Израильские эксперты INSS анализируют позиции России на Ближнем Востоке

Визиты президента России Владимира Путина 14-15 октября 2019 года в Саудовскую Аравию и Объединенные Арабские Эмираты (которые являются традиционно западными союзниками, мало связанными с Москвой во время холодной войны), его встреча с президентом Турции Реджепом Тайипом Эрдоганом 20 октября этого года, и проведение в Сочи 23-24 октября с.г. совместно с президентом Египта Абделем Фаттахом ас-Сиси российско-африканского саммита на высшем уровне свидетельствуют об активизации российской дипломатии на Ближнем Востоке и в Африке.

CNN называет Россию «растущей сверхдержавой Ближнего Востока»[i]. Британская Independent пишет о том, что «Путин прибывает в Саудовскую Аравию как «создатель королей» на Ближнем Востоке»[ii]. Reuters сообщает о том, что «визит в Саудовскую Аравию свидетельствует о растущем влиянии Путина на Ближнем Востоке»[iii].

Помимо цифр и количества подписанных договоров фактом стало то, что в ближневосточных столицах, которые посетил В.Путин, его встречали как лидера настоящей сверхдержавы. Ему хотели показать лучшее, рядовые граждане воспринимают его как мировую знаменитость, а наследный принц ОАЭ Мухаммед бен Зайд Аль Нахайян назвал В.Путина «братом и другом», заявив, что Москва для принца – «второй дом». Российский президент в очередной раз продемонстрировал не просто тщетность усилий Запада по дипломатической изоляции его страны, а добился радикальных дипломатических побед в ключевом регионе. Россия стала единственным мировым игроком, с которым на Ближнем Востоке хотят дружить и сотрудничать абсолютно все страны, включая давних американских союзников[iv].

Израильские эксперты Института исследования национальной безопасности (Institute for National Security Studies, INSS, такие как: Цви Маген, Вера Мишлин-Шапир, Даниэль Раков, Йоэль Гузанский) пытаются разобраться – является ли все это реальным великим достижением Москвы или всего лишь медийным шумом, особенно с учетом решения президента Д.Трампа вернуть часть войск для «охраны» восточных сирийских нефтяных месторождений. Ссылаясь на международные СМИ, эксперты отмечают, что имидж России как ведущей державы в регионе укрепился. Многие обозреватели называют В.Путина «большим победителем в Сирии» и лидером, который способен определить судьбу этой страны практически без ограничений.

По мнению израильских экспертов, нынешние успехи России основаны на ее давнем участии в сирийской гражданской войне в сотрудничестве с Ираном и в контакте со всеми игроками региона. Все эти события, по их словам, «происходят на фоне международного кризиса, связанного с сокращением военного присутствия Соединенных Штатов в северной части Сирии», что открыло путь для турецкой военной операции «Источник мира». Задача турецких военных заключалась в установлении контроля над районом, удерживаемым сирийскими курдами на границе между Сирией и Турцией[v].

Политика Вашингтона в ближневосточном регионе была расценена как отказ от ранее поддерживаемых американцами курдов и признак ослабления приверженности США своим союзникам на Ближнем Востоке или даже во всем мире. Эксперты INSS отмечают, что Россия попыталась заполнить вакуум, оставленный американцами, достигнув взаимопонимания с Турцией, сирийским режимом Башара Асада и курдами.

Последние по времени действия России в отношении Ближнего Востока и Африки, по мнению экспертов INSS, были оформлены для доказательства того, что Соединенные Штаты в регионе сдались, а Россия пробивается сквозь трещины и щели, оставшиеся после американцев. Однако они советуют Москве не обольщаться, т.к. региональные субъекты на самом деле не спешат разрывать связи с Вашингтоном; эти субъекты понимают пределы могущества Москвы и используют развивающиеся отношения с Россией, чтобы улучшить свои позиции в переговорах с США. Сирийские курды под эгидой США по-прежнему контролируют большую часть своей территории; Турция и Иран все еще пользуются существенной свободой действий в Сирии; продвижение Женевского процесса требует сотрудничества с США; государства Персидского залива ограничивают степень своих отношений с Москвой; а в Африке Россия – самый слабый из сильных игроков (после Китая, США и ЕС). Более того, несмотря на недавние события, Россия не является основным игроком, сдерживающим израильские военные действия в Сирии.

