К вопросу о сочинском соглашении между Россией и Турцией

22 октября 2019 года в Сочи состоялась очередная встреча между президентами России В.Путиным и Турции Р.Т.Эрдоганом.

Надо сказать, что итоги встречи между двумя лидерами в Сочи если не затмили, то, во всяком случае, вошли в один ряд с самим саммитом «Россия-Африка». Вообще, Сочи претендует на то, чтобы стать тем местом, где странами заключаются наиболее важные сделки. Как это было в прошлом году, когда подобный формат взаимодействия (то есть, по сирийскому вопросу – последней зоне деэкскалации в Идлибе — и в контексте Анкары, но без участия Ирана – И.С.) был опробован.

Военная операция «Источник мира» на севере Сирии стала для Турции достаточно рискованной в плане её отношений с Западом. Даже при том, что операцию турки начали 9 октября при очевидно полученном от президента США Д.Трампа согласии (в ходе телефонного разговора между Р.Т.Эрдоганом и Д.Трампом 5 октября), перед Турцией возникла реальная угроза санкций со стороны США и ЕС.

Кроме того, эта угроза сопровождалась откровенно негативным медийным фоном на Западе, где Турция представала агрессором, организовавшим «вторжение» в Сирию и использующим инструменты демографического инжиниринга и неконвенциональное (химическое) оружие. Характерно, что в эти дни можно было бы увидеть в турецких СМИ множество разных заголовков, суть которых сводилась к старой турецкой пословице «У турок нет других друзей кроме самих турок (то есть, себя – И.С.)». В этих же статьях приводись различные карты мира, на которых были отмечены страны, поддержавшие операцию, осудившие её или же отреагировавшие нейтрально. Надо ли говорить о том, что первых было намного меньше, чем третьих.

Начнем с тех, кто операцию однозначно не поддержал, поскольку таковых оказалось подавляющее большинство: Канада, Норвегия, Ямайка, Швеция, Великобритания, Ирландия, Франция, Португалия, Голландия, Германия, Бельгия, Дания, Финляндия, Швейцария, Польша, Словакия, Австрия, Словения, Италия, Греция, Чехия, Румыния, Иран, Ирак, Сирия, Ливан, Израиль, Республика Кипр, Палестина, Саудовская Аравия, ОАЭ, Египет, Ливия, Тунис, Алжир, Марокко, Джибути, Китай, Австралия и Йемен.

Если вглядеться в эту географию, то возникает вопрос относительно успешности турецкой внешней политики образца 21-го века. С известной степенью условности допустим, что напряжение в отношениях с Западом можно, следуя официальной позиции Турции на этот счет, списать на то, что страна проводит более независимую политику на международной арене и, тем самым, вызывает у непривычных к этому западных стран раздражение и неприятие. А, следовательно, «независимая Турция» образца 21-го века неизбежно входит в клинч с западными странами.

Однако, именно в сторону Ближнего Востока Турецкая Республика под руководством Р.Т.Эрдогана пыталась развернуться все эти годы. И сегодня страну не поддержал на Ближнем Востоке практически никто (об исключениях – чуть ниже), включая даже (!) Палестину, ради которой Турция пошла на обострение своих отношений с Израилем, читай – США, при памятных всем событиях на Экономическом форуме в Давосе и в деле, так называемой, «Флотилии мира».

Ещё раз подчеркнем: Турция пыталась сделать Палестину «ледоколом» всей своей ближневосточной внешней политики, рассудив, что нелюбовь в Государству Израиль является наилучшим объединяющим фактором в регионе Ближнего Востока и Северной Африки. Под это дело реализовывалось множество различных программ помощи, как из турецкого бюджета, так и из различных благотворительных фондов. Результат стал отчетливо виден на операции «Источник мира»: Палестина выступила против, вызвав законное возмущение в Турции. Турецкими обозревателями эта ситуация была прокомментирована в том духе, что Палестина предпочла не раздражать отношений с … Израилем (заметим, против которого Турция, вроде как, выступала защитницей Палестины все эти годы – И.С.).

Есть ещё один вектор турецкой внешней политики, в который руководство Турции серьезно вложилось – это те самые африканские страны, кого Россия приветствовала на Саммите в Сочи.

Невзирая на то, что Турция, как и в случае с Палестиной, пыталась строить с Африкой особые отношения, в частности, с мусульманскими государствами Черного континента (допустим, с той же Нигерией), ни одна из этих стран не поддержала Турцию, за исключением Сомали. Вот и весь результат многолетних усилий Турции: торговля с континентом растет, однако, рассчитывать на политическую поддержку Турция не в состоянии.

Итак, кто же поддержал турецкую операцию «Источник мира». В числе этих стран: Пакистан, Азербайджан, Катар и Сомали. Здесь, собственно, комментарии излишни.

Ещё есть целый ряд стран, чья позиция по «Источнику мира» является неоднозначной, противоречивой. В числе этих стран: США, Россия, Испания и Венгрия.

Возможно возникнет вопрос: понятно, что США заняли противоречивую позицию в отношении «Источника мира». С одной стороны, телефонный разговор Р.Т.Эрдогана с Д.Трампом. А с другой стороны, угроза применения к Турции американских санкций и разрушения» турецкой экономики, «как это было уже сделано» ранее.

