Доклад о ситуации с проведением США операции «Непоколебимая решимость» против «Исламского государства». Часть 1

Отчет администрации президента США Дональда Трампа с обоснованием убийства иранского генерала Касема Сулеймани, направленный Конгрессу, не содержит упоминаний о неминуемой угрозе для американских граждан, с которой Вашингтон связал решение убить иранского военного. Об этом говорится в распространенном  14 февраля  заявлении главы комитета по иностранным делам Палаты представителей Конгресса Элиотта Энгела (от штата Нью-Йорк). «Администрация отправила Конгрессу требуемый в соответствии с законодательством отчет, в котором отражено юридическое и политическое обоснование нанесения удара, в результате которого был убит иранский генерал Касем Сулеймани (командующий силами специального назначения «Аль-Кудс» Корпуса стражей исламской революции — прим. ТАСС). Этот официальный отчет прямо противоречит ложным утверждениям президента о том, что он атаковал Иран, чтобы предотвратить неминуемое нападение на служащих и посольства Соединенных Штатов. В объяснении администрации, содержащемся в этом отчете, не упоминается никакой неминуемой угрозы, и это показывает, что обоснование, которое президент представил американскому народу, было просто-напросто ложным», — заявил конгрессмен. Энгел подчеркнул, что администрация, обосновывая удар по Сулеймани, сослалась на предоставленное главе Белого дома в 2002 году Конгрессом разрешение использовать военную силу в Ираке. «Это юридическое обоснование абсурдно», — убежден глава комитета. «Разрешение от 2002 года было дано на то, чтобы противостоять [президенту Ирака] Саддаму Хусейну. Этот закон не имеет никакого отношения к Ирану или представителям правительства Ирана в Ираке», — добавил Энгел. Ситуация вокруг Ирана резко обострилась после удара США в районе багдадского аэропорта в ночь на 3 января, в результате которого погиб Сулеймани. В ответ Тегеран в ночь на 8 января нанес ракетный удар по двум объектам в Ираке, которые использовали американские военные: базе Айн-эль-Асад и аэропорту Эрбиля. В связи со сказанным есть смысл более внимательно проанализировать  доклад, который был составлен совместно Пентагоном (Inspectors General of the Department of Defense (DoD)), Госдепом Department of State (DoS) и  U.S. Agency for International Development (USAID), и который был посвящен общему анализу  ситуации с проведением США операции «Непоколебимая решимость» против «Исламское государство» (ИГ, запрещено в России) в Ираке и Сирии.

В этом докладе констатировалось, что с начала октября до конца декабря 2019 г. иракские шиитские ополченцы объединились с Ираном в рамках осуществления многочисленных нападений на американские войска в Ираке, в том числе нападение 27 декабря на иракскую военную базу, где размещались американские войска близ Киркука, во время которого был убит американский контрактник. США ответили 29 декабря нанесением авиаударов по пяти объектам в Ираке и Сирии, принадлежащую иракской «Хизбалле». В результате этого нападения  погибло 24 ополченца. Иракские правительственные чиновники и политические деятели осудили американские удары, назвав их нарушением суверенитета Ирака. Пентагон сообщил, что 31 декабря, по его оценкам, 6000 сторонников «Катаиб Хизбаллы» и сотни других связанных с Ираном ополченцев и их сторонников вышли на демонстрацию у здания посольства США в Багдаде и требовали вывод военных  США  из Ирака. При этом сторонники «Катаиб Хизбаллы» бросили зажигательные бомбы на территорию комплекса, причинив ущерб посольству. 3 января в результате удара американского беспилотника по международному аэропорту Багдада погиб иранский генерал Касем Сулеймани, командующий спецподразделением «Аль-Кудс» КСИР ИРИ, и Джамаль Джафар Ибрагими, бывший заместитель лидера Сил народной мобилизации («Аль-Хашед аш-Шааби»), более известный как Абу Махди аль-Мухандис. 5 января Объединенная совместная оперативная группа Пентагона  «Непоколебимая решимость» (CJTF-OIR) опубликовала пресс-релиз, в котором говорится, что американские войска «приостановили»  операции США по разгрому ИГ в Ираке. В заявлении для прессы CJTF-OIR говорится, что необходимо защитить размещенные американские войска на иракских военных базах, что ограничивает их возможности по поддержке Иракских сил безопасности (ISF) в их  операциях против ИГ и обучение иракских войск.

