«Ливийский щит и меч» Турции в Средиземном море

Турция может отправить войска в Ливию․ Об этом заявил президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган на конференции в Университете Билькент в Анкаре, приуроченной ко Дню прав человека — 10 декабря. «Если власти Ливии обратятся с подобной просьбой к Анкаре, мы отправим необходимое количество войск. Как только они заключат с нами военное соглашение по этой теме, перед нами не будет каких-либо преград для этого», — сказал Эрдоган. Он также заявил о присутствии в Ливии наемников российской незарегистрированной частной военной компании «Вагнер». Эрдоган допустил, что Турция в свою очередь также может направить туда военных: «Вы знаете, что у России есть компания «Вагнер». Россия отправила в Ливию эти силы безопасности. Если Ливия направит нам такой запрос, мы, особенно после заключения договора о военной безопасности, можем направить достаточное количество наших частей», — сказал президент [i].

Примечательно, что МИД России неоднократно отрицал присутствие наемников ЧВК «Вагнер» в регионе. В Ливийской национальной армии (ЛНА) под командованием Халифы Хафтара признавали, что «небольшое число россиян» помогают им с обслуживанием оружия. При этом по данным СМИ, первые несколько сотен наемников прибыли в Ливию для участия в конфликте на стороне Хафтара еще прошлой осенью, а с сентября этого года там оказались не менее тысячи бойцов. Предположительно, наемники охраняют поставки оружия и занимаются военной подготовкой солдат, американская газета «Ню-Йорк таймс» также утверждала, что они участвуют и в военных действиях. Добавим, что, по некоторым данным, в Ливии действуют также турецкие военные инструкторы, которые помогают Правительству национального согласия (ПНС) Фаиза Сараджа.

9 декабря турецкий лидер заявил, что Анкара намерена приобрести еще одно буровое судно и продолжить осуществление геологоразведочных работ «не только в Средиземном море, но и в Черном море, и даже в международных водах». Эрдоган подчеркнул, что «другие международные акторы не могут проводить геологоразведочные работы в районах, отмеченных Турцией в рамках соглашения с Ливией». «Южный Кипр, Египет, Греция и Израиль не могут сформировать линию транспортировки природного газа через этот регион без согласия Турции. Какие-либо уступки с нашей стороны здесь невозможны. Все наши действия соответствуют международному морскому праву», — заявил президент Турции. Отвечая на вопрос о возможном оказании Анкарой военной помощи ПНС Ливии, Эрдоган сказал, что «Турция вправе ответить на соответствующее обращение  народа и руководства Ливии». «В случае такого приглашения Турция сама решит, какую инициативу предпринять», — добавил Эрдоган. Он также отметил, что Россия, ОАЭ и Египет нарушают эмбарго ООН на продажу оружия Ливии, оказывая военную помощь войскам Халифы Хафтара. Эрдоган сообщил, что в течение этой недели намерен провести телефонный разговор с российским коллегой Владимиром Путиным, чтобы выяснить позицию Москвы по ситуации в Ливии. «Я не хочу, чтобы вопрос с Хафтаром перерос в новую Сирию в отношениях с Россией. Верю, что Россия пересмотрит свое отношение к Хафтару, потому что у него нет легитимности. Любая поддержка, оказываемая Хафтару, также является незаконной», — сказал Эрдоган. Эрдоган напомнил также, что 8 января российский президент приедет в Стамбул, где лидеры Турции и РФ примут участие в церемонии открытия газопровода «Турецкий поток»[ii].

Напомним, что ранее СМИ неоднократно сообщили, что Турция регулярно нарушает эмбарго ООН на продажу оружия Ливии. В частности, оружие неоднократно обнаруживалось на судах, направлявшихся из Турции в Ливию. В связи с этим турецкая пресса даже предположила, что эта была сделка «оружие взамен на нефть»[iii]. Это свидетельствует, что Ливия, 90% территории которой пустыни и горы, была в центре внимания Турции. В последнее время важность Ливии возросла для Турции по нескольким причинам. Здесь дело даже не в том, что до революции 2011 г. турецкие строительные компании реализовывали в Ливии крупные проекты, а в настоящее время их объем работ в Ливии составляет 19 млрд долларов.

