О заявлениях президента Турции Р.Т.Эрдогана по Ливии. Часть 1

9 декабря 2019 года президент Турции Р.Т.Эрдоган выступил в специальном эфире государственной теле- и радиовещательной компании TRT World. Основной темой выступления турецкого лидера стало подписание Турцией Меморандума о демаркировании морской границы с Ливией и дальнейшие шаги страны, направленные на защиту её интересов в регионе Восточного Средиземноморья, где наблюдается серьезная и нарастающая напряженность в связи разделом крупных газовых месторождений.

Основными сторонами противостояния являются: с одной стороны, Кипр – Греция – Египет – Израиль, образовавшие то, что в Турции называется «газовый консорциум», пользующийся несомненной поддержкой Запада – США и ЕС – а также транснациональных энергетических корпораций; а, с другой стороны, Турция и частично признанная Турецкая Республика Северного Кипра, считающие себя обделенными при разделе газовых месторождений и настойчиво ищущих себе международных союзников.

Надо ли говорить о том, что перечень крупных игроков, которые потенциально и теоретически могут поддержать Турцию – крайне ограничен. Среди них, турецкое руководство рассматривает Китайскую Народную Республику (КНР) и, в большей степени, чем китайцев, Российскую Федерацию.

При этом, турки, очевидно, учатся асимметричным действиям и «хорошей игре при плохих картах» у Российской Федерации. Не исключено, что последние по времени действия Турции в плане подписания Меморандума с Ливией навеяны «сирийским кейсом России».

Можно долго говорить о том, что Правительство национального согласия (ПНС), пусть и признается на международной арене в качестве законного, но, все равно, легитимность его шага, с учетом продолжающейся гражданской войны, не бесспорна. Или про то, что ООН может не признать этот Меморандум (впрочем, и образование Турецкой Республики Северного Кипра не признанно международным сообществом, что не остановило в свое время Турцию от ввода своих войск на остров – В.К.).

Однако, факт остается фактом – Турция сделала свой шаг и объявила, что теперь последующие шаги по транспорту газа, добываемого вокруг острова Кипр, должны согласовываться «газовым консорциумом» с Турцией и с Ливией. Как была, в свое время, Турцией проведена операция «Щит Евфрата», так сейчас подписание турецко-ливийского Меморандума названо в турецких СМИ как «Щит Восточного Средиземноморья».

Как написала турецкая пресса, руководство Турции, всего одним лишь шагом, отрезало добычу газа в Восточном Средиземноморье от европейского рынка сбыта и встала у него на пути. Причем, заметим, что в таком духе высказалась как проправительственная, так и оппозиционная пресса. Иными словами, удачный ход турецкого руководства на международной арене стал и хорошей PR–акцией, показавшей эффективность действий Турции на международной арене и, вне всякого сомнения, добавившей очков действующей власти.

Понятно, что турецкая власть, в очередной раз, заставляет оппозицию поддерживать предпринимаемые ею на международной арене шаги. Единственное, что остается по этому поводу говорить оппозиции – это то, что изначально политика Турции на Ближнем Востоке являлась «неправильной». И никакими «правильными» шагами этого факта не изменить. Разве что необходимо, как следует быстрее, наладить прямой диалог с официальным Дамаском – это то, что можно поправить сейчас.

Только таким образом, оппозиции и можно, хоть чуть-чуть дезавуировать ту вынужденную поддержку, которая она оказывает действующей власти тем, что не находит аргументов против того, что делается сейчас между Турцией и Ливией (хотя есть упреки в адрес турецкого руководства относительно испорченных отношений с теми же Египтом и Израилем; не случись их – возможно, что и раздел газовых месторождений и пути его транспортировки с Турцией обсуждались бы; во всяком случае, такого мнения придерживается турецкая оппозиция – В.К.).

