Американские эксперты о реальности нарушить морское судоходство в Красном море

Аравийская коалиция обвинила йеменских мятежников хоуситов (движение «Ансар Аллах») в вооруженном захвате буксира в южной части Красного моря. Об этом сообщил в понедельник 25 ноября телеканал «Скай ньюс — Арабия» со ссылкой на заявление возглавляемого Саудовской Аравией альянса. «Вечером в воскресенье хоуситы осуществили вооруженное нападение и захват морского буксира «Рабих 3» в южной акватории Красного моря, — говорится в коммюнике. — Атака была совершена двумя лодками, на которых находились мятежники». По данным коалиции, экипаж похищенного судна, которое занималось буксировкой принадлежащей одной из южнокорейских компаний буровой установки, был многонациональным, а инцидент произошел вблизи острова Камаран. Вместе с буксиром были захвачены два сопровождавших его катера. «Эта вылазка создает угрозу свободе международной навигации, торговли и безопасности Баб-эль-Мандебского пролива и южной части Красного моря, — отмечается в заявлении коалиции. — Хоуситы по международному праву несут ответственность за безопасность многонациональной команды буксира». Как передает телеканал «Аль-Маядин», движение «Ансар Аллах» уже подтвердило факт проведения этой операции, заявив, что его «военно-морские силы взяли под контроль два военных судна саудовской коалиции у побережья Ходейды». 20 ноября йеменские мятежники из движения «Ансар Аллах» (хоуситы) отпустили три судна и находящихся на них шестнадцать моряков, в том числе двух граждан Республики Корея, захваченные 18 ноября в южной части Красного моря. Об этом говорится в распространенном в среду 27 ноября заявлении южнокорейского Министерства иностранных дел. В Сеуле отметили, что «моряки, в том числе граждане Южной Кореи, были благополучно отпущены спустя 45 часов после задержания». Южнокорейские граждане, указали в МИД, не пострадали и находятся в безопасности. Как позднее сообщил заместитель министра национальной обороны Южной Кореи Пак Джэ Мин, Сеул направил эсминец для спасения захваченных йеменскими хоуситами заложников. Эти события вновь подняли тему возможности серьезной дестабилизации судоходства в Красном море из-за действий хоуситов и стоящих за ними иранцев.

По данным американских экспертов, по сравнению с прошлыми захватами в более широком регионе Красного моря инцидент был сравнительно небольшим. 17 июля боевики-хоуситы захватили буксиры под саудовским и южнокорейским флагами, а также южнокорейскую буровую установку на буксире у острова Укбан. После дипломатических усилий Эр-Рияда и Сеула, хоуситы освободили суда и их экипажи 20 ноября, отметив, что внутреннее расследование показало, что корабли вошли в йеменские воды только из-за «плохой погоды». Очень четкий сигнал Саудовской Аравии и всем остальным, но об этом  ниже. Как полагают американцы, действительно, этот захват не может оказать на коммерческое судоходство в Красном море серьезного негативного воздействия и вряд ли  предвещает новую эру пиратства в  Красном море. При этом периодический захват повстанцами  мелких судов у йеменского побережья  будет обычным делом для глобального судоходства в этом районе.

Захват иностранных судов, естественно, вызвал обеспокоенность по поводу безопасности торгового судоходства в Красном море. Крупные нарушения в Красном море между Баб-эль-Мандебским проливом и Суэцким каналом в состоянии серьезно повлиять на торговлю в глобальном масштабе; в настоящее время нефтяные танкеры, курсирующие по Красному морю, перевозят более 6 млн баррелей в день (более 8% мировой добычи нефти). Этот район находится недалеко от эпицентра сомалийского пиратства, которое вспыхнуло в Аденском заливе между 2007 и 2012 годами. Более того, с 2015 по 2018 год хоуситы периодически обстреливали проходящие суда  противокорабельными крылатыми ракетами. Отметим при этом, что обстреливались при этом не торговые корабли, а военные суда в основном из КСА и ОАЭ.

Несмотря на все эти опасения, недавние действия хоуситов представляют гораздо меньшую угрозу для торгового судоходства, чем предполагается. Многие суда, которые представляют собой заманчивые цели для пиратства или захвата заложников в политических целях, действительно проходят мимо Йемена, но большинство из них идут слишком далеко, чтобы хоуситы могли их атаковать. Действительно, остров Укбан, в районе которого повстанцы захватили саудовские и южнокорейские суда  находится всего в 33 километрах (21 миле) от побережья Йемена; основной судоходный маршрут через Красное море, напротив,  проходит на расстоянии  96 километров от берега. Кроме того, из-за наработанного опыта международного сообщества в борьбе с пиратством в регионе потенциальные угонщики имеют мало шансов захватить что-либо, кроме небольших судов. В ходе кризиса в связи с сомалийским пиратством торговые суда, проходившие через этот район, выработали необходимый алгоритм своих действий в связи с обеспечением своей безопасности, которые максимально на сегодня  затрудняют действия пиратов. Возможно, самым важным в этой системе  было создание корабельной «цитадели» — запертой безопасной комнаты, в которую экипаж мог отступить и отключить управление судном. Конечно, такие меры предосторожности неосуществимы для небольших рыболовецких судов или буксиров, подобных тем, которые были захвачены береговой охраной хоуситов во время последнего по времени инцидента.

