О проблеме участия военных в экономике Арабской Республики Египет

Военные вовлечены почти во все отрасли экономики Египта. Они управляют бизнесом, производством товаров, предоставлением услуг и самыми крупными инфраструктурными проектами. По мнению Езида Сайига, сотрудника Ближневосточного центра Карнеги, занимающегося проблемой политической и экономической роли вооруженных сил в арабских странах, такое влияние военных на экономику государства не может не привести к отрицательным последствиям.

На протяжении десятилетий египетским военным разрешалось заниматься экономической деятельностью и извлекать из этого выгоду. Для правительства Египта это стало эффективным способом сокращения военного бюджета, а также позволило компенсировать невысокий уровень денежного довольствия  и пенсии старших и высших офицеров: занимаясь бизнесом, они могли получать дополнительный официальный доход и рассчитывать на дополнительные льготы.

Вовлеченность военных в экономическую деятельность была относительно скромной до отстранения от власти президента Х.Мубарака в 2011 году. Однако действующий президент Абдель Фаттах ас-Сиси, который сам является выходцем из вооруженных сил, явно рассчитывает на то, что военные возьмут под свой контроль и гражданские отрасли экономики страны. По данным Езида Сайига, в настоящее время Вооруженные силы АРЕ управляют примерно четвертью государственных расходов на строительство жилья и развитие общественной инфраструктуры – это около 24 млрд долларов США, что для Египта является колоссальной суммой. Под контролем военных, к примеру, полностью находится государственная программа сноса аварийного жилья. И именно военные занимаются поставкой на рынки многих товаров, в том числе и продуктов питания.

С одной стороны, армия эффективно помогает пополнять государственный бюджет. Однако высокая степень вовлеченности военных в экономическую деятельность существенно снижает роль гражданских правительственных институтов. По мнению эксперта, это ведет не к разрешению, а, напротив, к накоплению проблем в экономике Египта, не позволяя правительству бороться с реальными структурными недостатками: низкой производительностью и нехваткой инвестиций во все сектора, за исключением энергетики и недвижимости.

Е.Сайиг считает, что подобная демонстрация презрения со стороны президента по отношению к гражданским органам управления вызвана тем, что А.Ф.ас-Сиси доверяет только лицам и органам, способным доводить любую работу до конца. Только так президент Египта может показать западным правительствам и иностранным инвесторам, что в его стране бизнес-проекты реализуются вовремя и в рамках бюджета. «Военные выполняют приказы. Если президент приказывает, чтобы военные строили город в пустыне «с нуля», военные будут это делать. И сделают», – говорит Сайиг. Однако, по словам эксперта, представители вооруженных сил склонны вкладывать несоразмерно большие средства в непродуктивные проекты. Удивление эксперта вызывает тот факт, что сталь и даже  цемент в стране производится под контролем представителей вооруженных сил в ущерб отношениям с частным бизнесом. Тогда как в других странах в подобных отраслях доминируют именно частные компании, в Египте частный сектор вытесняется из экономической деятельности.

По словам Езида Сайига, политические последствия участия военных в экономике страны могут быть как негативными, так и позитивными, но экономические последствия будут исключительно отрицательными, поскольку Египту приходится заимствовать средства для финансирования проектов, находящихся под контролем военных.       К тому же, по мнению  Саийга, в складывающихся условиях президент проявляет недостаток экономического видения проблемы. «Он не понимает, как работает экономика, как ее развивать, как создавать рабочие места и обеспечивать стабильный рост», – считает эксперт.

Сильная сторона военных – их политическое влияние – становится для Египта «слабым звеном» в экономике. Военные пользуются преимуществами при заключении государственных контрактов, практически не подвергаются антикоррупционным проверкам, освобождены от налогов и таможенных сборов за импортируемые товары, и поэтому вольготно чувствуют себя при управлении внутригосударственной экономической деятельностью. Езид Сайиг утверждает, что такая мощная политическая позиция военных ведет к пренебрежению вопросами реальной экономической эффективности. «Военные – хорошие инженеры, но плохие экономисты», – говорит Езид Сайиг.

Однако самой главной проблемой эксперт считает то, что прибыль (когда управляемые военными предприятия ее вообще получают) не поступает гражданским ведомствам, а пополняет только бюджет армии и оседает в карманах отдельных старших и высших офицеров. Известно, что египетские офицеры, исполняющие обязанности от лица военных учреждений в гражданской экономической деятельности, получают дополнительные пособия за каждую выполненную задачу и имеют надбавки к заработной плате. К тому же часть прибыли, очевидно, распределяется среди старших и высших офицеров. «Мы не знаем точных цифр, но у нас есть достаточно доказательств из разных источников, чтобы понять, что прибыль делится между ними», – утверждает господин Сайиг.

Эксперт полагает, что выход из складывающейся ситуации еще можно найти. Для этого действующий или будущий президент должны уменьшить долю участия военных в  экономике, тщательно определив, отказ от каких отраслей вызовет наименьшее сопротивление со стороны военных. В то же время президенту нужно будет найти способы компенсации военным за те выгоды и преимущества, которые они могут потерять, предоставив заниматься экономическими проблемами гражданским менеджерам. Вероятно, для этого президенту стоит задуматься о повышении зарплат и пенсий военнослужащим.

47.48MB | MySQL:107 | 1,036sec