Отметим, что оппозиция на эту поддержку вынуждена ещё пойти и из-за того, что просто чисто физически не может не поддержать Вооруженные силы Турции, входящие в то или иное столкновение на международной арене. Тут недалеко и до того, чтобы быть обвиненными в национальном предательстве в трудный для страны исторический отрезок. Что бы там ни было поддержка действия Вооруженных сил – это «must» для любого гражданина страны (разве что, прокурдская Партия демократии народов может позволить себе иметь свою собственную позицию на сей счет – В.К.).

Однако, не стоит думать, что единственной целью сделанного турецкой властью шага является пропаганда. До выборов 2023-го года ещё очень много времени и стартовать с такими акциями, если признавать их пропагандистскими, — сильно преждевременно. Турецкое руководство это понимает и умело использует (вспоминаем выборы 2015-го года, когда оно посчитало, что, с целью мобилизации националистически настроенного электората, необходимо свернуть процесс мирного урегулирования с Рабочей партией Курдистана и это было очень четко синхронизировано с выборной кампанией – В.К.).

На самом деле, Турция ведет отчаянную борьбу за энергоносители Восточного Средиземноморья, ставя на карту если не все, то очень многое. Ставки для страны очень высоки – она может стать ресурсной и кардинально изменить свой статус в мировой энергетике и решить наболевшие экономические проблемы, включая дефицит по текущим бюджетным операциям, а также отрицательное сальдо внешней торговли. Турция имеющая собственные запасы природного газа – это совершенно другая и многократно укрепившая свои позиции Турция.

Ради этого, Турция готова даже идти на конфликт с партнёрами по блоку НАТО и играет на обострение. Сейчас под защитой турецких ВМС в Средиземном море находятся четыре корабля – два научно-исследовательских и два зондажных. Невзирая на выражения на Западе обеспокоенности и угрозы ЕС ввести против Турции те или иные санкции, турецкое руководство назад не отыгрывает. А, напротив, устанавливая у себя российские системы ПВО С-400, она добивается военного паритета с Грецией.

Подписав Меморандум, Турция сыграла на обострение и более того президент Турции выразил готовность к тому, чтобы ввести турецкие войска в Ливию в том случае, если она будет приглашена со стороны законного правительства Фаиза Сараджа.

Таким образом, турецкое руководство поддерживает ПНС в его трудной борьбе с Х.Хафтаром (пользующимся поддержкой со стороны КСА, ОАЭ и Франции) и защищает свои стратегические интересы. В этом смысле, президент Р.Т.Эрдоган и его силовой и внешнеполитический блок, очевидно, используют успешный российских опыт в Сирии асимметричных действий, которые могут быть эффективными в условиях, когда на руках нет выигрышной комбинации, если действовать «в лоб».

Итак, возвращаемся к выступлению Р.Т.Эрдогана на канале TRT в специальном телевизионном эфире, посвященном Ливии.

Прежде всего, турецкий лидер сообщил, что подготовка соглашения о демаркации морской границы велась ещё при покойного ливийском лидере М.Каддафи, однако, смерть последнего (и гражданская война в Ливии – В.К.) привела к тому, что переговоры были вынужденно приостановлены.

Как заявил президент Р.Т.Эрдоган, четыре страны, включая Египет, Кипр, Грецию и Израиль, пытаются установить свой контроль над Восточным Средиземноморьем. В этом смысле, в адрес Турции в регионе направлены серьезные угрозы, однако, не прислушиваясь к этим угрозам, у страны в регионе находятся два зондажных и два исследовательских судна (под защитой турецких ВМС – В.К.). Через них Турция обозначает в регионе Восточного Средиземноморья свое присутствие и заявляет свои права.

При этом, как сообщил президент Р.Т.Эрдоган, Турция ведет разведку месторождений энергоносителей не только в Средиземном море, но и в Черном море. Более того, по его словам, работы также ведутся и в международных водах.

