нетаньяху аннексировать часть Западного берега реки Иордан. Соответствующее заявление организации обнародовано в среду, передает телеканал «Скай ньюс — Арабия».  «Это опасное заявление является очередным посягательством на права палестинского народа, вопиющим нарушением Устава Организации Объединенных Наций и принципов международного права», — отмечается в коммюнике.

Это то, что касается позиции арабов, которая не изменится даже в случае их открытой войны   Ираном. При этом либеральные правительства в Европе при реализации таких предвыборных обещаний  получат дополнительные аргументы в рамках своей критики  Израиля. Левые активисты и организации в этих странах не преминут использовать такую оптимальную возможность для увеличения своего внутриполитического влияния. Как следствие, очень реальны такие формы критики, как  бойкот и обструкция тех компаний правительств, которые поддержат этот тренд Израиля. И в случае победы демократов на предстоящих выборах в США то же самое следует ожидать и от Вашингтона. При этом нарастающие националистические настроения будут заставлять любое правительство  Израиля продолжать политику по  неуклонной аннексии все большего числа  палестинских территорий на ЗБРИ, даже если это будет означать угрозу дипломатическим отношениям, имеющим решающее значение для его мира и процветания. То же самое будет касаться и консолидированной позиции арабского и мусульманского мира: никакие внутренние противоречия или конфликты с Ираном не повлияют на смену нынешних приоритетов в рамках палестинского досье.

52.56MB | MySQL:104 | 0,315sec