Китайские специалисты оценивают военную доктрину Пакистана

В настоящее время в Пакистане нет официально принятой военной доктрины. Однако анализ хода военного строительства и некоторых документов показывает, что у военного руководства страны фактически существует стройная система взглядов военно-доктринального характера. Как отмечают китайские исследователи, на всем протяжении истории Пакистана его ВС принимали активное участие в политической жизни, фактически государство было под контролем военных. В течении последних лет командование ВС Пакистана ограничивает свое участие в управлении страной, сосредоточив основные усилия на укреплении обороноспособности государства и национальной безопасности. Созданная система документов отражает взгляды военно-политического руководства страны на характер, масштабы и способы ведения возможных войн, процесс осуществления военного строительства и его перспективу, а также вопросы определения вероятного противника и возможных союзников. Таким образом, можно говорить о том, что хотя официально принятого единого документа не существует, фактически военная доктрина Пакистана достаточно точно определена.

Военная доктрина Пакистана формировалась под воздействием ряда факторов, которые понимаются руководством страны как стратегические интересы:

— превращение Пакистана в одно из лидирующих в военно-политическом плане государств мусульманского мира;

— решение в пользу Пакистана кашмирской проблемы и других территориальных разногласий с Индией путем жесткой конфронтации, в том числе военной;

— распространение своего влияния на вновь созданные, независимые государства Центральной Азии;

— укрепление внутриполитической стабильности, борьба с внутренним сепаратизмом.

