Ситуация в Судане: сентябрь 2007 года

Ключевым событием сентябрьской политической жизни Судана стал визит в страну Генерального секретаря ООН Пан Ги Муна 3-7 сентября. К этому событию было приковано внимание дипломатического корпуса и общественности Хартума, всей суданской прессы. В столице генсек встретился с президентом Омаром Баширом, а затем 4 сентября вылетел в центр Южного Судана г. Джуба, где встретился с председателем правительства региона Сальвой Киром и рядом высокопоставленных чиновников. В ходе переговоров на юге генсек всячески подчеркивал необходимость ускорения процесса реализации Всеобъемлющего мирного соглашения, который, по его словам, довольно «хрупок». Сальва Кир в свою очередь указал на важность скорейшего вывода подконтрольных северянам Суданских национальных вооруженных сил из нефтеносных районов, которое должно было завершиться еще к 9 июля.

Но основной задачей визита генсека в Судан было оказание содействия в процессе достижения соглашений по мирному урегулированию в Дарфуре. По итогам переговоров в Хартуме между Омаром Баширом и Пан Ги Муном была достигнута договоренность о проведении 27 октября в ливийском Триполи конференции под патронажем ООН и Африканского союза с целью налаживания политического процесса между официальным Хартумом и группировками повстанцев. Позднее генсек заявил, что «процесс [развертывания в регионе. – Е.К.] «гибридных» сил должен сопровождаться политическим процессом. В противном случае наши миротворцы, полиция или гражданские сотрудники столкнутся в своей работе со множеством препятствий».

Напомним, что в начале августа в г. Аруша на севере Танзании в рамках Дорожной карты по урегулированию в Дарфуре прошли переговоры представителей восьми повстанческих суданских группировок для выработки единой позиции перед переговорами с правительством.

Затем генсек вылетел в Дарфур, где в г. Эль-Фашер встретился с лидерами лагерей временно перемещенных лиц, выслушал их жалобы и пообещал донести эти проблемы до суданского руководства. Посетив один из лагерей поблизости от города, Пан Ги Мун сообщил журналистам, что он «потрясен» теми тяжелыми бытовыми условиями, с которыми приходится бороться обитателям лагеря.

Одновременно с этим постоянный представитель Судана при ООН Абдельмахмуд Абдельхалим заявил, что Судан полностью выполнил свои обязательства по резолюции Совбеза ООН № 1769.

10 сентября британский Форин-офис обнародовал новую инициативу по урегулированию кризиса в Дарфуре. По словам британского госминистра по делам Африки лорда Маллоча Брауна, предложение состоит из четырех основных пунктов: поддержка «гибридных» сил ООН-АС, содействие мирному разрешению конфликта, содействие в развитии и, что характерно, убеждение лидера Движения за равенство и справедливость Абдельвахида Нура принять участие в мирных переговорах в Триполи.

Последняя, кажущаяся странной посылка британской инициативы на самом деле весьма актуальна. Перспективы полноценного представительства дарфурских группировок на готовящихся в Триполи переговорах с правительственной делегацией оказались одним из самых острых вопросов суданской политики в сентябре. Именно позиция одного из самых влиятельных руководителей дарфурских оппозиционных движений – лидера крыла Суданского освободительного движения Абдулвахида Нура — составляет основную проблему. Этот влиятельный в Дарфуре политик, давно проживающий в Париже, отказывается принимать участие в триполийской встрече, что в силу его веса в дарфурских делах сразу ставит под угрозу эффективность переговоров. Абдулвахид Нур выдвинул ряд предварительных условий для своего участия во встрече, в частности, развертывание в Дарфуре сил ООН-АС, прекращение насилия в регионе, разоружение ополченцев «Джанджавид» и вывод с принадлежащих народности фур земель арабских поселений. Очевидно, что такие требования заведомо невыполнимы.

