Об экономических отношениях между США и Катаром

Объемы торгового оборота между США и Катаром по итогам 2018 года, оцениваются в 6 млрд долл. США, из которых на катарский экспорт приходится 1,6 млрд долл. США, а на американский экспорт – 4,4 млрд долл. США.

На территории эмирата ведут бизнес 753 компании с участием американского капитала, в том числе 572 в виде совместных катарско-американских предприятий. Правительство арабской страны заявляет о заинтересованности в привлечении американского бизнеса в различные сферы экономики, в настоящее время обсуждаются возможности участия компаний из США в реализации проектов по строительству инфраструктуры в рамках подготовки к чемпионату мира по футболу 2022 года[i].

Поставки из США представлены авиационной техникой (1,9 млрд), продукцией машиностроения (1 млрд), транспортными средствами (240 млн), продукцией военного назначения (227 млн) и агропромышленного комплекса (133 млн), а также другими товарами. Катарский экспорт состоит из топлива (723 млн), удобрений (371 млн), алюминия (293 млн), продукцией химической индустрии (73 млн) и иных товаров обрабатывающей промышленности[ii]. В течение 2009 – 2016 гг. наблюдалась твердая тенденция к увеличению торгового оборота, однако в 2017 году экспорт США снизился почти на 40 %, что связывалось с последствиями экономических санкций, введенных со стороны Саудовской Аравии и ОАЭ[iii].  С 2018 года показатели вновь увеличиваются. Объемы катарского экспорта в адрес американских импортеров продолжают демонстрировать тенденцию к росту, негативного влияния событий 2017 года на этот показатель не отмечалось.

Доля Катара в структуре внешней торговли США относительно скромная (47 место в качестве экспортного направления и 69 в структуре импортного направления). Однако важность партнерства следует оценивать с учетом таких факторов, как преобладание поставок в адрес арабской страны товаров, производимых с использованием высоких технологий (особенно в сфере авиации, военной техники и машиностроения), долгосрочность контрактов (военная и гражданская авиационная техника), а также платежеспособность эмирата.

По данным государственного института The Congressional Research Service (США), несмотря на то, что в структуре вооружений Катара преобладает французская техника, значение эмирата как рынка сбыта для американской продукции военного назначения имеет тенденцию к увеличению. Утверждается об уже совершенных закупках на 25 млрд долл. США и о рассматриваемых в качестве возможных контрактах на общую сумму 40 млрд долл. США. Это будет способствовать созданию 110 тыс. рабочих мест в Соединенных Штатах Америки. В июне 2017 года Конгресс заявил о том, что сделки в области торговли вооружениями между Вашингтоном и Дохой не будут одобрены до решения так называемого «дипломатического кризиса» между Катаром и Саудовской Аравией, Египтом, ОАЭ и рядом других государств. Однако 8 февраля 2018 года это заявление было аннулировано. В 2017 году две страны подписали соглашение на поставку первой партии самолетов F-15 в количестве 36 единиц, в декабре 2018 года Министерство обороны США заявило, что эмират купит вторую партию из 36 единиц. Завершение этих поставок планируется на конец 2022 года. В 2012 году осуществлены поставки вертолетов AH-64 Apache в количестве 6 единиц, в апреле 2018 году Конгресс одобрил продажу систем вооружений на эти машины, а в мае 2019 года появились сообщения о возможной реализации еще 24 машин этого типа. Противники сделки указывают на угрозу милитаризации региона, что особенно актуально в связи с кризисом в отношениях между Дохой и Эр-Риядом. Сторонники настаивают на необходимости защиты нефтяных и газовых месторождений в Персидском заливе, принадлежащих Катару, от возможных диверсий и терактов с помощью вертолетов. Имели место поставки отдельных ракетных систем, а также противоракетных комплексов Patriot (2012 год). В июле 2019 года в ходе встречи эмира Тамима Аль Тани с президентом США Д.Трампом было сделано заявление о приобретении дополнительного количества систем Patriot. По данным этого же института, руководство Катара рассматривает возможности приобретения российских систем противовоздушной обороны С-400. Однако меры санкционного характера, которые незамедлительно последуют со стороны правительства США в ответ на подобную сделку, будут слишком болезненными для эмирата. Этот фактор удерживает Доху от заключения соответствующего соглашения с Москвой[iv].

Безусловно, крайне важным для США является сотрудничество в сфере поставок авиационной техники. Катар является крупным эксплуататором самолетов, производимых предприятиями фирмы Boeing, в настоящий момент он планирует новые поставки техники этого производителя в количестве более 100 единиц. Разовые контракты (в количестве до 10 единиц) уже заключены, информация о переговорах появляется в СМИ регулярно. В случае реализации заявленных планов Qatar Airways может стать крупнейшим в мире покупателем техники Boeing. По утверждению упомянутого The Congressional Research Service, катарский авиаперевозчик уже выразил свое согласие на приобретение 100 пассажирских авиалайнеров американского производителя на общую сумму 18 млрд долл. США. По данным катарских СМИ, эта сделка прямо и косвенно способствует созданию более 500 тыс. рабочих мест в США[v].

Как и в случае с ОАЭ, вопрос конкуренции за рынок авиационных перевозок является одним из самых болезненных в отношениях между двумя странами. Администрация президента США Б. Обамы, а затем и Д. Трампа отказалась пересматривать двустороннее соглашение об использовании воздушного пространства, однако в январе 2018 году руководство Qatar Airways согласилось пойти на некоторые уступки в виде ограничений по приему пассажиров, следующих в США из европейских аэропортов, а также повышения прозрачности своей деятельности с точки зрения финансовых аспектов[vi].