Напомним, что 28 ноября в Стамбуле было подписано соглашение о военном сотрудничестве между Турцией и ПНС Ливии, которое предусматривает обучение, подготовку, структурирование юридической базы, а также укрепление отношений между военными двух стран. Был также подписан меморандум о взаимопонимании между Турцией и Ливией по разграничению морских зон. Меморандум уже ратифицирован парламентом Турции, утвержден Эрдоганом и отправлен в ООН. Таким образом, обе стороны показывали, что рассматривают две страны в качестве морских соседей и не учитывают морские претензии греческих островов, включая Крит (Греция объявила о высылке посла Ливии в Афинах и вызвала посла Турции для объяснений о меморандуме с Ливией по морским зонам). Примечательно, что меморандум касается районов, которые в настоящее время контролирует не ПНС Фаиза Сараджа, а ЛНА Хафтара. И не случайно, что соглашение вызвало бурную реакцию не только со стороны Греции, Кипра, но и Египта, а также ЕС. Почему Турция в настоящее время пошла на такой шаг? Проведем ряд факторов.

  1. Фактор энергоресурсов Восточного Средиземноморья и Ливии — Турция хочет не только обнаружить запасы энергоресурсов в Восточном Средиземноморье (в исключительной экономической зоне Кипра и Греции), но и предотвратить строительство (самого протяженного в мире подводного) газопровода EastMed, который обойдет ее территорию. Об этом свидетельствует вышеуказанное заявление Эрдогана о том, что «Южный Кипр (Республика Кипр), Египет, Греция и Израиль не могут сформировать линию транспортировки природного газа через этот регион без согласия Турции». Эрдоган, таким образом, хочет вынудить Кипр и Израиль отправить свой газ в Европу через турецкую территорию. Турция, заявив о праве собственности на половину Восточного Средиземноморья, намерена закрыть этот транзитный путь из Восточного Средиземноморья до Греции. Израиль и Кипр (а также и Египет) в свою очередь хотят экспортировать газ в Европу по газопроводу EastMed, несмотря на то, что для поставок газа в Европу маршрут по территории Турции является самым коротким. Эти страны из-за известной позиции турецкой стороны предпочли не попадать в транзитную зависимость от Анкары. 24 ноября 2018 г. Израиль, Кипр, Греция и Италия договорились о строительстве газопровода EastMed, проходящий из Израиля через Кипр и Грецию в Европу. В январе 2019 г. был создан Газовый форум Восточного Средиземноморья (East Med Gas Forum). В новую организацию со штаб-квартирой в Каире вошли 7 стран – Египет, Кипр, Греция, Израиль, Италия, Иордания, Палестина. Итак, Турция в это время осталась одна в Восточном Средиземноморье и искала союзника, чтобы противодействовать планам этих стран региона. Можно сказать, что Турция нашла такого союзника в лице ПНС (хотя это может продолжаться недолго из-за действий ЛНА). Турция хочет превратить Ливию в «щит», с помощью которого препятствовать реализации проекта газопровода EastMed. Отметим также, что подтвержденные запасы нефти Ливии составляют 42 млрд баррелей, газа — 505 трлн куб. м. До начала политического кризиса в Ливии добывалось 1,7 млн баррелей нефти в сутки. Сегодня этот показатель сократился до 700 тысяч баррелей в сутки. Все это также повышает интерес Турции к Ливии․