Турецкий лидер подчеркнул, что «Ливийский Меморандум» был подписан с законным правительством Ливии – с правительством национального согласия. Процитируем турецкого лидера: «Хафтар не является национальным (законным? – В.К.) представителем Ливии. Там, в настоящее время, представителем является Сарадж. С командой Сараджа мы сели в Стамбуле и провели переговоры по всем этим вопросам (по Восточному Средиземноморью – В.К.). Это — тот шаг, который мы предприняли. Из-за этого шага, серьезным образом, оказались обеспокоены Греция, Египет, Греческая Администрация Южного Кипра (турецкие руководители так называют Республику Кипр – В.К.) и Израиль. На самом деле, этим список не ограничивается. Некоторые страны на платформе НАТО и в различных местах наших встреч спрашивают нас «Что вы там делаете?». Все их шаги, которые они предпринимали, игнорируя международное право и действуя в одностороннем порядке, оказались нами сорванными. На самом деле, они — это те, кто предпринимают односторонние шаги. Однако, сейчас мы, предприняв этот шаг (то есть, подписав Меморандум с ливийским ПНС – В.К.), сорвали их односторонние шаги».

Как напомнил Р.Т.Эрдоган, Греческая Администрация Южного Кипра подписала похожие соглашения — в 2003 году с Египтом, в 2007 году с Ливаном, а также в 2010 году — с Израилем. И, игнорируя международное право и законные права Турции, «они» (то есть, Республика Кипр – В.К.) разделили Восточное Средиземноморье на участки.

Как указал Р.Т. Эрдоган, Греция, в одностороннем порядке, провозгласила удобные для себя зоны влияния. Тем самым, она попыталась зажать Турцию в регионе между берегами Турции и Северного Кипра. Однако, Турция, по словам турецкого лидера, этого не допустила и, в результате «Ливийского Соглашения», максимизировала свою юрисдикцию в Восточном Средиземноморье. Процитируем: «Мы, как Турция и Ливия, сможем проводить совместные геологоразведочные работы в тех зонах, которые предусмотрены новым соглашением. С этим нет никаких проблем. Другие международные акторы не смогут проводить геологоразведку в тех районах, которые прочерчены этим соглашением без одобрения Турции. Южный Кипр, Египет, Греция и Израиль не могут построить линию транспортировки природного газа без разрешения со стороны Турции».

Как указал президент Р.Т. Эрдоган, «Ливийское Соглашение» (точнее, Меморандум – В.К.), в вопросе разделения морской юрисдикции, защищает верховенство права. Как он отметил, Турция предприняла шаг, в полном соответствии с нормами международного права, который сорвал «запирание страны в пределах залива Антальи» – то есть, тот подход, который пытались использовать Греция и Греческая Администрация Южного Кипра.

В ходе телевизионного выступления перед журналистским пулом на канале TRT, президент Р.Т.Эрдоган сообщил о своей встрече в Лондоне с премьер-министром Греции Кириакосом Мицотакисом, в ходе недавно завершившегося саммита НАТО. В частности, как указал турецкий лидер, на встрече с премьер-министром К. Мицотакисом им была показана карта, на которой «все было очень четко отмечено».

По словам Р.Т.Эрдогана, внутри Турецкой Республики и за её пределами есть те, кто «очень расстроен из-за турецко-ливийского Меморандума». Здесь турецкий лидер напомнил о том выражении, которое, по его словам, появилось после подписания Меморандума на передовицах греческих газет. В частности, речь шла о той фразе греческих журналистов, которая звучит как «нас поймали спящими».

Процитируем турецкого лидера: «Они сейчас используют подобные выражения. А ведь у нас есть ещё одно преимущество. Давайте не будем проходить мимо него. О чем, собственно, идет речь? Мы, на всякий случай, являемся одной из трех стран – гаранторов по Кипру (по кипрскому урегулированию – В.К.), которые включают Турцию, Грецию и Великобританию. То, что касается работы Турции с Грецией, мы, на самом деле, хорошо все там знаем. Аналогичным образом, что служит источником вопросов, которые возникают в связи с исключительной экономической зоной (между Турцией и Грецией – В.К.)? На самом деле, эти вопросы проистекают отсюда (Р.Т.Эрдоган показывает собравшимся журналистам заранее заготовленную карту, которую он принес с собой – В.К.). Вместе с исключительной экономической зоной, вы видите эти точки. Эти точки очерчивают нашу границу вместе с континентальным шельфом. Теперь здесь наши корабли смогут спокойно выполнять свою работу».