Интенсивная дипломатическая деятельность России в регионе, по мнению израильских экспертов, является стремлением Москвы занять место, оставленное США, но не отражает изменение баланса сил между мировыми державами в регионе. Вашингтон, если решит это сделать, по-прежнему может бросить вызов Москве и разрушить достижения России почти во всех частях региона.

Объявленный вывод американских войск, повлекший за собой отказ от курдских союзников, а затем турецкую операцию в северной части Сирии, казалось, полностью расчистил сцену для России. За этим последовало дипломатическое достижение Москвы на встрече В.Путина и Р.Т.Эрдогана, который согласился ограничить военную операцию на севере Сирии. Позднее Россия объявила о развертывании своих сил на сирийско-турецкой границе. Этот шаг, отмечают эксперты INSS, воспринимался в Москве как беспрецедентный успех. Не даром В.Путин назвал это «очень важным, возможно, даже судьбоносным решением». Казалось, что Россия осталась в Сирии единственной мировой державой, которая без единого выстрела вернула режиму Б.Асада значительную часть сирийской территории.

Однако, по словам израильских экспертов, «русские быстро охладили свой энтузиазм». «Старший российский аналитик Федор Лукьянов, озвучивая официальную позицию, подчеркнул, что Россия заинтересована в стабилизации Сирии и не рассматривает взаимоотношения с США как «игру с нулевой суммой»». 26 октября два российских министерства – иностранных дел и обороны – развернули кампанию в СМИ, обвинив США в краже сирийской нефти и возложив на них ответственность за гуманитарную катастрофу в лагере беженцев «Эр-Рукбан» на сирийско-иорданской границе. Они также ставят под сомнение утверждение США о ликвидации лидера ИГ Абу Бакра аль-Багдади». По их мнению, «незначительное количество российских военных, развернутых вдоль сирийско-турецкой границы, не могут контролировать ситуацию. Турция по-прежнему периодически бомбит курдские и сирийские позиции, в то время как Россия заявляет, что ситуация стабилизировалась. Российские и сирийские военные были вовлечены в конфронтацию с курдскими «Силами народной самообороны (СНС) и лишены свободы передвижения в курдских районах. В последние недели СМИ, идентифицированные как инструменты российской пропаганды, беспощадно нападали на сирийских курдов, называя их «террористами». Это было весьма необычно для России, которая ранее воздерживалась от такой риторики, напоминающей турецкую пропаганду».

Кроме того, отмечают эксперты INSS, политический процесс урегулирования конфликта в Сирии, который был возобновлен 30 октября в Женеве (в виде созыва Конституционного комитета), также не находится под контролем Москвы. Наличие у США, Европы, стран Персидского залива, Турции, Ирана, режима Б.Асада и сирийской оппозиции противоположных или трудно согласуемых интересов привело к затягиванию процесса урегулирования сирийского конфликта. Попытка России (2017–2019 гг.) выйти из этого тупика в сотрудничестве с Турцией и Ираном в рамках Астанинского формата не увенчалась успехом, и теперь Москва вынуждена вернуться к процессу в Женеве, который находится под контролем ООН, а значит, Запад имеет право вето. Тем не менее, Конституционный комитет (инициатива, которую Путин лично продвигал с 2017 года) отражает усталость Запада от Сирии и готовность серьезно пересмотреть намерения России без априорных обязательств по восстановлению Сирии.