Объемы катарского экспорта в адрес США в стоимостном выражении значительно уступают таким направлениям, как Южная Корея, Япония, Индия, Китай. Однако американские партнеры значительно стимулируют развитие обрабатывающей промышленности эмирата, особенно производства алюминия и металлургии. Что касается импорта, то в этом сегменте США являются одним из самых крупных партнеров эмирата.

Более важным аспектом для Катара являются технологические инвестиции со стороны американских компаний в добывающую отрасль. К наиболее крупным относятся:

— Exxon Mobil, присутствующая на территории страны еще до обретения ею независимости с 1935 года. В катарских источниках она описывается как крупнейший иностранный партнер Дохи в развитии нефтегазовой отрасли. Участвует в качестве подрядчика в большинстве проектов по производству СПГ, а в двух из них (Ras Laffan 2 и Ras Laffan 3) имеет 30 %-ю долю. В 2019 году в различных СМИ упоминалось, что Exxon Mobil рассматривается в качестве главного участника проекта по увеличению объемов производства СПГ, однако пока информация о заключенных сделках отсутствует. Важным событием стало начало строительства СПГ-терминала Golden Pass (штат Техас) мощностью 16 млн тонн в год. Это совместное предприятие, в котором доля Qatar Petroleum составляет 70 %, а Exxon Mobil – 30 %;

— Conoco Philips, которая участвует в производстве СПГ с 2003 года как в качестве подрядчика (главным образом техническая поддержка), так и имея долю в проекте  Qatargas 3 (30 %)[vii];

— Occidental Petroleum Corporation, выполняет подрядные работы по разработке и эксплуатации газовых месторождений, а также владеет 24,5 % акций газопровода Dolphin, с помощью которого осуществляются поставки сырья в ОАЭ. Вероятно, что факт вовлеченности американского бизнеса в лице упомянутой компании был главной причиной того, что после событий 2017 года катарская сторона не прекратила поставки энергоносителей в адрес ОАЭ с использованием этой инфраструктуры.

Помимо них, значимо присутствие компаний Enron, Penzoil, Bechtel в эмирате.

Активность компании Chevron в Катаре относительно скромная, однако в 2019 году она подписала соглашение с Qatar Petroleum о строительстве нефтехимического комплекса стоимостью 8 млрд долл. США. Сроки окончания строительства запланированы на 2024 год. Катарской компании принадлежит 49 %.

В феврале 2019 года руководитель Управления инвестициями Катара (The Qatar Investment Authority) заявил о намерении увеличить объемы инвестиций в экономику США с имеющихся 30 млрд долл. США до 45 млрд долл. США в течение следующих двух лет. Возможно, что большая часть этих вложений придется на упомянутые выше проекты по строительству нефтехимического комплекса и СПГ-терминала. Информация о структуре уже осуществленных инвестиций отсутствует. По данным катарских СМИ, на США приходится до 24 % зарубежных инвестиций, которые осуществляет эмират[viii].

Американские инвестиции в экономику Катара менее значительны (всего около 10 млрд долл. США), данные о структуре не разглашаются.

Объемы американской помощи незначительны и не превышают 100 тыс. долл. США в год. Они предназначены для поддержки мер по борьбе с терроризмом и незаконным оборотом наркотиков.

Таким образом, важность торгово-экономического сотрудничества с Катаром для США определяется наличием крупного рынка сбыта для продукции авиастроения, а в последние годы расширяются возможности для экспорта вооружений. Эмират также является крупным инвестором в экономику США. Однако инвестиционные проекты носят выборочный характер, а их утверждение, возможно, обуславливалось не только экономическими, но и политическими причинами. События 2017 года оказали негативный эффект на стоимостные показатели экспорта из США в эмират, однако это следует воспринимать как кратковременное явление, в настоящий момент двусторонняя торговля вновь демонстрирует рост.

Для Катара экономическая роль США определяется в первую очередь техническими инвестициями в геологоразведку и добывающий сектор, где американские компании являются самыми важными иностранными игроками на сегодняшний день. Значение США как экспортного направления не является критическим, а инвестиционные проекты на территории США, количество которых в последние годы увеличилось, также не представляют жизненно важного интереса для эмирата.

В целом в последние годы наблюдается укрепление двусторонних экономических связей по ряду направлений, имеются предпосылки для их дальнейшего расширения. Этому в первую очередь способствует характер политических отношений между двумя странами, а также некоторые процессы, которые происходят в экономике Катара.

[i]                       https://thepeninsulaqatar.com/article/12/11/2019/Qatar-and-US-discuss-enhancing-trade-relations

[ii]                      https://ustr.gov/countries-regions/europe-middle-east/middle-east/north-africa/qatar#:~:targetText=U.S.%20foreign%20direct%20investment%20(FDI,%2C%20up%2010.0%25%20from%202016.

[iii]                     https://www.usqbc.org/economics-in-qatar

[iv]                     https://fas.org/sgp/crs/mideast/R44533.pdf

[v]                      https://www.thepeninsulaqatar.com/article/26/09/2018/Qatar-an-attractive-destination-for-US-investments

[vi]                     https://fas.org/sgp/crs/mideast/R44533.pdf

[vii]                    http://www.conocophillips.qa/who-we-are/our-history-in-qatar/

[viii]                   http://qatar-tribune.com/news-details/id/152151

44.76MB | MySQL:115 | 1,096sec