Как указал президент Турции Р.Т.Эрдоган, Турция, заключившая соглашение со страной, находящейся на противоположном берегу – Ливией – действовала в полном соответствии с положениями морского права. Более того, линия, прочерченная Турцией и Ливией, проходит между двумя шельфами и поэтому, как указал Р.Т. Эрдоган, «Греция связана по рукам и ногам» и у нее нет возможности оспорить соглашение между двумя сторонами.

Процитируем президента Р.Т.Эрдогана: «Таким образом, у Греции нет зазора, чтобы можно было рассчитывать на апелляцию. Учитывая нынешнюю сложившуюся конъюнктуру в Восточном Средиземноморье, неудивительно, что этот Меморандум о взаимопонимании, который Турция подписала с Ливией, вызывает вышеупомянутые реакции. Например, Греция и Греческая Администрация Южного Кипра распространяли заявления, касающиеся своих морских юрисдикций в Восточном Средиземноморье. С другой стороны, Турция открыто продемонстрировала мировому общественному мнению свою решимость по отстаиванию своих прав, вытекающих из международного права, через этот (турецко – ливийский – В.К.) Меморандум. Меморандум имеет характер сильного ответа, направленного против попыток кипрско-греческого дуэта изолировать Турцию в Средиземном море. Наша страна всегда была за мирное решение. Мы готовы возродить каналы диалога с Грецией, включая предварительные контакты и меры по укреплению доверия».

При этом, как сообщил президент Р.Т.Эрдоган, Греция выслала посла Ливии на том основании, что он, дескать, не предоставил текст (турецко-ливийского – В.К.) Меморандума греческой стороне. При том, что текст Меморандума не был секретным и прошел рассмотрение в Великом национальном собрании (Меджлисе) Турции, а также был направлен в ООН. Таким образом, по словам президента Р.Т.Эрдогана, высылка Грецией ливийского посла является шагом к международному скандалу.

Президент Эрдоган указал, что Турция и Ливия, на основании подписанного документа, смогут осуществлять совместную геологоразведку. Как вариант, Ливия, в собственных водах, может признать такое право за Турцией (то есть, на определенных условиях, поручить выполнение своей части работ туркам – В.К.). При этом, согласно подписанному двумя сторонами Меморандуму, границы континентального шлейфа Турции простираются в Восточном Средиземноморье от западной границы и территориальных вод греческих островов и до внешней границы.

Р.Т.Эрдоган, в ходе состоявшегося телеэфира, не раз подчеркнул, что Турция защищает не только свои права, но и права Турецкой Республики Северного Кипра. И, разумеется, по его словам, у обеих стран есть неотъемлемые права и полномочия по подписанию подобных соглашений со странами, расположенными вдоль всего побережья Средиземного моря.

Как отметил президент Р.Т.Эрдоган: «Наш подход по поддержке мирного решения вопроса (Восточного Средиземноморья – В.К.) с самого начала не претерпел изменений. Мы, по-прежнему, занимаем ту же самую позицию в неизменности.  Мы продолжаем призывать все страны к тому, чтобы достигнуть справедливое решение. Мы можем проводить эти работы вместе (геологоразведка, добыча и продажа природного газа Восточного Средиземноморья – В.К.). В конце концов, мы направили свою справку в Организацию Объединенных Наций с подробным изложением этой ситуации. И дальнейшие работы будут нами начаты вместе с Ливией, в соответствии с этой справкой».

55.92MB | MySQL:105 | 0,541sec