Израильские оценки угроз со стороны «Хизбаллы» и Ирана

Армия обороны Израиля (ЦАХАЛ) начала установку ряда подземных датчиков вдоль северной границы с целью обнаружения новых подземных тоннелей, ведущих на израильскую территорию из Ливана. Эти усилия предпринимаются через год после того, как военные обнаружили и уничтожили шесть таких проходов, прорытых ливанской шиитской организацией «Хизбалла». При этом представитель ЦАХАЛа подполковник Йонатан Конрикус сказал, что решение установить возле кибуца Мисгав-Ам в северной Галилее датчики, собирающие акустические и сейсмические данные именно сейчас не вызвано получением данных о том, что «Хизбалла» занимается прокладкой трансграничного тоннеля. Просто недавно было объявлено об успешном завершении серии испытаний созданной по новой технологии системы обнаружения тоннелей, и ее эффективность была доказана. «Установка этой системы – превентивный инфраструктурный шаг, он не основан на новых разведданных», – сказали в пресс-службе ЦАХАЛа. Израильские военные приступили к рытью ям 19 января с.г. и ожидается, что процесс займет несколько недель[i].

Военные намерены широко освещать свои действия в этом направлении, чтобы предотвратить недоразумения или панику с обеих сторон. По словам официального представителя ЦАХАЛа бригадного генерала Хидая Зильбермана, «это действие, которое будет замечено и услышано как на нашей территории, так и на ливанской стороне – мы хотим предотвратить неверные оценки».

В армии планируют в будущем установить дополнительные системы обнаружения вдоль других участков границы, причем точное количество и местоположение будут зависеть от разведывательных данных о том, где «Хизбалла» намеревалась прорыть свои тоннели, и о финансировании работ.

Й.Конрикус подсчитал, что в общей сложности военные будут заниматься решением этого вопроса в течение нескольких месяцев.

Напомним, что в декабре 2018 года силы ЦАХАЛа начали операцию «Северный щит», чтобы найти и уничтожить созданные «Хизбаллой» тоннели, которые были прорыты в северные районы Израиля из Южного Ливана. В целом военные заявили, что обнаружили в прошлом году шесть таких проходов, которые были взорваны или залиты бетоном.

Высокопоставленные военные чиновники заверили, что по их оценкам, «Хизбалла» успела прорыть всего шесть тоннелей, которые пересекали израильскую границу, но вполне возможно, что члены организации продолжали заниматься раскопками.

По словам Й.Конрикуса, военные проинформировали миротворческие Временные силы ООН в Ливане (ВСООНЛ) о своих планах установить датчики вдоль так называемой «голубой линии», неофициальной, но широко признанной границы между Израилем и Ливаном. В известность были подставлены также местные израильские муниципальные органы власти.

В израильской армии считают, что шесть тоннелей, прорытые «Хизбаллой» в северный Израиль, были построены с конкретной целью – позволить тысячам боевиков организации атаковать военные и гражданские объекты в Северном Израиле, тем самым совершив неожиданный маневр в будущей войне.

Примерно восемь лет назад «Хизбалла» создала подразделение специального назначения «Радван», задача которого заключалась в том, чтобы проникнуть в Израиль, создать хаос и нанести максимальное количество разрушений. Совершить это предполагалось как ради самого разрушения, так и в качестве символического действия, призванного продемонстрировать наличие сил, которые способны на проведение атак внутри Израиля. Разрушение обнаруженных  подземных тоннелей военные считают успешным предотвращением потенциально разрушительного оружия в арсенале «Хизбаллы».

В 2014 году жители северных общин Израиля подняли тревогу в связи с возможностью создания «Хизбаллой» трансграничных тоннелей для совершения нападений после того, как была обнаружена система подземных переходов, прорытых под южной границей Израиля контролирующим сектор Газа «Исламским движением сопротивления» (ХАМАСом).

На счету Израиля две войны в Ливане – в 1982 году против палестинских военизированных группировок и в 2006 году против «Хизбаллы», а также ряд небольших военных операций. Тем не менее, несмотря на нестабильность, на границе с Ливаном не было значительных боевых действий после войны 2006 года.

В свете последних событий в регионе – прежде всего, убийства американцами 3 января этого года иранского генерала Касема Сулеймани, командира спецподразделения «Аль-Кудс» Корпуса стражей исламской революции (КСИР) – в Израиле оценивают угрозы безопасности. В частности, военный обозреватель мейнстримовских израильских изданий Яков Лапин в статье, опубликованной JNS (Jewish News Syndicate), допускает, что еще рано говорить обо всех последствиях этого убийства и остается много вопросов, тем не менее, «злонамеренная деятельность Ирана на Ближнем Востоке по-прежнему будет создавать риски для эскалации»[ii].