Пакистанское военное руководство определяет военную доктрину как оборонительную, направленную на предотвращение вторжения агрессора и сохранение территориальной целостности страны. В соответствии с принятым комитетом по вопросам обороны кабинета министров документом «Пакистанская оборонная политика», главную угрозу для Пакистана представляет «экспансионизм и растущий гегемонизм Индии». Подчеркивается, что война или вооруженный конфликт с этой страной в силу сохранения острых противоречий по территориальному вопросу могут быть развязаны в любое время как внезапно, так и при наличии определенного угрожаемого периода. В соответствии с этим «вооруженные силы должны быть готовы к ведению оборонительных действий на всех направлениях границы с Индией, и одновременно к нанесению решительного удара по индийским войскам на отдельных операционных направлениях с целью разгрома индийских войск и выхода на территорию Индии». Наиболее взрывоопасным и вероятным для вооруженного противостояния является участок границы в районе Кашмира, а главными операционными направлениями политическое руководство Пакистана считает Сиалкот-Лахорское, Пенджабское и Раджастанское, а также территорию Азад-Кашмира. В качестве главного стратегического союзника в регионе рассматривается Китай. Однако пекинское руководство игнорирует регулярные настойчивые просьбы Исламабада официально заявить о том, что оно окажет Пакистану непосредственную военную помощь в случае вооруженного конфликта с Индией. По данным китайских источников, в качестве других сторонников рассматриваются Афганистан, Иран, Саудовская Аравия и некоторые другие мусульманские страны. Военной доктриной Пакистана в качестве наиболее вероятной рассматривается только пакистано-индийская война. Основными целями в войне военно-политическое руководство видит сохранение территориальной целостности, нанесение максимально возможного ущерба ВС противника и объектам его инфраструктуры и ослабление тем самым его военного и экономического потенциала. Возможность втягивания Пакистана в войну военная доктрина определяет следующим образом. В ответ на агрессию Индии Пакистан должен вести оборонительную войну самостоятельно при политической, моральной и ограниченной материальной поддержке ряда дружественных стран. Войне может предшествовать угрожаемый период, характеризующийся резким ухудшением пакистано-индийских отношений, активизацией деятельности индийских ВМС и установлением «карантинного контроля» на основных судоходных линиях Аравийского моря. При этом противник будет вести усиленную разведку с задействованием всех имеющихся сил и средств, а также организует ряд диверсионных и подрывных акций с нарастающей интенсивностью. Данные мероприятия, по оценкам пакистанских военных, будут свидетельствовать о подготовке широкомасштабной войны против Пакистана. Вместе с тем допускается, что Нью-Дели может нанести ограниченные внезапные удары по наиболее важным объектам страны без видимых предварительных признаков. По данным КИМСИ НОАК, основы применения ВС определяет стратегическая концепция «наступательной обороны», которая разработана в тесном сотрудничестве с военными специалистами США и Китая, В начальный период войны будут вестись активные оборонительные действия для отражения первых ударов и недопущения прорыва противника в глубь территории страны. При этом в качестве первоочередной задачи перед вооруженными силами ставится сохранение устойчивости оперативного и стратегического построения обороны, а также необходимого потенциала для нанесения встречных и ответных ударов по войскам противника с целью их разгрома и переноса боевых действий на его территорию. Так как Пакистан имеет ограниченные ресурсы ведения военных действий, то военное руководство Пакистана подчеркивает необходимость еще в мирный период создать условия для достижения целей и выполнения задач войны не более чем за 30 суток. В случае превышения этих сроков возможности ВС по ведению боевых действий с высокой интенсивностью резко сократятся. В то же время Индия, располагая материально-технической базой для ведения длительных боевых действий, может преднамеренно использовать «стратегию затягивания конфликта» на время, превышающее возможности устойчивой работы пакистанского тыла и оборонной промышленности. Доктринальные установки предполагают создание и развертывание уже в мирное время сильных группировок Сухопутных войск и ВВС  вблизи пакистано-индийской границы, а также группировки ВМС в Аравийском море. При этом приоритет отдается созданию мобильных, ударных соединений СВ, имеющих в своем составе бронетанковые дивизии, усиленных эскадрильями ВВС. Поскольку боевые действия будут проходить главным образом на суше, ВМС отводится второстепенная роль. Китайские специалисты отмечают, что учитывая ограниченные возможности военной промышленности страны по производству оружия, военной техники и боеприпасов, а также практическое отсутствие их складских запасов, военно-политическое руководство Пакистана не планирует проведения широких мобилизационных мероприятий. Считается, что войска будут выполнять поставленные задачи силами группировок, которые развернуты в мирное время, заблаговременно. Однако в процессе строительства и подготовки армии предусмотрен вооруженный резерв первой и второй очереди. Военно-техническое содержание военной доктрины охватывает широкий круг вопросов строительства и подготовки видов и родов ВС. Наиболее важным видом Вооруженных сил Пакистана, на развитие которого выделяются наибольшие ассигнования, считаются Сухопутные войска. Предполагается совершенствовать структуру, повышать мобильность и боевую мощь их соединений и частей за счет насыщения танками и бронетранспортерами, артиллерийскими системами и ракетными комплексами. Одновременно предусмотрены меры к внедрению современной системы управления войсками. Развитие ВВС и войск ПВО планируется осуществить путем наращивания самолетного парка, в первую очередь за счет многоцелевых истребителей, созданием сети радиолокационных постов, оснащенных современными РЛС, наращиванием огневой мощи систем ПВО. По данным китайского издания «Современные корабли», концепция развития ВМС Пакистана предусматривает наличие достаточно сильных корабельных группировок, морской авиации, частей морской пехоты и береговой обороны. Перед ВМС ставятся задачи по недопущению блокады морских путей, ведущих к порту Карачи, а также по обеспечению надежной противодесантной обороны военно-морской базы Карачи и пунктов базирования флота на Макранском побережье Аравийского моря. Важное место в военной доктрине Пакистана занимает ядерная программа. Не имея четко сформулированной ядерной доктрины в виде официального документа, Пакистан придерживается следующих ключевых принципов:

— минимальное убедительное ядерное сдерживание, сконцентрированное на Индии;

— принцип массивного возмездия;

— политика применения ядерного оружия первыми;

— эквивалентное нацеливание ядерного оружия;

— децентрализованная структура ядерного командования и управления (контроля).

О его ядерной политике можно также судить по высказываниям и интервью официальных лиц, включая гражданское руководство страны, и высокопоставленных пакистанских военных. Опираясь на принцип применения ядерного оружия первыми, в отличие от Индии, которая заявила, что не будет применять ядерное оружие первой (против неядерных стран), Исламабад сформулировал четыре основных фактора, при которых Пакистан применит ядерное оружие против Индии:

— конвенциональное или ядерное нападение Индии на Пакистан и захват ею большей части территории Пакистана (пространственный порог);

— уничтожение Индией большей части наземных или воздушных сил Пакистана (военный порог);

— нанесение Индией значительного экономического ущерба Пакистану или экономическая блокада, устроенная Индией Пакистану (экономическое удушение);

— осуществление Индией политической дестабилизации или крупной диверсии внутри страны (внутренняя дестабилизация).

