Американские эксперты о факторах, влияющих на отношение Иордании к новому плану США по урегулированию палестино-израильского конфликта

Иордания остается приверженной базовому принципу ближневосточного урегулирования на основе двух государств, что предусматривают резолюции международного сообщества. Об этом, как передало во вторник 28 января агентство Петра, говорится в заявлении главы МИД королевства Аймана ас-Сафади в ответ на выступление президента США Дональда Трампа, в котором он изложил ключевые положения своего плана по мирному урегулированию между Израилем и палестинцами. «Создание палестинского государство со столицей в Восточном Иерусалиме, которое будет сосуществовать в мире и безопасности рядом с Израилем, является единственным путем достижения прочного и всеобъемлющего мира на Ближнем Востоке», — подчеркнул министр. По его словам, Иордания подходит к любым инициативам, касающимся палестинского вопроса, исходя из своих высших национальных интересов. При этом А.ас-Сафади указал на важность предстоящего совещания Лиги арабских государств (ЛАГ) для выработки общей позиции арабов по отношению к «сделке века2, как назвала свой план вашингтонская администрация. Предполагается, что совещание состоится в ближайшую субботу в Каире.

Напомним, что США предлагают неразрывно связать состоящую из Газы и Западного берега реки Иордан территорию Палестины скоростным транспортным сообщением, а столицей арабского государства признать Восточный Иерусалим. В то же время Трамп назвал «неделимой столицей» Израиля весь Иерусалим и заявил о намерении США признать еврейские поселения израильской территорией. В качестве условий мирного процесса американский президент назвал отказ властей Палестины от поддержки действующего в Газе радикального движения ХАМАС, а также от методов вооруженной борьбы. В качестве поддержки урегулирования США предлагают 50 млрд долларов инвестиций. Правда, которые должны выделить страны Персидского залива, что в нынешней экономической ситуации в большинстве из них выглядит маловероятным. И с учетом всех этих идеологических и экономических причин предстоящее заседание ЛАГ вряд ли сможет единогласно выразить солидарную поддержку инициативе США по БВУ. Более того, рискнем предположить, что страны Персидского залива используют в данном случае осторожную тактику, которая будет состоять в формулировании общей негативной позиции ЛАГ устами представителей тех стран, которые просто по определению не могут принято  «сделку века».  И одной из таких стран безусловно является Иордания.

Поставив на первое место в плане этой сделки стратегические цели Израиля, Соединенные Штаты загнали в трудное положение своего другого союзника Иорданию. Обнародованный Вашингтоном ближневосточный мирный план убедительно свидетельствует о том, что Палестинское государство в том качестве, как это понимают в Аммане, не имеет с точки зрения американцев и израильтян перспектив к осуществлению.  Опасения очень жесткой ответной реакции внутри страны вынудят Иорданию однозначно  осудить израильские аннексии на Западном берегу в любой форме и качестве. Хотя при этом Иордании придется действовать осторожно, имея ввиду  статус Соединенных Штатов как одного из своих главных союзников в регионе. Учитывая миллиарды долларов американского экспорта, финансовую помощь и военную поддержку, действия Иордании против Израиля, скорее всего, останутся в большей степени  символическими. Но даже если Амман сможет избежать ответных действий США, новый мирный план ясно дал понять, что расширение возможностей Израиля в максимально возможной степени теперь является одним из главных приоритетов Вашингтона. По оценке американских аналитиков,  эта реальность в конечном счете заставит Иорданию последовать по стопам других союзников США, таких как Турция и Катар, которые начали диверсифицировать свои внешние связи, чтобы освободиться от региональной политики США, которая, по их мнению, больше не является приоритетом для их интересов.

Соединенные Штаты и Иордания являются близкими региональными союзниками, но односторонность Вашингтона в отношении израильско-палестинского конфликта вызывает однозначно негативную позицию со стороны Аммана, вне учета того обстоятельства, в какой форме и насколько публично эта позиция выражается. Поскольку Иордания считает, что она противостоит неминуемым дальнейшим израильским аннексиям на Западном берегу, ее наиболее мощным ответом будет поиск новых союзников, которые могли бы помочь компенсировать зависимость страны от Соединенных Штатов.

