О влиянии кашмирского кризиса на отношения между Индией и Пакистаном в 2020 г.

По оценке американских экспертов, кашмирский кризис продолжает определять перспективу снижения напряженности между Индией и Пакистаном «как очень еще более отдаленную в 2020 году», повышая шансы конфликта между двумя южноазиатскими державами. Сохранение рисков взаимных нападений с низкими потерями после февральских авиаударов предполагает, что широкомасштабный конфликт остается реальным вариантом развития ситуации в этом регионе на среднесрочную перспективу. Пока эти проблемы безопасности не будут решены принципиально и не наступит эффективная нормализация в двусторонних отношениях между Индией и Пакистаном, инвестиции и миграция из других районов Индии, которые премьер-министр Н.Моди хочет стимулировать в контролируемую Индией часть Кашмира, не будут материализованы в достойно эффективной степени. Кашмирский вопрос делает и без того туманные перспективы деэскалации напряженности между Индией и Пакистаном еще более отдаленными в 2020 году, повышая шансы конфликта между двумя южноазиатскими державами. Напряженность резко возросла в феврале, когда впервые за почти пять десятилетий давние соперники обменялись авиаударами. Обмен атаками начался после того, как Индия обвинила базирующуюся в Пакистане группу в организации взрыва смертника в контролируемом Индией Кашмире в феврале. Усиливая напряженность еще больше, правительство премьер-министра Индии Нарендры Моди, переизбранное в мае, отменило автономию штата Джамму и Кашмир в августе, вызвав сильное осуждение со стороны правительства премьер-министра Пакистана Имран Хана. Вместе эти события создадут фон для двусторонних отношений, сосредоточенных на споре вокруг Кашмира, где продолжающаяся военная деятельность пропакистанских повстанческих групп может спровоцировать еще одну широкомасштабную военную конфронтацию. Более того, этот сценарий объективно ограничивает амбиции Моди в отношении полной «индуинизации» этой территории. Территориальный спор о Кашмире лежит в основе соперничества Индии и Пакистана. Отменив автономию штата Джамму и Кашмир, правительство премьер-министра Индии Н.Моди снизило вероятность продуктивных переговоров с Пакистаном о нормализации двусторонних отношений практически до нуля. Но это цена, которую Нью-Дели готов заплатить за продвижение территориального единства Индии, тем более что Пакистан продолжает активно увеличивать свои переговорные козыри в рамках заключения мирного соглашения в Афганистане.
Самое смертоносное нападение за 30-летний период мятежа в контролируемом Индией Кашмире произошло 14 февраля, когда террорист-смертник привел в действие самодельное взрывное устройство на транспортном средстве в составе военизированной колонны в районе Пулвама. Тогда погибло 40 сотрудников Центральных резервных полицейских сил. Обвиняя базирующуюся в Пакистане группировку боевиков «Джаиш-э-Мохаммад», правительство Моди 12 дней спустя нанесло авиаудары по предполагаемому учебному лагерю «Джаиш-э-Мохамад» в Балакоте в пакистанской провинции Хайбер-Пахтунхва, которая является однозначно пакистанской территорией. Пакистан нанес свой собственный контрудар на следующий день через линию контроля, де-факто разделяющую Кашмир между обеими странами. Когда индийские самолеты ответили, последовал воздушный бой, в котором индийские ВВС потеряли самолет. Вообще об итогах этого противостояния в Нью-Дели стараются не говорить лишний раз: этот раунд воздушных боев Индия безусловно проиграла, что было признано практически всеми военными экспертами, а Саудовская Аравия даже специально пригласила пакистанских военных для обмена опытом в рамках их успешного опыта использования средств РЭБ. Нападение на Пулваму произошло во время предвыборной кампании Моди, что дало премьер-министру мощный козырь — интересы национальной безопасности — чтобы отвлечь внимание электората от стагнирующей экономики Индии. Для Моди поддержание баланса сил в Южной Азии, таким образом, требует новых индийских завоеваний в Кашмире (и не только в нем), если Пакистан делает успехи в Афганистане. При этом учитывается и тот факт, что Исламабад не может ввязываться в серьезную военную конфронтацию с Нью-Дели в среднесрочной перспективе. Но то, что в индийском руководстве учитывают афганский фактор в рамках планирования своей политики по Кашмиру, несомненно. Пакистан может перебросить войска с границы с Афганистаном к своей восточной границе в связи с решением Индии отменить особый конституционный статус штата Джамму и Кашмир. Как сообщила 14 августа газета «Нью-Йорк таймс», такую возможность не исключил в беседе с редакторами издания посол Пакистана в США Асад Маджид Хан. «Если ситуация обострится на восточной границе, то нам придется осуществить переброску войск, — заявил он. — В данный момент мы озабочены лишь тем, что происходит на нашей восточной границе».  Как отметила в этой связи газета «Нью-Йорк таймс», в условиях обострения отношений между Пакистаном и Индией из-за Кашмира возможность переброски пакистанских войск с афганской границы может внести новый элемент в мирные переговоры [с талибами], которые, предположительно, вступили в финальную стадию и должны положить конец почти двум десятилетиям американского военного вмешательства в Афганистане. Сразу отметим, что технически перебросить значительные контингенты своих войск с афганской границы к Кашмиру пакистанцы пока не могут. В зоне племен идет широкомасштабная военная операция, там плотно осели две армии, и именно на этот момент сковывания основных боеспособных сил указывали пакистанские военные еще давно. Еще задолго первого серьезного обострения двусторонних отношений между Индией и Пакистаном несколько месяцев назад. Этот нюанс также безусловно учитывал индийский премьер-министр, принимая свое провокационное речение по Кашмиру: у Нью-Дели есть резерв времени для решения своих вопросов в Кашмире, пока внутриполитические переговоры по афганскому досье буксуют.