На момент публикации доклада (февраль с.г.)  было неясно, в какой степени США приостановили свою деятельность в операциях против ИГ, и как это может повлиять на способность ИГ усилиться в Ираке или на способность ISF проводить операции против него. Отметим, что CJTF-OIR подчиняется Управлению генерального инспектора Министерства обороны (DoD OIG). Подавляющее большинство операций ISF против ИГ в последнем квартале 2019 года были выполнены, независимо от поддержки коалиции. Некоторые наземные операции продолжались «минимально поддерживаться» и в первом квартале сего года «коалиционной разведкой, наблюдением и авиаразведкой (ISR), ударной авиацией, или группами воздушного оружия». 7 января министр обороны Марк Эспер заявил, что пауза в борьбе с ИГ в Ираке закончилась, и она  не оказала «материального влияния» на способность американских войск бороться с ИГ в Сирии. В ответ на смерть Сулеймани парламент Ирака принял необязательную резолюцию о выводе американских войск из Ирака. После парламентского голосования президент Д.Трамп заявил, что Соединенные Штаты не будут выводить примерно 5000 военнослужащих, дислоцированных в Ираке,  а Эспер заявил, что Соединенные Штаты «не покидают Ирак».  7 января  Эспер заявил, что Соединенные Штаты начали переориентацию некоторых частей американских войск в рамках усиления  мер их защиты но он повторил, что перемещение войск действительно не  сигнализирует о выводе войск США из Ирака. При этом четких данных о том, что  Сулеймани мобилизовал ополченцев, выступавших против США, представлено не было. Согласно сообщениям из открытых источников, как командир КСИР генерал-майор Касем Сулеймани мобилизовал шиитские ополчения по всему Ближнему Востоку для дальнейшего укрепления  иранского регионального влияния в попытках изменить политический ландшафт в пользу Тегерана от Ирана до Средиземного моря. Спецподразделение «Аль-Кудс» КСИР ИРИ часто описываются как экспедиционные силы, примерно похожие на американские комбинированные силы ЦРУ и спецназа США. Сулеймани использовал свою роль для создания группировок боевиков, связанных с Ираном, в том числе несколько из них не только выступали против США, но также воевали против ИГ в Ираке и Сирии. Будучи доверенным лицом верховного лидера ИРИ аятоллы Али Хаменеи, Сулеймани заслужил репутацию как  лидера по осуществлению региональных амбиций Ирана, которые включают поддержку шиитских ополченцев, действующих в Ливане, Сирии и Ираке, поддержку сирийского режима и влияние на политические и военные дела Ирака. Его также обвиняют в спонсировании террористических атак, подготовке боевиков для осуществления подрывов американских солдат в Ираке и участия в 2005 году в убийстве бывшего премьер-министра Ливана Рафика Харири. Американские официальные лица заявляли, что Сулеймани и  «Аль-Кудс»  обучают и направляют ополченцев, в том числе ливанскую «Хизбаллу» и иракскую «Катаиб Хизбаллу», которые были ответственны за убийство американских солдат в Ливане, Сирии и Ираке (Никаких конкретных данных не приведено — авт.). «Катаиб Хизбалла», в частности, по-прежнему яростно противостоят войскам США в Ираке. В 2007 году Министерство финансов объявило силы  «Аль-Кудс» террористической организацией в силу оказания этой структуры  материальной поддержки террористическим организациям. В 2007 году Организация Объединенных Наций приняла резолюцию, запрещающая Сулеймани выезжать за пределы Ирана (Очень интересная трактовка американскими аналитиками смысла резолюции ООН. ООН не может дать и давала таких резолюций — авт.). Однако его часто фотографировали в гостях у правительственных чиновников и лидеров боевиков в Ираке, Сирии и Ливане. В 2011 году Соединенные Штаты объявили Сулеймани террористом за его роль в качестве командующего «Аль-Кудс». В том числе и за  нарушение прав человека в Сирии, а также за участие в заговоре с целью убийства посла Саудовской Аравии в Соединенных Штатах (А где внятные документальные доказательства этого? — авт.).

