В Израиле анализируют последствия очередной эскалации насилия в противостоянии с действующими в секторе Газа группировками. Часть 2

Египту удалось достичь соглашения о прекращении огня между Израилем и «Палестинским исламским джихадом» 14 ноября этого года после двухдневной эскалации насилия, в ходе которой по израильской территории было выпущено около 450 ракет. Вопрос заключался лишь в том, будет ли это соглашение реализовано на местах.

Согласно египетским источникам, соглашение включало в себя следующее: прекращение обстрелов с обеих сторон, точечных ликвидаций Израилем на Западном берегу р. Иордан и в секторе Газа, а также обстрелов демонстрантов на «маршах возвращения» вдоль забора безопасности на границе с сектором Газа; возвращение к каирским договоренностям, достигнутым в 2014 году после израильской военной операции в секторе Газа «Нерушимая скала».

Как отмечает Йони Бен-Менахем, аналитик Иерусалимского центра публичной политики (Jerusalem center for public affairs, JCPA), «Палестинский исламский джихад» путем искажения фактов пытался представить прекращение огня как победу. Пресс-секретарь организации Мусаб аль-Бураим заявил: «Сопротивление подорвало престиж Нетаньяху и сказало свое слово. Оккупация [Израиль] уступила и согласилась с условиями сопротивления Исламского джихада. Гарантия соглашения о прекращении огня – это готовность сопротивления [его выполнять] на местах и усилия Египта»[i].

В результате эскалации вооруженного насилия 12-14 ноября с.г. погибли 32 палестинца и около 100 раненых. Израильские военные уничтожили большое количество объектов «Палестинского исламского джихада». В ночь на 14 ноября, за несколько часов до прекращения огня, был убит Расми Абу Малхус, один из наиболее влиятельных командиров «Бригад Аль-Кудса» (военного крыла «Палестинского исламского джихада»). Вместе с ним погибли пятеро его родственников, включая женщин и детей, а также еще двое, по всей видимости, боевики «Бригад Аль-Кудса». Абу Малхус считался одним из вероятных преемников Абу аль-Аты, ликвидированного ЦАХАЛом рано утром 12 ноября[ii].

Представитель израильской армии заявил, что в ходе боевых действий 12-14 ноября было уничтожено 25 террористов. Как отмечал израильский аналитик, в секторе Газа были рады сообщению о прекращении огня и надеялись, что оно продлится долго, с тем, чтобы у жителей палестинского анклава появилась возможность вернуться к повседневной жизни и реализовать вторую фазу соглашения о перемирии между Израилем и ХАМАСом.

К тому же, по мнению Йони Бен-Менахема, в секторе Газа понимают, что «Палестинский исламский джихад» получил от ЦАХАЛа серьезный удар, и именно Израиль выиграл нынешний раунд боевых действий. Акции протеста вдоль пограничного забора в секторе Газа в рамках «марша возвращения» были отменены еще до того, как было достигнуто соглашение о прекращении огня, и поэтому оценка его выполнения может быть дана только в следующую пятницу. Прекращение огня было достигнуто после того, как «Палестинский исламский джихад» так и не смог нанести смертельный удар по израильским гражданским лицам или солдатам, чтобы отомстить за убийство Абу Аль-Аты, не смог даже создать картину победы.

По мнению израильского аналитика, прекращение огня в секторе Газа стало еще одним ударом по Ирану, которому пришлось дать «Палестинскому исламскому джихаду» на это «зеленый свет», чтобы предотвратить окончательный разгром группировки  в результате бомбардировок израильских ВВС. Это соглашение еще раз подчеркивает важность роли Египта как основного фактора, который может повлиять на палестинские организации в секторе Газа.

Последний по времени раунд боевых действий, по словам израильского аналитика, подчеркнул тот факт, что ХАМАС больше не является основным и единственным правителем в секторе Газа, и что «Палестинский исламский джихад» бросает ему вызов. Хотя эта группировка не осуществляет гражданский контроль над населением, она может торпедировать важные действия ХАМАСа.

