Иранские эксперты о парламентских выборах в Иране

Выборы в Меджлис 11-го созыва состоялись, когда Исламская Республика Иран столкнулась с внутренними и внешними вызовами: санкциями, неблагоприятной обстановкой в области безопасности, неопределенностью в отношении судьбы ядерного соглашения, сложной социально-экономической ситуацией в стране и т.д.

Если большинство граждан были положительно настроены во время 10-х парламентских выборов и надеялись, что при полном осуществлении ядерной сделки удастся улучшить их социально-экономические условия, то с начиная с 2018 года  доверие населения Ирана к властям и в целом к политическим процессам уменьшилось.

После провала ядерной сделки правительство Хасана Роухани и его команда больше не имеют высоких рейтингов, которые они имели в 2016 году на парламентских выборах. Некоторые из реформаторов даже не выдвинули свои кандидатуры для участия в этих выборах, оправдывая свой ход тем, что в настоящее время на политической арене страны нет атмосферы, которая позволяла бы реформаторам эффективно работать даже после избрания.

В отличие от консерваторов, после долгих дискуссий восемь реформистских партий в конечном итоге объединились и поучаствовали в выборах как  альянс «За Иран». Консерваторы, однако, не объединились. Они пошли на выборы с 10 отдельными списками, и похоже, что конкуренция была между консерваторами, а не реформаторами и консерваторами.

Около 15 000 кандидатов подали заявки на 290 мест в Меджлисе, но Совет стражей конституции одобрил кандидатуры около 7000 лиц. Большинству иранских кандидатов-реформистов не было разрешено участвовать в выборах. На 150 из 208 избирательных участков соревнование проводилось между консерваторами.

Согласно предварительным результатам более 200 мест получат консерваторы, 20 мест реформаторы, а независимые возьмут 37 мест, а оставшиеся места будут определены по результатам  второго тура.

Что же касается участия, то явка на 11-х  парламентских выборах была  зафиксирована самая низкая начиная со времени Исламской революции и составила всего 42,5 %. Самая высокая явка граждан в послереволюционный период была в 1996 году, во время парламентских выборов 5-го созыва (71%), когда спикером Меджлиса был переизбран Натег Нури. А самая низкая явка (51%) была зафиксирована в 2004 году. Хаддад Адель был избран спикером парламента 7-го созыва.

Ссылаясь на оценки иранских экспертов по выборам в Меджлис, они в основном касаются участия граждан в выборах, отношения граждан к политическим процессам, отношений между новоизбранным парламентом и правительством.

Известный иранский аналитик Садег Зибакалам в интервью ежедневной газете ArmanMeli оценивая результаты выборов, зафиксированные реформистами отметил. «Реформаторские круги, которые на парламентских выборах 2016 года и на президентских выборах 2017 года поддерживали реформистов во время этих выборов они больше не голосовали за реформаторов. Даже если бы г-н Ареф, лидер нынешней реформистской фракции «Омид» Меджлиса, участвовал в выборах и возглавил список реформистов вместо Маджида Ансари, он все равно не получил бы более 100 000 голосов».

Отвечая на вопрос, будет ли на новый парламент больше влиять Мохаммад Багер Галибаф или сторонники Махмуда Ахмадинежада, учитывая результаты выборов, он ответил: «В Меджлисе  будут иметь большее влияние «Фронт устойчивости» и сторонники  Ахмадинежада, а деятельность Галибафа будет более тесно связана с деятельностью нынешней реформистской фракции Меджлиса «Омид», то есть она не окажет существенного влияния».

Говоря о деятельности новоизбранного Меджлиса, Зибакалам сказал: «Одним из первых шагов парламента станет нападение на правительство Хасана Роухани. Правительство Роухани столкнется с серьезным давлением в течение следующего года».

Комментируя отношения Меджлиса и правительства, политолог Амир Мохабян сказал: «Я думаю, что будут серьезные проблемы между правительством и новым парламентом, и это может быть очень опасно. Конечно, это не означает, что правительство не должно подвергаться критике, но если политический кризис углубится, граждане могут отвернуться от консерваторов».

Ссылаясь на участие граждан, А.Мохабиан сказал: «Парламентские выборы 21 февраля можно считать проявлением протеста, как для тех, кто участвовал в выборах, так и для тех, кто этого не сделал».

