Нефтяной фактор в ливийской политике

Нефтяной фактор всегда играл и продолжает играть огромную роль в сложных исторических поворотах ливийской политики, зачастую играя роль гаранта стабильного экономического развития и роста национального благосостояния. Однако стратегическая ценность нефти в ливийской политике определяется не только ее монетарной стоимостью и источником пополнения национального бюджета. Пока правительство национального согласия в Триполи контролирует эту отрасль через Национальную нефтяную компанию Ливии, оно обладает колоссальным стратегическим преимуществом перед Ливийской национальной (ЛНА) армией осаждающего c апреля текущего года ливийскую столицу и контролирующего большую часть территории страны фельдмаршала Халифы  Хафтара.

По данным национальной нефтяной компании Ливии, в сентябре 2019 года валовой доход от нефтедобычи (без вычета налогов и других издержек) составил 1,8 млрд долларов США, что ниже поступлений в предыдущем месяце (август) на 11%, но выше аналогичного парламента в сентябре прошлого года на 9%. В целом же на сегодняшний день валовой доход от продажи нефти в 2019 году составляет 16 млрд долларов США. Доминирующую часть этих доходов составляет прибыль от продажи сырой нефти (95%), при том что прибыль от продажи газа и нефтехимической промышленности составляет около 5%. Для понимания масштабов нефтяного сектора в экономике Ливии отметим, что бюджет страны в последние годы составляет в среднем 37-40 млрд долларов США.

Следует признать, что, хорошо понимая стратегическую ценность нефтяного фактора, правительство в Триполи прикладывает в последние годы большие усилия, чтобы восстановить потенциал нефтяной промышленности и последовательно диверсифицировать производство нефти.

Напомним, с началом политического кризиса и военного конфликта в Ливии в 2010-2011 гг. нефтяная промышленность, включая всю инфраструктуру добычи и поставок нефти, была сильно разрушена. Об этом красноречиво свидетельствует статистика: после падения режима Каддафи нефтедобыча упала в период с 2010 по 2015 гг. в четыре раза, а именно с 1.6 млн до 0.4 млн баррелей в день. Это привлекло к экономическому коллапсу в стране и серьезно ударило по благосостоянию и уровню жизни населения.

С подписанием в декабре 2015 года Ливийского политического договора и созданием при посредничестве Совета Безопасности ООН т.н. правительства национального согласия в Триполи, наблюдается плавное восстановление нефтяного сектора. Наступившая относительная стабилизация политической ситуации и замораживание активных боевых действий позволили властям вновь сосредоточиться на нефтяном секторе. Уже в 2016 году добыча нефти выросла до 0.6 млн баррелей в день, а сегодня она почти достигла доконфликтного уровня и составляет 1.3 млн баррелей.

Столь впечатляющих показателей удалось добиться благодаря приоритетным инвестициям в нефтепроизводство. Такая политика продолжается и сейчас: в октябре национальная нефтяная корпорация Ливии получила от правительства в Триполи более 1 миллиарда долларов США в качестве дополнительной меры поддержки для расширения мощностей нефтяного производства на период 2019-2020 гг.

Стартовавшая в апреле военная наступательная операция генерала Халифы Хафтара на Триполи стала новым фактором частичной дестабилизации нефтяного сектора. С приближением армии Хафтара к Триполи целый ряд иностранных компаний и инвесторов, работающих в нефтяном секторе страны, особенно итальянских, стали сворачивать свою деятельность. Однако нефтяной секторе не был парализован, да и сама ситуация продлилась ненадолго. Несмотря на сохраняющуюся угрозу военного сценария ливийского конфликта и контролирование Хафтаром фактически большей части территории страны, нефтяное производство не сворачивается.

Как свидетельствует статистика нефтедобычи, с начала военной интервенции Хафтара против Триполи в апреле с.г. производство нефти практически не пострадало, и вскоре с июля-августа стало вновь стабилизироваться, выступив в новую фазу роста. На 2020 год стратегия национальной нефтяной компании нацелена на дальнейшее наращивание производства, с целью как минимум выйти на доконфликтный уровень добычи (1.6 млрд баррелей). Другая важная задача — модернизация и расширение нефтехранилищ для создания резервов, что поможет стабилизировать рынки, особенно в период волатильности нефтяного сектора. С учетом высокой степени влияния геополитических факторов на динамику нефтяных рынков, риски дестабилизации оцениваются как высокие, поэтому создание устойчивых запасов нефти является своевременной мерой. В частности, в сентябре с.г в порту Рас Лануф был введён в эксплуатацию новый танкер с объёмом хранения 500 000 баррелей в целях снижения рисков будущих кризисных ситуаций. В долгосрочном плане важным приоритетом руководства национальной нефтяной компании является задача разграничения нефтяного бизнеса от военных и политических процессов, в том числе через гарантирование условий безопасности для своих сотрудников.

Думается, роль нефтяного фактора в ливийской политике будет только возрастать. Как отмечалось, помимо исключительно финансовых соображений прибыли, все без исключения противоборствующие стороны в ливийском конфликте рассматривают нефтяной фактор в качестве важного ресурса политического влияния и важнейшего ключа к установлению своего окончательного контроля в стране. По запасам нефти Ливия сегодня занимает первое место в Африке (29.5 млрд баррелей) и по-прежнему привлекает крупнейших инвесторов и игроков нефтяного рынка, включая ENI, Total, «Лукойл» и «Татнефть», которые ранее активно работали в стране и были вынуждены свернуть свою деятельность с началом вооруженного конфликта. Потенциал для дальнейшего наращивания производства достаточен: по оценке руководства национальной нефтяной компании Ливии к концу 2020 года производство должно вырасти с нынешних 1.3 млн баррелей в день до 1.5 млн, а в течение следующих пяти лет запланирован рост до 2.1 млн баррелей в день. Разумеется, такой прогноз можно считать достоверным при сохранении нынешних объемов финансирования нефтяной отрасли и при условии относительной политической стабильности и статуса-кво, без эскалации вооруженной фазы конфликта.

52.69MB | MySQL:112 | 0,408sec