В сентябре в Судане обострились отношения по линии север – юг. 10 сентября Сальва Кир выступил с неожиданно резким заявлением о том, что южане готовы к «возобновлению войны» с северянами. Причиной такого выпада стало затягивание решения по определению статуса и границ нефтеносного района Абьей, а также задержки с выводом военных формирований северян из богатых нефтью районов страны, что подразумевалось Всеобъемлющим мирным соглашением. Ясир Арман, заместитель Кира на севере, тут же заявил о том, что Кира неправильно поняли: он вовсе не угрожал военными действиями, а лишь указывал на серьезные проблемы в реализации мирного соглашения.

Северяне в свою очередь не замедлили с ответом. 12 сентября генеральный секретарь по внешним связям правящей партии Национальный конгресс Камаль Обейд заявил, что СНОД так и не сумел стать полноценной политической партией, фактически оставшись лишь военизированной группировкой.

Позднее, после двухдневных переговоров Башира и Кира 19-20 сентября, председатель правительства Южного Судана отметил, что между СНОД и НК нет никаких ключевых противоречий. Однако уже в конце сентября в продолжение противостояния лидер южан заявил, что южане воспринимаются на севере страны как граждане «четвертого сорта» и именно поэтому сепаратистские настроения на юге нарастают. Политики НК не преминули в ответ заявить, что южносуданскому правительству не удается сколько бы то ни было эффективно развивать юг страны.

В целом, складывается ощущение, что по мере приближения к важным вехам Всеобъемлющего мирного соглашения – переписи (окончательно перенесенной на февраль 2008 г.) и выборам (2009 г.) – проблемы в отношениях между северянами и южанами не только не решаются, но накапливаются и умножаются, напряженность во взаимоотношениях нарастает и, помимо политического пикирования, выливается в практические враждебные действия. Так, 11 сентября хартумская полиция провела в городе крупнейшую операцию по изъятию оружия. Ясир Арман, председатель северного крыла Суданского народно-освободительного движения (СНОД), заявил, что действия полиции были направлены прежде всего против СНОД. По его словам, офисы и базы движения обыскивались так тщательно, будто они были частью криминальной сети. По результатам обысков полицейские конфисковали автоматы Калашникова, пистолеты, боеприпасы к ним и гранаты, но о точном количестве изъятого оружия данных нет.

В тот же день произошло крупнейшее вооруженное нападение на лагерь афромиротворцев Хасканита. Лагерь, расположенный на стыке штатов Северный и Южный Дарфур и Южный Кордофан, был атакован бойцами, входящими в группировки, не подписавшие Дарфурское мирное соглашение. В результате инцидента погибли десять миротворцев, семь из которых были из Нигерии. По сообщениям СМИ, правительственные войска бомбили нападавших с вертолетов. Дарфурские оппозиционные группировки, в частности Движение за равенство и справедливость Халиля Ибрагима, в свою очередь обвинили в инциденте непосредственно правительственные войска.

24 сентября стало известно о самороспуске Сил обороны Южного Судана – вооруженного формирования, до подписания мирного соглашения действовавшего в союзе с войсками северян. Было объявлено о формировании на их основе новой политической партии – Демократического фронта Южного Судана. По-видимому, по замыслу стратегов правящего Национального конгресса новая партия призвана составить определенную конкуренцию СНОД и усилить влияние северян на юге. По мнению некоторых южносуданских журналистов и аналитиков, создание такого политического объединения на основе ополчений – продолжение широко используемой северянами политики «разделяй и властвуй».

Министерство внутренних дел Государства Израиль приняло решение о предоставлении израильского гражданства беженцам из Дарфура. Речь идет приблизительно о двух тысячах человек в рамках сотрудничества с Управлением Верховного комиссара ООН по делам беженцев, планируются их расселение на территории страны и натурализация. По данным ООН, на конец сентября вид на жительство в Израиле был предоставлен уже 498 беженцам из Дарфура, в то время как беженцы из других регионов Африки депортируются.

С 1 декабря Банк Судана (Центробанк страны) в рамках борьбы с американскими экономическими санкциями планирует перевести свои внешние валютные операции на евро.

31.22MB | MySQL:67 | 0,723sec