Китайские специалисты считают, что последние два фактора являются неопределенными и не должны рассматриваться в изоляции от других факторов. Они представляют собой следствия или подготовку к конвенциональной войне, которую может начать Индия. Военное руководство Пакистана признает тот факт, что их страна, вероятно, не переживет обмен ядерными ударами с Индией. Но операционные военные планы должны предусматривать все возможные военно-технические мероприятия. Политика Пакистана в нацеливании на возможные цели в Индии включает смешанные эквивалентные цели и эквивалентное применение силы. В настоящий момент Пакистан имеет боевые самолеты F-16 и «Мираж», способные нести на борту ядерное оружие, имеющие ограниченный радиус действия и способность доставки ядерных боеприпасов к цели. Пакистанские баллистические ракеты, как твердотопливные, так и жидкостные, могут достигать ключевых стратегических точек в Индии. Стратегия Пакистана по разработке стратегических активов включает продолжающиеся исследовательские эксперименты и летные испытания для улучшения точности попадания и проницаемости существующих ракетно-ядерных систем доставки. Таким образом, доктрина Пакистана по использованию ядерного оружия, вероятно, имеет целью держать Индию в напряжении из-за возможного нанесения ядерного удара по многочисленным индийским промышленным центрам, военно-промышленным комплексам, оборонным объектам и военным базам и формированиям. В случае если Индия подтолкнет Пакистан на грань вооруженного конфликта – либо в результате нападения или захвата территории, или разрушения, или удушения – Управление национального командования ядерными силами Пакистана, вполне вероятно, может решиться применить ядерное оружие. Китайские аналитики отмечают, что еще один вариант применения ядерного оружия Пакистаном не исключен в том случае, если Индия предпримет ряд авиаударов по пакистанской территории. Поскольку лагеря подготовки боевиков ряда террористических и исламских радикальных группировок находятся в пакистанских штатах Пенджаб и Синд, то удар по этим целям содержит риск неправильной интерпретации и моментальной эскалации кризиса на уровень ядерного. Однако специфической чертой южноазиатской системы сдерживания является то, что ни индийские, ни пакистанские ядерные силы не являются оперативно развернутыми. Это дает несколько «отложенный» эффект взаимной ядерной угрозы. А тот факт, что в Индии за ядерным оружием осуществляется исключительно политический контроль (проект ядерной доктрины Индии был обнародован для широкого обсуждения в августе 1999 года), не позволяющий применять его в качестве средства ведения войны, в то время как в Пакистане «ядерные активы» подконтрольны исключительно армии, т.е. осуществляется оперативный подход к сдерживанию, означает, что ядерное оружие в Пакистане дополняет сдерживающую функцию конвенциональных вооружений, предполагая значительно более низкий, чем у Индии, порог его применения. В то же время основным фактором, существенно понижающим угрозу внезапной ядерной войны, является именно «сниженный» или «отложенный» характер индо-пакистанской системы ядерного сдерживания, т.е. взаимное неразвертывание ядерных арсеналов. Это лишает любой вооруженный кризис во взаимоотношениях Пакистана и Индии риска моментальной эмоциональной реакции либо ошибки в интерпретации взаимных сигналов, которые служат основными факторами, способными спровоцировать внезапную ядерную войну. При этом необходимо отметить, что данные меры носят преимущественно тактический характер, и в случае обострения конфликта могут не оказать должного воздействия в силу доминирования других факторов. Среди этих факторов необходимо отметить то, что Исламабад в своей ядерной доктрине придерживается, как было сказано выше, политики «первого ядерного удара», которая служит для него неким уравнителем слабости Пакистана в области конвенциональных вооружений. Следует напомнить, что Пакистан отказался подписать с Индией соглашение о неприменении ядерного оружия первыми (хотя новый президент Пакистана Асиф Али Зардари и заявил в ноябре 2008 г. о том, что Пакистан никогда не применит первым ядерного оружия, если Индия не нападет на него). Это значительным образом обусловлено тем, что развитие возможностей второго или ответного ядерного удара является для Пакистана проблематичным, учитывая как стратегическую глубину территории государства, так и его весьма ограниченные экономические возможности для создания значительного ядерного арсенала. Учитывая тот факт, что индийско-американское