В соответствии с историческим мирным договором 1994 года, в основе иордано-израильских отношений лежит обоюдное стремление избегать конфликтов, поддерживать дружественные отношения с Соединенными Штатами и развивать торговые связи друг с другом. Но отношения Иордании и Израиля в последние годы медленно ухудшаются под давлением противоречивых политических сил в каждой стране. В Израиле растущее националистическое движение настаивает на расширении контроля над Западным берегом, включая аннексию долины реки Иордан. Эти националисты сейчас определяют во многом степень электоральной поддержки того или иного кандидата в премьеры, что учитывается главными претендентами Израиля на власть на досрочных выборах в стране. Действительно, и премьер-министр Биньямин Нетаньяху, и его главный политический соперник Бени Ганц теперь пообещали аннексировать долину реки Иордан, чтобы укрепить свои позиции перед третьими национальными выборами 2 марта в Израиле. При этом американские эксперты полагают, что  практически тотальный  израильский контроль над ЗБРИ сделает любое будущее Палестинское государство полностью зависимым от Израиля в вопросах торговли, обороны и безопасности границ, подрывая его суверенитет. Дальнейшая аннексия территории на Западном берегу также осложнит свободное передвижение товаров и людей по территории Палестинского государства и сделает его практически не защищенным от израильских вторжений. Но в данном случае есть и скрытая мина для самих израильтян в рамках растущей демографической диспропорции на ЗБРИ, даже несмотря на строительство  новых поселений.   В этой связи выходом из ситуации для Израиля в случае аннексии является два алгоритма решения. Первый был использован израильским правительством ранее. Тогда, чтобы сохранить еврейский характер Израиля и ограничить влияние оставшихся в стране арабов, израильское правительство  придерживалось принципа  «территория в обмен на мир» — то есть сдачи завоеванной палестинской  территории в обмен на региональное признание и заключение мирных договоров с арабскими странами. Как теперь это становится очевидным, такой алгоритм сейчас для Израиля не актуален. Второй вариант жестче. Это попытка принудительного выселения палестинцев.  Но высокие политические, дипломатические и военные риски такого шага сделают его крайне  маловероятным, по крайней мере, в ближайшем будущем. Это оставляет вариант проживания основной массы палестинцев в ЗБРИ на фоне того, что Израиль будет все больше отбирать функциональные  полномочия у Палестинской национальной  администрации. Таким образом, Израиль должен будет рано или поздно решить, будет ли он предоставлять гражданство палестинцам  или просто оставит их под израильским контролем без предоставления общенациональных прав.

А в Иордании эта перспектива глубоко непопулярна среди местного населения — и в частности, в стране сильна палестинская и арабская националистическая политическая база, которая хочет, чтобы Западный берег в конечном итоге превратился в независимое государство. Эти националисты враждебно относятся к израильской политике, которая делает эти устремления менее вероятными, и, как правило, ожидают, что руководство страны будет следовать «правильной линии поведения» в этом вопросе. А поскольку экономика Иордании переживает сложный переходный период, поддержка этих националистов стала еще более важной для легитимности монархии, чем в предыдущие годы. Это не говоря уже о том, что южные бедуинские кланы, среди которых до сих пор сильна оппозиция нынешнему королю Абдалле II и лояльность идеям «Исламского государства» (ИГ, запрещено в России), только ждут повода для того, чтобы вновь поднять фактический мятеж.