Израиль достиг своей главной цели, ликвидировав Баху Абу аль-Ату. Операция «Черный пояс» по его ликвидации и попытки убить Акрама аль-Аджури в Дамаске стала серьезным ударом по престижу «Палестинского исламского джихада», поэтому шквальным ракетным обстрелом Израиля организация стремилась отомстить еврейскому государству, чтобы восстановить свою честь. Однако Израиль действовал с осторожностью, нанося авиаудары с хирургической точностью, оставив группировку без помощи со стороны ХАМАСа и без давления со стороны международного сообщества на Израиль с целью заставить его прекратить огонь. Ракетные обстрелы из сектора Газа парализовали жизнь в некоторых частях Израиля. Но повседневная жизнь в секторе Газа была также нарушена, контрольно-пропускные пункты были закрыты, и жители анклава хотели возвращения к повседневной жизни.

Израильский аналитик полагает, что ввиду отсутствия возможности жестоко отомстить Израилю, группировка безуспешно искала способ, который позволил бы ей достойно выйти из текущего раунда вооруженного противостояния. Руководство «Палестинского исламского джихада» пошло на соглашение о прекращении огня только после одобрения Ирана. Лидер организации Зияд Нахала тесно связан с иранским генералом Касемом Сулеймани, командиром спецподразделения «Аль-Кудс» Корпуса стражей исламской революции (КСИР), и свои действия координирует с ним.

В последние годы «Палестинский исламский джихад» развил свой военный потенциал и пополнил арсенал ракет, который, тем не менее, меньше ракетного потенциала ХАМАСа. Однако группировка смогла позиционировать себя в качестве основного игрока в секторе Газа и лидера сопротивления Израилю, несмотря на то, что по величине является второй организацией в прибрежном анклаве. Таким образом «Палестинский исламский джихад» перестал играть роль «младшего брата» ХАМАСа. При этом у группировки нет политической программы, только джихад против Израиля в иранской манере, несмотря на то, что ее члены сунниты.

ХАМАС примирился с посредничеством Египта, что в ЦАХАЛе называют «урегулированием», но изначально реализация достигнутых договоренностей завесила от согласия лидера группировки – Зияда Нахалы, политического деятеля, которого опасаются. Египет хочет продвигать соглашение о перемирии, поэтому З.Нахалу регулярно приглашают в Каир для переговоров с руководителями египетской разведки, а недавно египтяне пошли ему навстречу и выпустили из тюрем десятки его активистов в знак доброй воли ради установления затишья в секторе Газа.

За последние шесть месяцев, отмечает Йони Бен-Менахем, «Палестинский исламский джихад» значительно усилился, и под руководством иранского генерала К.Сулеймани стал бросать вызов Израилю, ХАМАСу и Египту в попытке торпедировать соглашение о перемирии. ХАМАСу не удалось обуздать действия Абу аль-Аты. Руководители египетской разведки на переговорах в Каире также не смогли смягчить его позицию, и «он остался верен инструкциям, которые получил из Тегерана».

Отметим, что убийство Абу аль-Аты усилило напряженность в отношениях между ХАМАСом и «Палестинским исламским джихадом». В СМИ появилось сообщение об инциденте в траурном шатре Абу аль-Аты, когда Махмуд аз-Захар, один из основателей ХАМАСа в секторе Газа и высокопоставленный член ХАМАСа Ахмад Бахар явились в шатер, чтобы выразить соболезнования родственникам убитого командира, боевики «Бригад Аль-Кудса» открыли огонь над головами присутствующих. М.аз-Захар и А.Бахар были изгнаны из шатра. Это расценивается как свидетельство о расколе между «Палестинским исламским джихадом» и ХАМАСом. Руководство ХАМАСа осудило ликвидацию Абу аль-Аты, но отказалось присоединиться к ракетному обстрелу Израиля. Яхья Синвар, лидер ХАМАСа в секторе Газа, который также является главой военного крыла организации, смог занять нейтральную позицию, несмотря на сложные разногласия в руководстве движения. Вообще, отношения между двумя организациями то ухудшаются, то налаживаются в соответствии с развитием политической ситуации и интересами, несмотря на общую идеологию обеих организаций. В израильских СМИ 16 ноября сообщили о том, что лидер ХАМАСа выразил заинтересованность в улучшении координации действий с «Палестинским исламским джихадом» и подчеркнул, что его движение всегда готово поддержать любую из группировок палестинского сопротивления[iii].