ядерное соглашение предположительно дает Индии широкие возможности для повышения как количественного, так и качественного состава своих ядерных сил, единственной гарантией убедительности пакистанского ядерного сдерживания остается игра на понижение ядерного порога. Как отмечает пакистанский аналитик Мазари Ширин, «можно предполагать, что доктрина «ядерного щита» будет становиться для Пакистана все более привлекательной как символ растущей военной асимметрии между Индией и Пакистаном». Кроме того, наращивание индийской ядерной мощи в условиях ограниченных возможностей Пакистана будет диктовать Исламабаду необходимость поиска укрепления убедительности собственного ядерного сдерживания за счет рассмотрения и принятия таких известных операционных мер, как ответно-встречный удар, который служит своего рода страховкой ядерных сил от уничтожения в первом ударе противника. Пока что между обоими государствами не существует средств предупреждения о ракетном нападении, однако, как представляется, их строительство – вопрос будущего, особенно в условиях операционализации ядерных доктрин Индии и Пакистана. Таким образом, китайские специалисты считают, что если Индия установит на своей территории системы ПРО (такие системы уже успешно испытываются Индией), то Пакистану придется прибегнуть к менее дорогостоящим, но адекватным мерам противодействия. В то же время строительство систем предупреждения о ракетном нападении и принятие на вооружение доктрины ответно-встречного удара, адекватных для классического сдерживания в системе Москва – Вашингтон, окажет прямо противоположный эффект относительно стабильности сдерживания в Южной Азии. Это произойдет прежде всего потому, что, учитывая географическую близость государств, максимальное подлетное время баллистической ракеты составит от 5 до 7 мин, что фактически лишает государства времени на прояснение ситуации и принятие адекватного решения. В данном контексте любая ошибка или сбой системы может привести к катастрофическим последствиям. Учитывая опасность первого варианта, другим вариантом обеспечения убедительности ядерного сдерживания Пакистана в его ядерной доктрине может стать сценарий упреждающего удара, который должен уничтожить индийские ядерные силы в момент их подготовки к атаке. Ответной мерой Индии может стать «упреждение упреждения», что выводит вероятность внезапной ядерной войны на очень высокий уровень. Таким образом подход пакистанского правительства к использованию ядерного оружия основывается на расчете его уязвимости по отношению к конвенциональным и ядерным силам Индии и даже по отношению к возможному использованию Индией невоенных инструментов для создания угрозы территориальной целостности, политической стабильности и экономической живучести Пакистана (в соответствии с вышеупомянутыми факторами экономического удушения и внутренней дестабилизации). Поэтому в том, что касается возможной ядерной доктрины Пакистана, вооруженный несколькими жизнеспособными вариантами обороны – от расширения его ядерного арсенала до всегдашней озабоченности по поводу таких разнообразных угроз, Пакистан, вероятно, продолжит свою политику использования гибкой и неопределенной ядерной доктрины по использованию ядерного оружия.

Исходя из вышесказанного можно определить следующие направления военного строительства Исламабада на ближнесрочную перспективу:

— строительство сбалансированных по численности и структуре вооруженных сил, предназначенных для борьбы с конкретным противником;

— усиление влияния Пакистана на международной арене путем приобретения стратегических союзников в регионе;

— создание развитой мобилизационной системы для наращивания боевого состава вооруженных сил;

— налаживание действенной и устойчивой структуры управления войсками на всех уровнях и в любых условиях обстановки;

— наращивание боевой мощи и качественное совершенствование ВС, подготовка их в мирное время к ведению стратегических операций в ходе войны;

— развитие инфраструктуры театра военных действий;

— целенаправленное наращивание военно-экономического потенциала, недопущение расходования национальных ресурсов на второстепенные цели.

В целом, военная доктрина Пакистана ориентирована на подготовку к локальной войне с Индией и в настоящий момент носит оборонительный характер. Вместе с тем по мере завершения процесса модернизации вооруженных сил и появления сильных союзников, нельзя исключать пересмотра положений военной доктрины с целью придания ей более решительного и агрессивного характера.

55.91MB | MySQL:106 | 0,498sec