Но в чем же противоречивость, на взгляд турок, российской позиции по этому вопросу? При том, что официальная Москва постоянно выражает понимание турецкой обеспокоенностью в связи с ситуацией на турецко-сирийской границе.

Все просто: риторика российских СМИ содержит словосочетание «турецкое вторжение». А кроме того, в российском информационном пространстве ПДС / СНС не называются «террористами», а российские представители силовых ведомств ведут с ними, не скрывая того, диалог. Кроме того, у курдов есть свое представительство в Москве и турецкие обозреватели не допускают мысли о том, что оно может быть закрыто даже в угоду отношениям с Анкарой. В этом, как подчеркивают турки, проявляется имперская внешняя политика России, которую нельзя мерить общей меркой – империя, просто по определению, строит отношения, по максимуму, со всеми силами в мире для продвижения своих интересов.

Итак, позиции Турции в мире, в связи с операцией «Источник мира», не  ослабли, нет. Скорее проявился реальный, на настоящее время, уровень поддержки Турции на международной арене. По сути, единственным глобальным игроком, так или иначе, демонстрирующим уважение к интересам Турции и готовым вести с ней диалог в наши дни оказывается Россия.

Оттого в Турции сейчас — подчеркнуто большое внимание к российско-турецкому альянсу, который выводится на первый план в качестве демонстрации успехов турецкой внешней политики в Сирии. Как проправительственные СМИ, так и оппозиционные пишут о российско-турецком партнерстве в Сирии. Первые – в комплементарном стиле, вторые – просто не в силах отрицать наличия  конкретных и зримых успехов от того диалога, который ведется сейчас между Турцией и Россией.

Большое внимание в эти дни уделяется ходу реализации Сочинского соглашения, которое американцы поспешили окрестить «дырявым» и «менее выгодным» чем то, что было подписано между Турцией и США. Именно сравнению этих двух соглашений было посвящено множество материалов в турецких СМИ в эти дни. Однако, при анализе турки, даже самые прозападно настроенные, не в силах отрицать того факта, что целый ряд договоренностей между Турцией и США так и остался в категории «договоренности». Допустим, это касалось подписанной, но не реализованной дорожной карты по Манбиджу.

Во вторник 29 октября с.г. в 18.00 турецкие СМИ ожидали официальных заявлений сторон, касательно выполнения Россией пункта Сочинского соглашения, согласно которому в течение 150 часов после его подписания Россия будет «содействовать» выводу курдских формирований с турецко-сирийской границы на глубину в 30 километров. Отдельным вопросом стояло то, когда российские и турецкие силы приступят к совместному патрулированию границы? И, углубляясь в этот вопрос, что произойдет если, допустим, «патруль заметит вооруженные формирования СНС». Турецкие обозреватели задавались вопросом, относительно того, каковы полномочия этих патрулей и будет ли ими открыт огонь?

Буквально за полчаса до истечения срока вывода курдских формирований заявление было сделано министром обороны России С.Шойгу. Далее это заявление было подтверждено как президентом Р.Т.Эрдоганом, так и министром национальной обороны Хулуси Акаром.

В частности, в ходе своего выступления, посвященного Дню Республики, отмечаемому 29 октября, президент Турции Р.Т.Эрдоган отметил следующее. Процитируем турецкого президента: «В настоящее время, Россия сообщила нашим уполномоченным лицам о том, что террористическая организация была полностью отсюда выведена (то есть, с турецко-сирийской границы – И.С.). Наши контакты с завтрашнего дня будут продолжены в том же самом ключе. К настоящему времени, число наших жертв, как среди солдат, так и мирных жителей, приблизилось к 30 человекам. Однако, Сирийская национальная армия, в то же самое время, потеряла почти 130 человек. Они плечом к плечу воевали с нашим погибшими. Они, все ещё, продолжают свою борьбу. Они никогда не остаются позади. Эту борьбу они продолжают в союзе, единстве и братстве… Мы искренне желаем того, чтобы операция «Источник мира» была бы свернута в самое короткое время».

Вопрос о совместном российско-турецком патрулировании был задан журналистами министру национальной обороны Хулуси Акару. В ответ он отметил, что на его взгляд здесь нет никаких проблем, диалог продолжается (в это время в Анкаре находилась делегация российских военных – И.С.) и патрулирование будет начато в самый короткий срок.

Подводя черту под изложенным выше, отметим, что в условиях того стратегического одиночества, в котором сейчас пребывает Турецкая Республика Россия становится главным военно-политическим партнером Турции в регионе. Многие ожидают результатов встречи между президентами Д.Трампом и Р.Т.Эрдоганом в США, намеченной на 13 ноября. Однако, беремся предположить то, что прорывов от этой встречи ждать не приходится. Американцы продолжают давить на Турцию экономически и политически, однако, не могут предложить им никаких значимых дивидендов от сотрудничества. Что предполагает довольно напряженный турецко-американский диалог в обозримой перспективе и оставляет перед Россией открытым окно возможностей.

52.51MB | MySQL:102 | 0,554sec