Напряженность и соперничество между этими двумя организациями начались в 2006 году после того, как ХАМАС решил баллотироваться на парламентских выборах в Палестинский законодательный совет (ПЗС). «Палестинский исламский джихад» тогда возразил, потому что усмотрел в этом принятие части соглашений Осло, которые группировка не признает.

После начала в конце марта 2018 года беспорядков на границе с Израилем в рамках кампании под названием «марш возвращения» между двумя организациями установились натянутые отношения. Активисты «джихада» иногда действовали вопреки заключенным соглашениям о прекращении огня между ХАМАСом и Израилем, запускали в сторону еврейского государства воздушные шары с зажигательными смесями, ракеты и бомбы; были случаи, когда военному подразделению ХАМАСа приходилось арестовывать активистов «Палестинского исламского джихада», которые были освобождены некоторое время назад.

«Палестинский исламский джихад» является частью объединения палестинских фракций в секторе Газа, и ХАМАС стремится его защищать. Однако – поскольку ХАМАС является в анклаве самой крупной и мощной организацией, диктующей политику – официальные лица в секторе Газа не исключают, что напряженность в отношениях между ХАМАСом и «Палестинским исламским джихадом» может привести к расколу и прекращению совместных военных операций.  Наверняка группировка не простит ХАМАСу бездействие и отказ от участия в обстреле Израиля, что привело к ее гибели. Напряженность между двумя организациями усиливается, и Яхью Синвара обвиняют в сотрудничестве с Израилем.

Тем временем, по словам израильского аналитика, ХАМАС не сотрудничает с Израилем, а является самым могущественным и опасным врагом в секторе Газа, который действует в соответствии со своими собственными интересами. Яхья Синвар – главный сторонник заключения перемирия, он хочет добиться второго этапа договоренностей с Израилем, чтобы ежемесячно продолжать получать деньги от Катара. Это его главный интерес, поэтому он занял выжидательную позицию. В настоящее время он не хочет эскалации насилия с Израилем, что поставило бы под угрозу достижения и интересы ХАМАСа.

Остаются вопросы. Будет ли Израиль готов фактически выполнить условия, выдвинутые З.Нахалой, – не возобновлять точечные ликвидации на Западном берегу р. Иордан и в секторе Газа и не открывать огонь по гражданским участникам акций протеста, «маршей возвращения», после того как ЦАХАЛ уже достиг своей цели и ликвидировал Абу аль-Ату? Как Израиль будет вести себя по отношению к потенциально опасным террористам? И как израильские военнослужащие должны вести себя в ситуации, когда протестующие вдоль забора безопасности попытаются прорваться через него на территорию Израиля? На все эти важные вопросы ответы будут даны в ближайшие недели. Тем временем Израиль сталкивается с серьезными проблемами в области безопасности. Достигнутое соглашение о перемирии изначально рассматривалось как договоренность, по которой не стоит спешить делать вывод о действительном установлении спокойствия в прибрежном палестинском анклаве.

Нынешний раунд боевых действий израильский аналитик рассматривает в качестве первого этапа в процессе восстановления израильского сдерживания, при этом руководству страны необходимо действовать последовательно и постепенно отходить от политики ограничения, которая до сих пор была практикой.

[i] יוקרתו של הגיהאד האסלאמי נפגעה // Arabexpert. 14.11.2019 — http://www.arabexpert.co.il/2019/11/blog-post_14.html

[ii] В результате удара по дому в Дир аль-Балахе был убит один из влиятельных командиров «Исламского джихада» // NEWSRU.co.il. 14.11.2019 — http://newsru.co.il/mideast/14nov2019/rasmi_106_img.html

[iii] «Аль-Ахбар» сообщил о встрече лидеров боевых подразделений ХАМАСа и «Исламского джихада» // NEWSRU.co.il. 16.11.2019 — http://old.newsru.co.il/mideast/16nov2019/akhbar802.html

52.79MB | MySQL:104 | 0,328sec