  2. Фактор отношений с Грецией — Здесь надо учитывать сложные отношения между Грецией и Турцией (Эгейский конфликт). Турция претендует на воды, простирающиеся на 200 миль от ее побережья, утверждая права на владение участком Средиземного моря, который врезается в исключительную экономическую зону Греции. Подчеркнув, что у Турции самая длинная континентальная береговая линия в Восточном Средиземноморье, официальный представитель МИД Турции Аксой сказал: «Острова на противоположной стороне от срединной линии между двумя материками не могут создавать районы морской юрисдикции за пределами своих территориальных вод. Во внимание необходимо принимать длину и направление побережья при определении границ морской юрисдикции»[iv]. Уже было сказано, что Турция, подписав меморандум с ПНС, не учитывала морские претензии греческих островов, включая Крит. Остров Крит по нескольким причинам имеет огромное значение и для Греции, и для Турции. Здесь мы отметим только один фактор – для Турции это как кость в горле, которая препятствовала поставкам вооружений в Ливию. Напомним, что 6 января 2018 г. береговая охрана Греции задержала у берегов Крита судно Andromeda под флагом Танзании, которое перевозило груз взрывчатки из Турции в Ливию. Корабль был задержан для проверки и отконвоирован в порт Ираклион на Крите. В ходе проверки было подтверждено, что в 29 контейнерах содержатся 419 360 кг взрывчатых веществ, детонаторы и другое оборудование (опасный груз). Таким образом, Турция претендует на исключительную экономическую зону не только Кипра, но и Греции, притом не только в Эгейском море, но и в Средиземном море.
  3. Фактор расширения военно-морских горизонтов Турции – В целом, Турция — морская страна, поскольку она окружена морями с трех сторон, а длина морских границ (7816 км) Турции более чем вдвое превышает длину сухопутных границ (2949 км). Новая морская заявка Турции (меморандум с Ливией) является также продуктом турецкой доктрины Mavi Vatan («Голубая родина»). Напомним, что 27 февраля 2019 г. ВМС Турции приступили к проведению крупнейших за историю страны военно-морских учений под названием Mavi Vatan-2019. Учения впервые проводились в акваториях сразу трех морей – в Черном, Эгейском и Средиземном. Площадь учений охватывала 462 тыс. кв. км (более половины сухопутной территории Турции). Mavi Vatan-2019 – не только название учения, но и геополитическая концепция. Она определяет политически-военный вектор Анкары на ближайшие 10 лет. Доктрина Mavi Vatan была впервые изложена в июне 2006 г. адмиралом Рамазаном Джем Гюрденизом во время симпозиума в командном центре турецких Военно-морских сил (Гюрдениз одержим морским превосходством Турции в районах, отмеченных Mavi Vatan, и, в конечном счёте, за её пределами). Отметим, что в 21-м веке турецкий флот значительно активизировал свои действия, что беспрецедентно, начиная с битвы при Лепанто 1571 г. Комментируя меморандум с Ливией, адмирал в отставке Джем Гюрдениз заявил, что Турция с этим шагом, бросила в мусор «Морской Севр в Восточном Средиземноморье» (Севрское соглашение – 1920 г.)[v].