Возглавляет список непосредственных угроз план Ирана и «Хизбаллы» построить в Ливане заводы по производству высокоточных ракет. Это называется главной проблемой для Израиля в 2020 году. Отмечается, что в решении этого вопроса Тегеран продолжает опираться на Хасана Насраллу, генерального секретаря проиранской «Хизбаллы». В этих условиях израильское руководство в последние месяцы проводит политику абсолютной нетерпимости к подобной деятельности.

Предоставление «Хизбалле» и иранцам возможности угрожать стратегическим объектам в Израиле высокоточными управляемыми ракетами, построенными на ливанской территории, стало бы недопустимым продвижением врагов еврейского государства в их усилиях по наращиванию сил.

Предполагается, что Х.Насралла, который сейчас полностью поглощен решением политических и экономических проблем Ливана, не вполне осознает решимость Израиля прекратить строительство ракетных заводов. При этом признается, что до сих пор ни один завод не построен, но сама возможность их создания будет по-прежнему держать израильское руководство в повышенном напряжении и заставлять принимать меры в отношении «Хизбаллы», как это было на протяжении 2019 года.

«Хизбалла», по мнению Я.Лапина, по-прежнему сдерживается военной мощью Израиля, но если организация пойдет на строительство ракетных заводов, появится огромный риск эскалации и вероятность превентивных действий Израиля. Предстоящие месяцы покажут, осознает ли Х.Насралла степень опасности, и решит ли он отступить от края пропасти.

Выделяются два главных риска для безопасности Израиля. Несмотря на убийство К.Сулеймани, что может оказать большое влияние на будущие модели поведения Тегерана, Исламская Республика Иран представляет две основные угрозы безопасности Израиля. Первая связана с иранской ядерной программой, которая в последние месяцы развивалась угрожающими темпами; вторая исходит от «гнусной региональной деятельности Ирана в Ливане, Сирии, Ираке, Йемене и его поддержки террористических группировок в секторе Газа».

Что касается ядерного фронта, иранское руководство заявило о возобновлении деятельности по обогащению урана на объектах в Фордо и Куме. При нынешних темпах, отмечает Я.Лапин, к этой весне ядерная программа Ирана может достичь уровня, когда до получения достаточного количества обогащенного урана для создания бомбы останется шесть месяцев. Особенно беспокоит тот факт, что иранцы продвигаются в своей ядерной программе, и никто их не останавливает.

На региональном уровне Иран все еще усердно старается распространить новейшее оружие среди ополченцев и террористических организаций. Испытывая серьезные проблемы, вызванные американской кампанией «максимального давления», и сталкиваясь со значительной внутренней нестабильностью, Иран реагирует агрессивно. Иранцы строят ракетные базы в Ираке, чтобы угрожать Израилю и Саудовской Аравии, и переправляют ракеты в Йемен. Также предполагается, что Иран передал крылатые ракеты Сирии для использования против еврейского государства.

Схема распространения иранского влияния была разработана самим К.Сулеймани и включает наземные, воздушные и морские маршруты для доставки передового оружия своим союзникам. Одновременно иранцы пытаются создать сеть ракетных батарей класса «земля-воздух» на территориях, входящих в сферу их влияния, чтобы бросить вызов превосходству Израиля в воздухе.

«Иранская агрессия»,- пишет Я.Лапин, во многом связана с тем, что режим в Тегеране находится в бедственном положении. Во многих отношениях Исламская Республика переживает наихудшие со времен революции 1979 года, и верховный лидер аятолла Али Хаменеи понял, что он не может остановить санкционную кампанию администрации Дональда Трампа. В результате Иран атакует и проверяет ответную реакцию своих противников.

Согласно израильскому обозревателю, иранцы даже начали тактическое сотрудничество в регионе с «Исламским государством» (ИГ, запрещенным в России), несмотря на идеологическую вражду между шиитскими и суннитскими фундаменталистами. Отмечается, что поддерживаемые Ираном ополченцы поставляли оружие ИГ в Ираке, а также в Сирии, для осуществления атак на умеренные суннитские элементы и западные объекты – цели, для ударов по которым обе стороны могут договориться.

Наконец, говорится о том, что режим Башара Асада в Сирии возобновил свою программу химического оружия, а это проблема, которая потребует в 2020 году серьезного внимания со стороны международного сообщества.

В заключении отмечается, что Израиль является мощной региональной державой, и враги хорошо понимают его военную мощь. Однако намерение иранской оси наращивать свои возможности создает новый потенциал для эскалации, и 2020 год обещает быть нестабильным, несмотря на мощное сдерживание Израиля своих противников.

[i]                      IDF begins installing tunnel-detecting sensors along Lebanese border // The Times of Israel. 19.01.2020 — https://www.timesofisrael.com/idf-begins-installing-tunnel-detecting-sensors-along-lebanese-border/

[ii]                     Hezbollah’s plan for precision missile factories risks new escalation in 2020 // JNS. 14.01.2020 — https://www.jns.org/hezbollahs-plan-for-precision-missile-factories-risks-new-escalation-in-2020/

55.84MB | MySQL:105 | 0,444sec