Искажая реальное положение дел и называя провал политики Запада и ряда ближневосточных государств (с которыми Израиль – как минимум в отношении ситуации в Сирии – завуалированно заодно) «усталостью» от сирийской проблемы или «готовностью» пересмотреть свою позицию, израильские эксперты также высказались по поводу октябрьского визита В.Путина в страны Персидского залива. По их словам, улучшение отношений с ОАЭ является для России важной задачей. Москва рассматривает Саудовскую Аравию и ОАЭ как ключевые государства на Ближнем Востоке, которые имеют решающее значение для продвижения российских политических и экономических интересов. «Страны Персидского залива хотели бы удалить Москву от Ирана и сотрудничать с Россией в стабилизации цен на нефть, что является критически важной составляющей их экономической стабильности. Они привлекают Россию, несмотря на прошлые обиды и скрытую с ней конкуренцию на нефтяных рынках».

Визит В.Путина в Саудовскую Аравию и ОАЭ состоялся после атаки (14 сентября с.г.) на саудовские нефтяные объекты, что приписывается Ирану и что в военном плане так и осталось без ответа США. По мнению экспертов INSS, это соответствовало политике США в последние месяцы, которая рассматривается в регионе как американское колебание и отказ от политической деятельности на Ближнем Востоке. В свою очередь, Москва предложила выступить посредником между Эр-Риядом и Тегераном и даже выдвинула инициативу обеспечить безопасность в Персидском заливе.

Израильские эксперты считают, что «русские стремились организовать визит так, чтобы он оказался значительным, особенно на экономическом уровне. Но в конечно итоге, основные результаты носили церемониальный характер: символизм того, что российский президент посещает страну, которая позиционирует себя в качестве лидера суннитского мира, и между лидерами укрепляются отношения. Были подписаны меморандумы о взаимопонимании, прежде всего соглашение о сотрудничестве по стабилизации цен на нефть, которое предполагает постоянную основу для соглашения ОПЕК +. Но, по их словам, даже это знаковое событие не было новым, потому что соглашение было достигнуто много месяцев назад. Россия также подписала с ОАЭ соглашение о сотрудничестве в области мирного атома, но сообщений о прогрессе в продаже российских ядерных технологий и/или современных вооружений не поступало. Поэтому заключается, что остается неясным, достигла ли Россия гораздо большего, чем об этом декларировалось».

По мнению экспертов INSS, трудность в придании этому визиту какого-либо практического значения связана с чувствительностью США, и Эр-Рияд и Абу-Даби очень внимательно подходят к этому вопросу. Тем не менее, во многих областях они пытаются улучшить связи с Россией, но это происходит как дополнение к их нынешним отношениям с США и, возможно, что Саудовская Аравия и ОАЭ пытаются использовать  Россию в качестве рычага против Вашингтона.

Что касается российско-африканского саммита с участием 54 государств континента (43 из которых были представлены их лидерами, в т.ч. президентом Египта в качестве сопредседателя с В.Путиным), израильские эксперты с еле скрываемым раздражением, видимо, порожденным завистью, прежде всего, отметили сумму, которая потребовалась для организации этого мероприятия. По их словам, «впечатляющее действие стоимостью около 70 миллионов долларов – одна из самых дорогих конференций, когда-либо проводившихся в России – и марафонские встречи между Путиным и 16 африканскими лидерами были призваны продемонстрировать восходящую звезду России на международной арене и ее намерение играть гораздо более значимую роль в Африке. Действия России в Африке следует признать попыткой расширить свою ближневосточную политику, отчасти в свете налаживаемого взаимодействия с Египтом и ОАЭ».

Однако, отмечают израильские эксперты, на практике отношения России с африканским континентом остаются ограниченными. «Поворот России к Африке» является результатом сильного политического и экономического давления со стороны Запада, заставляющего Москву искать новые рынки. Торговый баланс России с Африкой составляет 20 млрд долларов (из которых 60% приходится только на Египет и Алжир). На сегодняшний день России удалось значительно проявить себя в сфере политики или безопасности лишь в нескольких африканских государствах. Поэтому, предполагают эксперты INSS, Россия постарается постепенно укреплять свои связи и положение, минимизируя трения с другими глобальными державами, имеющими на африканском континенте не только более высокий статус, но и более наполненные карманы (Китай, Соединенные Штаты и Франция).