Таким образом, потенциальная аннексия долины реки Иордан в сочетании с обещанием нового мирного плана США  поставила лидеров Иордании в очень трудное положение. С одной стороны, королевство хочет поддерживать связи с Израилем по прагматическим соображениям в области безопасности, в экономической и дипломатической сферах. Но в то же время он должен также гарантировать, что арабский националистический натиск внутри Иордании не достигнет уровня, когда он может угрожать стабильности или легитимности монархии. В этом контексте Иордания, скорее всего, будет проводить продуманную и осторожную политику, направленную на то, чтобы публично всячески демонстрировать свое резкое недовольство израильской аннексией, оставаясь при этом далеко от срыва мирного договора 1994 года между двумя странами. В частности, Иордания может принять решение о дальнейшем сворачивании  своих отношений с Израилем посредством ряда символических дипломатических и экономических маневров. Это может включать высылку посла Израиля (Иордания уже отозвала своего посла в Израиле из-за ареста двух иорданцев в 2019 году); проведение дальнейших дипломатических протестов совместно с Лигой арабских государств и Организацией Объединенных Наций от имени палестинцев; ужесточение работы пограничных переходов, чтобы замедлить торговлю и помешать туризму (ключевое соображение для Израиля, который ценит доступ к христианским святыням, контролируемым Иорданией как часть своей туристической индустрии); эскалация  антиизраильской риторики на публике;  возобновление публичных проявлений враждебности к Израилю (например, проведение военных маневров, которые косвенно направлены против страны). Но любое более серьезное действие, которое решит предпринять Иордания, столкнется с очень тесным американо — израильским альянсом, в котором и президент  Трамп, и Нетаньяху видят сильную внутреннюю политическую ценность в защите  политики друг друга.

Если Иордания предпримет действия по ослаблению своих связей с Израилем, Соединенные Штаты рассмотрят свой собственный ответ, повышая риск того, что американские официальные лица решат занять более сильную позицию, которая поставит Амман в сложное положение. Соединенные Штаты уже установили последовательную модель использования своих значительных экономических ресурсов и помощи для приведения союзников в соответствие с целями США. ПНА, например, недавно увидела, что  внешняя помощь США ей в размере примерно 4 млрд долларов была заморожена в попытке заставить Рамаллу поддержать новый мирный план Вашингтона (хотя пока безуспешно). А в конце прошлого года Соединенные Штаты также заморозили помощь Ливану в области безопасности, а также ввели беспрецедентные санкции в отношении некоторых ливанских банков, поскольку они обсуждали, как снизить давление на союзные Ирану силы «Хизбаллы» в стране. На данный момент зависимость Иордании от американской помощи ограничит ее способность принимать ответные меры против израильских аннексий на Западном берегу. Но это лишь вопрос времени, когда королевство будет вынуждено искать новых друзей. Когда речь заходит о Иордании, Соединенные Штаты имеют в своем распоряжении множество экономических рычагов, чтобы ответить на любые негативные шаги Аммана против Израиля. В 2017 году Соединенные Штаты направили Иордании около 1,3 млрд долларов помощи , а также еще 1,1 млрд долларов, чтобы помочь Иордании справиться с экономическим бременем наличия на ее территории  большого числа сирийских беженцев (сразу отметим, что вопрос в данном случае не в беженцах, а в стремлении готовить на этой базе антиасадовских боевиков — авт.). Эта помощь может быть приостановлена, отложена или даже отменена, чтобы заставить Амман изменить свою позицию. Соединенные Штаты также помогли Иордании получить доступ к кредитам в 2013-14 годах. И поскольку Иордания сейчас пытается реструктуризировать свою собственную экономику, чтобы улучшить статистику уровня безработицы и сократить государственные расходы, в рамках минимизации существующих экономических рисков, такая помощь может понадобиться снова, давая Соединенным Штатам возможность воздействовать на позицию Аммана через чисто экономические рычаги. В частности, важнейшие торговые связи Иордании с Соединенными Штатами  могут оказаться под угрозой, если Белый дом решит усилить давление. Вашингтон может прессинговать Иорданию более высокими американскими торговыми тарифами или даже пригрозить выйти из соглашения о свободной торговле между двумя странами, подписанного в 2000 году. Такие шаги в состоянии сильно ударить по иорданскому экспорту, поскольку на долю Соединенных Штатов приходится около 22% всех товаров страны. В частности, от американского экспорта практически полностью зависит состояние  текстильной промышленности Иордании, которая является одной из ключевых отраслей страны.