Но в дополнение к отражению угроз региональной власти Индии у Моди была еще одна мотивация для поглощения Кашмира: демонстрация прогресса внутри страны перед лицом охлаждения экономики. Падение спроса и производства в сельскохозяйственных районах страны, сокращение государственных расходов и теневой банковский кризис нанесли ущерб росту экономики страны на 2,6 трлн долларов. Эта тактика в конечном счете сработала и привела к обвальной победе БДП на выборах в мае. И действительно, именно умелое использование БДП идей индуистского национализма подтолкнуло партию к внутриполитическому доминированию, дав Н.Моди политическое обоснование, необходимое для отмены автономии Кашмира одним ударом. Это помогло партии «Бхаратия джаната парти» (БДП) одержать уверенную победу над ее соперником, Индийским национальным конгрессом (ИНК), став второй партией после ИНК, которая после обретения независимости в 1947 году получила абсолютное большинство голосов в нижней палате парламента. Обеспечив себе за счет этих маневров еще один срок, Моди раскрыл большие планы на Кашмир 5 августа, когда был аннулирован автономный статус штата Джамму и Кашмир путем отмены статей 370 и 35А Конституции Индии (хотя Верховный суд Индии все еще рассматривает законность этого шага). Правительство Моди также разделило бывший штат на две центрально-управляемые территории — Джамму и Кашмир, а также отдельную территорию Ладака. Пакистан решительно осудил это решение, остановив двустороннюю торговлю и выслав Верховного комиссара Индии. Имран Хан даже намекнул на возможность военной конфронтации между «двумя ядерными государствами», если международное сообщество не вмешается. Пока такой сценарий минимален.
Большинство нападений в контролируемом Индией Кашмире с февраля продолжались с участием трех наиболее активных групп боевиков: «Джаиш-э-Мохаммад», «Лашкар-э-Тойбы» и моджахедов «Хизбул», все из которых имеют руководство, базирующееся в Пакистане. Они в основном использовали огнестрельное оружие в своих столкновениях с силами безопасности. Это свидетельствует о том, что использование самодельного взрывного устройства на транспортном средстве в ходе февральского нападения террористов-смертников, ставшего первым инцидентом подобного рода в регионе с 2005 года, не предвещало изменения тактики кашмирских боевиков. В то время как февральские авиаудары со стороны индийских ВВС были якобы направлены на то, чтобы минимизировать уровень пакистанской поддержки трансграничных нападений боевиков в Кашмире, такие нападения продолжаются. 54 инцидента в области безопасности в контролируемом Индией Кашмире буквально через месяц после нападений привели к гибели 72 человек, что в значительной степени сопоставимо с 68 смертями в марте 2018 года. С тех пор не было никакого резкого всплеска нападений боевиков. Общие потери в результате столкновений с силами безопасности в сентябре, октябре и ноябре составили 86 человек, что значительно меньше, чем 308 жертв за тот же период в 2018 году. Конечно, это может быть результатом усиления присутствия сил безопасности на территории, находящейся под центральным управлением, поскольку новый правовой статус дает центральному правительству Индии больший контроль над местными операциями по обеспечению безопасности. Но сам факт продолжения нападений в контролируемом Индией Кашмире говорит о том, что ее удары по пакистанской территории, возможно, не остановили бы Пакистан. Это также может свидетельствовать о том, что значительная часть повстанцев прибывает не из Пакистана, а фактически является местными жителями. В то время как Пакистан все еще может оказывать помощь боевикам, базирующимся в Джамму и Кашмире, он будет бороться за осуществление такого же контроля и поддержки именно местным и локализованным повстанческим движениям, минимизируя при этом осуществление непосредственных трансграничных операций. Это дистанцируется Исламабад от возможных репутационых рисков с точки зрения международного права.
Несомненно, обеспечение безопасности останется приоритетом правительства Моди в Кашмира в 2020 году. Там продолжается активная борьба с повстанцами, в которой участвуют многочисленные подразделения сил безопасности. Правительство заявило 3 декабря, что проникновение боевиков из Пакистана через линию контроля увеличилось на 50%, что создает повод для продления новой операции возмездия против Пакистана, если новые значительные по уровню эпизоды повстанческой борьбы произойдут в контролируемом Индией Кашмире. Учитывая, что инциденты низкого уровня с участием боевиков в Кашмире с марта не вызвали никакого действенного ответа со стороны Индии против Пакистана (перестрелки продолжаются по всей линии контроля, но они не являются поводами для индийского возмездия как такового), представляется, что такие меры будут предприняты только в случае гибели в результате терактов или нападений значительного числа индийских военных и правоохранителей. Выполнив свое предвыборное обещание отменить автономию Джамму и Кашмира, БДП сделала важный шаг в направлении укрепления территориального единства Индии, хотя и ценой подрыва переговоров, направленных на нормализацию отношений с Пакистаном. Но контролируемый Индией Кашмир все еще испытывает периодические интернет-отключения; задержания, такие как арест трех бывших главных министров бывшего государства; и ограничения на свободное передвижение. Пока его проблемы безопасности не будут решены и не будет достигнута относительная стабилизация ситуации, международные инвестиции и миграция из других районов Индии, которые Моди хочет стимулировать в контролируемом Индией Кашмире, не будут существенно материализованы. Тем временем, спор вокруг региона будет по-прежнему составлять главный камень преткновения в индийско-пакистанских отношениях в следующем году.

55.78MB | MySQL:105 | 0,486sec