Не ускользнул от внимания израильских экспертов подарок В.Путина лидерам Саудовской Аравии и ОАЭ. По их мнению, «два белых охотничьих сокола (которые гнездятся в далеких замерзших заброшенных местах России), стали символом российских действий в регионе на протяжении последнего месяца»:

а. С одной стороны, российский сокол знакомится с пустынным климатом: Россия последовательна в своем стремлении наладить отношения с региональными государствами и добивается успеха путем выявления взаимных интересов и точек сближения. Политика Д.Трампа помогает России усиливать влияние в регионе.

б. С другой стороны, птичье щебетанье символизирует преувеличенный ажиотаж вокруг достижений России в Сирии и изменения регионального баланса сил между США и Россией. У Вашингтона на руках по-прежнему очень сильные карты в Сирии: территориальные (большая часть курдской зоны и район Эт-Танф); политические (право вето в Женевском процессе); военное сдерживание; и экономические (санкции и недопущение предоставления помощи на восстановление Сирии). На данном этапе за пределами Сирии Россия имеет ограниченное влияние на региональные государства. Несмотря на растущее подозрение по отношению к Д.Трампу, союзники США на Ближнем Востоке не стремятся перебежать на сторону России. Скорее, они хотят использовать отношения с Москвой, чтобы создать рычаги в переговорах с Вашингтоном или максимизировать относительно узкие взаимные интересы. Более того, Россия с ее ограниченными экономическими ресурсами не может и не пытается конкурировать с США в контроле над регионом, а только старается играть роль посредника.

По мнению экспертов INSS, в настоящее время израильские военные операции в Сирии не являются серьезной угрозой российским интересам, пока США, Турция и Иран продолжают действовать в Сирии. Следовательно, Россия по-прежнему будет терпеть израильские атаки, если Израиль проявит осторожность и не затронет российских военных, и до тех пор, пока последствия от них не начнут нарушать планы России в отношении Сирии. В то же время, учитывая возобновление Женевского процесса и желание Д.Трампа вывести военных из Сирии, у израильского руководства есть политическая возможность, пока США остаются весовым игроком по отношению к России. Израиль должен постараться связать свою заинтересованность в ограничении присутствия Ирана в Сирии с потенциальными американо-российскими соглашениями. В долгосрочной перспективе Израилю пора готовиться к российскому влиянию в регионе, выходящему за пределы Сирии, и принять во внимание российский «разворот на Африку», который может бросить вызов израильским интересам, особенно в условиях появления разногласий между Израилем и Египтом и/или в бассейне Красного моря.

[i] «Растущая сверхдержава Ближнего Востока»: западные СМИ о визите Путина в Эр-Рияд и Абу-Даби // Expert. 16.10.2019 — https://expert.ru/2019/10/16/blizhnij-vostok/

[ii] Putin arrives in Saudi Arabia as Middle East kingmaker: ‘Something is afoot’ // Independent. 14.10.2019 — https://www.independent.co.uk/news/world/europe/putin-saudi-arabia-visit-king-salman-riyadh-middle-east-trump-a9155771.html

[iii] Saudi visit signals Putin’s growing Middle East influence // Reuters. 14.10.2019 — https://www.reuters.com/article/us-saudi-russia/saudi-visit-signals-putins-growing-middle-east-influence-idUSKBN1WT0KH

[iv] «Путин – создатель королей»: на Западе боятся, что теряют Ближний Восток // РИА Новости. 15.10.2019 -https://ria.ru/20191015/1559821121.html

[v] Russia in the Middle East and Africa: A Higher Gear or Media Buzz? // INSS. 06.11.2019 -https://www.inss.org.il/publication/russia-in-the-middle-east-and-africa-a-higher-gear-or-media-buzz/

55.89MB | MySQL:105 | 0,467sec