Итак, мы видим, что значение Ливии возросло для Турции и, исходя из этого фактора, считаем вполне реальным, что Эрдоган может отправить войска в Ливию.

  1. Фактор Хафтара — Эрдоган понял, что секретные поставки оружия в Ливию не оказывали существенное влияние, и теперь пришло время играть в открытую. Этому способствует тот факт, что в апреле 2019 г. ЛНА под руководством фельдмаршала Халифы Хафтара начала наступления на ливийскую столицу Триполи, и в эти дни войска Хафтара штурмуют столицу в основном с южного направления. СМИ сообщили, что армия Хафтара планировала ворваться в Триполи 6 декабря, однако этого не произошло из-за противодействия сил ПНС. Эрдоган, вероятно, опасается, что армия Хафтара в конце концов войдет в Триполи, что будет означать, что Турция потеряет Ливию (поэтому он поспешил подписать морскую сделку с Сараджем). Чтобы не допустить свержение правительства Сараджа, Эрдоган может отправить войска в Ливию. В связи с этим, турецкая сторона имеет серьезный козырь — ПНС является международно признанным, легитимным правительством Ливии, которое было сформировано при поддержке Совета Безопасности ООН, вместе с Президентским советом, который исполняет должность главы государства.
  2. Фактор увеличения военного присутствие Турции за рубежом – Известно, что Турция в последнее время увеличивает свое военное присутствие в странах, которые ранее входили в состав Османской Империи. Притом она сделала эта и легальным (Сомали, Катар), и нелегальным путем (Сирия, Ирак, (Северный) Кипр). Резкое увеличение военного присутствия за рубежом соответствует и неоосманской политике Турции. Ранее Ливия также входила в состав Османской Империи, и мы не исключаем, что Турция сейчас намерена создать военную базу и в Ливии (пока у власти ПНС). Турция, по всей вероятности, хочет окружить Египет военными базами (Кипр (Северный Кипр), Ливия, Судан – остров Суакин) и использовать их в региональной войне против Египта, а также против Израиля, Кипра и Греции. Турецкие военные базы за рубежом также должны стать одним из символов мощи «Новой Турции» Эрдогана и напоминанием о былых временах Османской Империи, территории которой находились на трех континентах (Европа, Азия, Африка).
  3. Фактор африканской политики Турции – В последние годы Турция резко увеличила свое политическое, экономическое и военное влияние на африканском континенте. Африка с большими природными ресурсами и дешевой рабочей силой становится все более важной для Турции․ В африканской политике Турции есть ряд стран-ворот, через которых Турция проникает в глубины континента. Одна из таких стран – Ливия․ Сохранение своего влияния в этой стране важно для Турции и с точки зрения развития африканской политики. Ливия, которая ранее входила в состав Османской Империи, занимает важное место для Анкары и с пропагандистской точки зрения․ В частности, турецкая сторона регулярно заявляет, что «Запад колонизировал и разграбил африканские страны, в то время как Османская Империя сделала наоборот» (кстати, в Турции считают, что Запад скрывает реальные данные о природном богатстве Африки, чтобы сделать континент менее привлекательным для других стран или сил). Турция имеет большие планы насчет Африки (цель Анкары  – увеличить количество посольств в Африке до 50), и в этом контексте не время, чтобы Турция позволила себе терять Ливию и с точки зрения своей африканской политики.
  4. Фактор маневра и уступок – Турция хочет открыть (или усилить) новый «фронт» в отношениях с Западом, и с Россией. По замыслу Анкары, она в случае необходимости может использовать этот «фронт» в своих торгах с Западом и Россией. Эрдоган уже отметил, что не хочет, чтобы вопрос с Хафтаром перерос в новую Сирию в отношениях с Россией. Исходя из этого, не исключаем, что турецкая сторона в ливийском вопросе может пойти на некоторые уступки России и попытаться получить кое-что взамен, например, в сирийском вопросе (вопрос Идлиба). «Ливийский фронт» поможет Турции лучше маневрировать в отношениях с Западом и с Россией и возможно достичь желаемого результата в других вопросах.
  5. Фактор беженцев – Турция и Ливия являются ключевыми странами в контексте беженцев, направляющихся в ЕС, потому что в основном именно эти две страны сдерживают такие потоки. Поскольку ситуация в Сирии значительно успокоилась, приближается время, чтобы Турция вернула сирийских беженцев. С одной стороны, сирийские беженцы стали тяжелым финансовым бременем для Турции, но с другой стороны — важным рычагом (или даже средством шантажа) в руках Анкары против ЕС, и Турция не спешит избавиться от этого рычага. В последнее время Турция несколько раз угрожала ЕС беженцами, а теперь наверняка хочет контролировать и «ливийский маршрут». Если ПНС при помощи Анкары останется у власти в Ливии, тогда будет во многом в долгу перед Турцией и, в случае необходимости, будет действовать сообща с Турцией в контексте потоков беженцев в ЕС ( через Италию, которая является конечной точкой газопровода EastMed). А это уже станет «ливийским мечом» Турции в Средиземном море, с помощью которого она сможет наносить чувствительный удар по ЕС.

 

[i] Erdoğan: Libya’ya asker gönderebiliriz, Bloomberg HT, 10.12.2019

[ii] Erdoğan: Yunanistan, İsrail, Mısır ve Rum Kesimi onayımız olmadan adım atamaz, BirGün, 09.12.2019

[iii] Габриелян Айк, О поставках оружия Турцией в зоны конфликтов, Институт Ближнего Востока, 19.01.2018

[iv] Dışişleri Sözcüsü Aksoy: Libya’ya imzalanan anlaşma uluslararası hukuka uygundur, T24, 01.12.2019

[v] Amiral Gürdeniz: Doğu Akdeniz’deki Sevr’i parçaladık!, Aydınlık, 30.11.2019

55.56MB | MySQL:105 | 0,468sec