Соответственно, в то время как хоуситы могут контролировать воды вблизи своего побережья (в настоящее время они контролируют 200 километров береговой линии), расширение радиуса их контроля на основные морские пути Красного моря маловероятно. Для этого у них нет ни достаточно мощных  корабельных средств, ни свободных сил. Кроме того, даже если бы группе удалось создавать угрозы для  отдельных судов, ее деятельность мало повлияла бы на глобальную торговлю, поскольку разовые операции хоуситов не привели бы к неоправданному увеличению расходов на страхование грузоотправителей — одна из важных проблем, которая нарушила судоходство у побережья Сомали в разгар кризиса пиратства с 2007 по 2012 год. Опыт сомалийского пиратства говорит о том, что, несмотря на то, что сомалийские пираты часто терпели неудачи в своих попытках захватить морские суда, общее число их атак компенсировало эти провалы и создавали общественный  фон успешных атак. Однако для поддержания таких усилий требуется большая сеть поддержки, состоящая из финансистов, переговорщиков, информаторов и материально-технического обеспечения, с тем чтобы держать экипажи в открытом море практически на постоянной основе. Что касается сомалийских пиратов, то их действия в конечном итоге вызвали согласованное противодействие со стороны международного сообщества. Иностранные военно-морские интервенции, широкое внедрение передовых методов обеспечения безопасности и нежелание компаний платить выкупы — вывели такие сети из бизнеса. В реальности речь идет не о действиях международного сообщества, а о том, что была пресечена криминальная деятельность части страховщиков, самого сомалийского криминалитета и недобросовестных судовладельцев. И для этого пиратам не надо было постоянно находится в открытом море: из Испании шли регулярные наводки  от организаторов этого бизнеса о времени и маршрутах потенциальных целей.

Как полагают американские эксперты, если бы даже хоуситы могли бы финансировать постоянные усилия по захвату судов в интересах достижения политических выгод, международное сообщество на сегодня  достаточно мощно, чтобы подавлять любые попытки повстанцев регулярно захватывать крупные суда. Присутствие иностранных военно-морских сил в этом районе, а также вероятность того, что крупные державы развернут там дополнительные силы, если возникнет угроза захвата, очень затруднят хоуситам поддержание присутствия на море. Во-первых, контролируемая хоуситами береговая линия в восемь раз короче, чем побережье с которого обычно отплывали сомалийские пираты, а это означает, что иностранным державам придется патрулировать гораздо меньший морской район — и следить за гораздо меньшей территорией на суше в поисках каких-либо признаков материально-технической подготовки к захвату. В этой связи отметим один нюанс. Йеменские хоуситы (и не только они в Йемене) вообще имеют традиционные и доверительное связи с большинством сомалийских кланов, которые занимаются в основном контрабандой и пиратством. И если необходимо будет возобновить атаки на сухогрузы и танкеры с позиции сомалийского побережья, то рискнем предположить, что это только вопрос цены.

Несмотря на неспособность хоуситов угрожать более крупным судам, они все еще могут создавать проблемы для судов, курсирующих по маршруту ближе к берегу. Очевидно, что небольшие суда вблизи побережья входят в контуры  зоны береговой охраны хоуситов, и группа ранее неоднократно открывала немотивированный огонь по торговым судам. Однако за прошедшие годы сочетание обстоятельств: утрата мятежниками прибрежной территории, регулярное патрулирование ВМС США акватории и их удары крылатыми ракетами по радиолокационным станциям, которые использовали хоуситы для навигации своих ракетных пусков, значительно снизило способность повстанцев наносить ущерб судоходству. Группа могла бы прибегнуть к импровизированным средствам, таким как плавучие морские мины или дистанционно управляемые, начиненные взрывчаткой лодки, чтобы угрожать коммерческому судоходству в Красном море, но хоуситы не демонстрируют особого намерения совершать такие нападения, чтобы не столкнуться с решительным возмездием. Учитывая это, угроза хоуситов для судоходства в Красном море вряд ли когда-либо будет больше, чем случайная неприятность. В этой связи отметим, что хоуситов пугает не возмездие международного сообщества, а более практические резоны. Международное сообщество не в состоянии на сегодня сделать что-либо  более или менее вразумительное в рамках нормализации ситуации в Йемене, поскольку кардинальным решением проблемы минимизации рисков угрозы судоходства в Красном море является физическая ликвидация доступа хоуситов к побережью, чего сделать аравийская коалиция не смогла, а на Западе — не хотят. В рамках понимания сути  йеменского кризиса надо иметь ввиду, что никто из стран Запада воевать там не будет. Ни при каких обстоятельствах, даже если в Йемене гуманитарный кризис будет разрастаться, а пираты начнут свои регулярные атаки. Но самое главное — это не нужно хоуситам: они заинтересованы в стабильности в Красном море прежде всего в силу бесперебойного получения грузов и товаров через свой порт Ходейда. Это вопрос их политического выживания и способности контролировать значительную часть страны. В этой связи любые какие-то вразумительные атаки со стороны хоуситов на крупные  торговые суда и танкеры  возможны только при условии попыток Запада или КСА помешать такому снабжению или атак на иранские танкера или корабли. И последний по времени инцидент с захватом судовя (пусть и мелких) является скорее всего ответной мерой за недавний подрыв иранского танкера. При этом атака была проведена именно против иностранного капитала в КСА, что является сигналом для остальных иностранных инвесторов.

Американские аналитики в связи с изложенным делают следующий вывод. Несмотря на недавний захват хоуситами некоторых судов вблизи Йемена, повстанческая группировка вряд ли существенно нарушит большинство крупных коммерческих перевозок, таких как сухогрузы и танкеры, через Красное море. Тем не менее, небольшие суда, такие как рыболовецкие суда или буксиры, которые заходят в воды у берегов Йемена, могут подвергаться риску захвата. Уроки, извлеченные международным сообществом в борьбе с угрозой сомалийского пиратства, послужат для иностранных военно-морских сил оптимальной моделью реагирования на любую аналогичную угрозу со стороны Йемена.

52.53MB | MySQL:104 | 0,337sec