Еще одним рычагом давления в дополнение к экономическим угрозам,  являются различные аспекты американской военной поддержки. В частности, Вашингтон может заблокировать или  сократить военную помощь Иордании, которая с 2015 года составила около 1 млрд долларов (что составляет примерно 40% военного бюджета Иордании на 2015 год). Он также может задержать, запретить или изменить военную подготовку, вооружение и оборонную технику, которые иорданские Вооруженные силы Иордании получают в рамках программы внешнего военного финансирования США. Иордания также является ключевым разведывательным и военным партнером и дислоцирует на своей территории две американские базы в рамках антитеррористической коалиции по борьбе  с «Исламским государством». Но такое сотрудничество может также оказаться под угрозой, если Соединенные Штаты решат, что им необходимо привести Иорданию в соответствие со своей израильской политикой.

В этой связи не согласимся с американскими экспертами в ряде позиций. Во-первых, любое санкционное давление на Амман чревато дестабилизацией режима, если вообще не началом нового этапа массовых беспорядков на грани падения в хаос типа ливанских или иракских.  А Соединенные Штаты по-прежнему заинтересованы в сохранении Иордании в качестве сильного регионального партнера, поскольку полагают ее роль ключевой с точки зрения сохранения своего  влияния на региональные процессы, и прежде всего — в Сирии и Ираке. И вероятность того, что  внутриполитические соображения — особенно в связи с президентскими выборами в ноябре — побудят Белый дом принять какие-то жесткие меры в отношении Аммана в попытке трансформировать его позицию по «сделке века», являются в этой связи минимальными. Во-вторых, Иордания является на сегодня принципиальным военным партнером США с точки зрения дислокации своих военных (две базы плюс аэродромы подскока плюс снабжение Эт-Танфа), на которых сейчас помимо американцев еще располагаются немцы с вертолётным крылом и британский спецназ. С учетом жесткой дискуссии с турками и иракцами по вопросу сохранения своих военных баз в этих странах давить на Амман с точки зрения создания рисков для военного партнерства и тем самым стимулировать негативные отношения к своему военному присутствия еще и там, мягко говоря, непродуктивно. В Пентагоне и ЦРУ это понимают очень отчетливо. Иордания в настоящее время — это вообще один из основных плацдармов сохранения рычагов влияния США на сирийском направлении. Альтернатива воздушной поддержки американских сил в Заевфратье только турецкая база Инджирлик, с дальнейшим функционированием которой сейчас есть проблемы. Если американцы в этой связи обрежут военную помощь Амману, то это будет выстрелом себе в ногу.  В долгосрочной перспективе  такая  реальность побудит Амман рассмотреть вопрос о диверсификации своих оборонных и экономических связей, чтобы в будущем он был менее уязвим для такой тактики давления США. В-третьих. КСА и ОАЭ в любом случае не дадут Иордании упасть в экономический коллапс, путем срочных траншей на поддержание курса национальной валюты, поскольку это уже вопрос их регионального спокойствия. Так они сделали два года назад, и они будут это делать вне всякого внимания на позицию Вашингтона на эту тему.

В этой связи рискнем сделать следующий вывод.  Сегодня националисты угрожают бросить вызов королю Абдалле II по поводу нового мирного плана США для Палестины (несмотря, по оценкам самих американских экспертов, на его предельно  низкие шансы на конечный успех). В отношении этого плана, который и без того является крайне непопулярным среди всех течений в ООП, все эксперты сходятся во мнении в отношении того, что он предполагает фактически узаконить нахождение огромного количества палестинцев за пределами собственно ПНА. То есть, эта редакция по сути фактически подразумевает отказ от принципа «два государства, два народа». Националистическое давление однозначно подтолкнет Иорданию выступить против плана Соединенных Штатов, который пользуется определенной и аккуратной поддержкой наследного принца Саудовской Аравии Мухаммеда бен Сальмана и еще более «спокойной» поддержкой наследного принца Абу-Даби Мухаммеда бен Заида Аль Нахайяна.  В этой связи рискнем предположить, что по вопросу БВУ разногласий между аравийцами и Амманом не возникнет. Тем же саудовцам более важна сама стабильность в Иордании и ее следование их курсу в целом на сирийском треке.  Также мы очень сомневаемся в версии американских экспертов о том, что Вашингтон будет необдуманно давить на Амман в рамках лоббирования своей редакции БВУ в ущерб сохранению в Иордании общей политической стабильности. Но самое главное — в ущерб собственным интересам.

43.49MB | MySQL:87 | 0,723sec