Другой политолог Мустафа Изади, оценивая парламентские выборы, выделил два фактора, связанных с внутренней и внешней политикой.

«Новый парламент, где консерваторы будут большинством, попытается оказать давление на правительство Роухани. Возможно они начнут процесс импичмента ему и членам его кабинета, что же касается внешней политики, то здесь может преуспеть гомогенный парламент, поскольку некоторые консервативные группы, прошедшие в Меджлис, выступают за переговоры с Соединенными Штатами. Они просто хотят захватить эту власть у правительства Роухани. Команда Ахмадинежада постарается выдвинуть своего кандидата на спикера в Меджлис, а также лидера фракции. В любом случае они попытаются поднять вопрос переговоров с США», — сказал Изади.

Коснувшись темы явки избирателей, политолог Масих Мохаджери обратил внимание на тот факт, что впервые в столице страны Тегеране была зафиксирована низкая явка избирателей.

«Низкая явка свидетельствует о серьезной опасности, на которую должны обращать внимание как власти, так и политические силы. И никто не должен нести ответственность за эту ситуацию», — сказал Мохаджери.

Сейед Мостафа Хашемитаба, прокомментировав причины низкой явки избирателей в Тегеране, отметил: «Основная причина в том, что ультраконсерваторы создали такие условия и ситуацию, чтобы явка была низкой, потому что они думают, что будут иметь удачу только в случае низкой явки».

По мнению политического обозревателя Зейнаба Шариати, поражение реформистов и низкая явка явились следствием неэффективности правительства Роухани.

«Реформаторы сейчас обеспокоены тем, что новоизбранный парламент окажет давление на правительство Роухани. Их больше беспокоит то обстоятельство, что они могут потерпеть поражение на предстоящих президентских выборах 2021 года», — считает З.Шариати.

Подводя итоги оценок иранских экспертов относительно  парламентских выборов, можно сделать вывод о том, что главной целью политических группировок новоизбранного Меджлиса будет подготовка к президентским выборам. Хотя срок полномочий Хасана Роухани заканчивается в августе 2021 года, однако, консерваторы уже сейчас обсуждают вопрос, что после формирования нового парламента необходимо инициировать процесс отставки Роухани, поскольку противники правительства говорят, что команда президента провалилась, и необходимо предпринять срочные шаги для спасения экономики Ирана.

Если до убийства Касема Сулеймани на иранской политической арене обсуждения в основном были сосредоточены на  экономической политике Хасана Роухани, то сейчас наряду с экономическими проблемами придается большое значение вопросу безопасности. Не случайно, что в день парламентских выборов государственная телекомпания, призывая граждан приходить на выборы, подчеркивала важность фактора безопасности, отмечая, что, участвуя в выборах, они участвуют в процессе обеспечения безопасности страны.

В ближайшем будущем из-за распространения коронавируса и без того тяжелаа социально-экономическая ситуация в Иране станет более сложной, а внешнее давление возрастет. Не случайно, что в конце выборов Иран был в включен черный список Группы разработки финансовых мер борьбы с отмыванием денег (FATF). Это означает, что у Ирана будут проблемы не только с его западными партнерами, но и с Россией и Китаем при проведении финансовых операций.

Победа консерваторов на парламентских выборах — это для них такой же успех, как и вызов. Потому что если до этого они обвиняли правительство Хасана Роухани во всех проблемах, то к 2021 году нынешний парламент, наряду с правительством, также будет нести ответственность за ситуацию в стране после президентских выборов.

Источники:

«ArmanMeli» newspaper, No: 671, 24 Feb 2020, p. 11

«Aftab» newspaper, No: 5683, 26 Feb 2020, p. 2

«Javan» newspaper, No: 5875, 24 Feb 2020, p. 5

«Mardomsalari» newspaper, No: 5101, 24 Feb 2020, p. 3

«Ebtekar» newspaper, No: 4487, 24 Feb 2020, p. 2

«Iran» newspaper, No: 7287, 24 Feb 2020, p. 3

«Kayhan» newspaper, No: 22413, 24 Feb 2020, p. 3

60.58MB | MySQL:101 | 0,483sec