8 января Иран запустил более десятка баллистических ракет по двум иракским военным базах в отместку за убийство Сулеймани. От ракетных ударов пострадали по меньшей мере 50 американских военнослужащих. В свою очередь генерал Кеннет Маккензи, командующий USCENTCOM, заявил, что удар беспилотника был направлен на ослабление Ирана и связанных с ним ополченцев. Он также заявил, что ликвидация Сулеймани   оставил «Аль-Хашед аш-Шааби» по существу без лидера. (Это спорное предположение, но суть мотивировки американских военных в рамках ликвидации иранского генерала понятна — авт.). Тем не менее, представитель «Аль-Хашед аш-Шааби» заявил в январе, что эта структура будет продолжать действовать в Ираке. При этом  ракетные обстрелы «зеленой зоны» Багдада продолжались в течение всего  января, включая нападение 26 января, в ходе которого три ракеты поразили посольство США в Багдаде,  причинив  незначительный ущерб и ранив одного человека.

При этом в американской администрации никто не подвергает сомнению тот факт, что Сулеймани помогал создавать структуры сопротивления после того, как возглавляемая Соединенными Штатами коалиция оккупировала Ирак в 2003 году и  сыграл важную роль в посредничестве в заключении политических соглашений, которые привели к смене иракских правительств. В ходе гражданской войны в Сирии Сулеймани создал шиитские бригады в поддержку сирийского режима. В Ираке он поддерживал и консультировал шиитские ополчения, действовавшие под прикрытием «Аль-Хашед аш-Шааби» и сыгравшие  важную роль в первоначальной борьбе против ИГ после краха иракской армии. При этом Иран стремится не только сохранить сирийский режим, но и обеспечить себе «сухопутный мост» из Ирана через Ирак и Сирию в Ливан, и  рассматривает ИГ, суннитскую организацию, как экзистенциальную угрозу Ирану. Шиитские ополченцы, принадлежащие к «Аль-Хашед аш-Шааби», участвовали в боях против ИГ на севере и западе Ирака, но они были также неоднократно обвинены в насилии против суннитских жителей. В CJTF-OIR сообщили, что она не поддерживает отношений с «Аль-Хашед аш-Шааби», но что подразделения  ISF  регулярно сотрудничают с этой группой  в рамках операций против ИГ. После военного поражения ИГ «Аль-Хашед аш-Шааби» стали неотъемлемой частью иракского аппарата безопасности. CJTF-OIR и USCENTCOM сообщили Министерству обороны США в этом квартале, что ISF продолжает сотрудничать с «Аль-Хашед аш-Шааби» в текущих операциях. 27 июня 2019 года  Пентагон  сообщил, что, несмотря на опасения по поводу влияния Ирана на иракских ополченцев, действия «Аль-Хашед аш-Шааби» в Ираке были «чистым позитивом», потому что они имели своей целью только ИГ. После смерти Сулеймани аятолла А.Хаменеи назначил на его место его заместителя, бригадного генерала Исмаила Каани. В официальном заявлении иранский лидер сказал, что роль «Аль-Кудс» при Каани будет аналогична тем, какие были  при Сулеймани. В начале января Каани поклялся продолжить миссию Сулеймани, в том числе встретившись с главами иракских ополченцев. В 2012 году Казначейство США объявило Каани террористом за его работу по финансированию силовых операций «Аль-Кудс», в том числе в Ливане и Гамбии. Согласно пресс-релизу казначейства, Каани отвечал в «Аль-Кудс» за  финансовые средства, выделяемых для ливанской «Хизбаллы» и осуществлял финансовый контроль за поставками грузов оружия, предназначенные для Гамбии.

 

Статус ИГ в Ираке

 

ИГ сохраняет на сегодня свободу передвижения, а также продолжает атаки низкого уровня. В последнее время ИГ продолжало восстанавливаться после смерти своего лидера Абу Бакра аль-Багдади, убитого в ходе рейда США в Сирии 26 октября 2019 года.  31 декабря ИГ объявило о новом лидере, известном как Абу Ибрагим аль-Хашими аль-Курайши. Как ранее сообщалось, что Министерство обороны США в ноябре оценило, что смерть аль-Багдади мало повлияла бы на способность ИГ «поддерживать непрерывность операций, глобальную сплоченность и, по крайней мере, ее нынешнюю траекторию действий». В декабре CJTF-OIR сообщила, что ИГ в Ираке продолжает действовать по схеме нападений низкого уровня, которые сосредоточены в провинциях к северу и западу от Багдада. При этом  не было совершено ни одного нападения в пустынях и горных районах Ирака. CJTF-OIR также сообщает, что число нападений ИГ сократилось в 4-м квартале 2019 года. В документе  говорилось, что ИГ публично заявило об ответственности  за 67 терактов в Ираке за первые два месяца этого квартала —примерно вдвое меньше, чем в прошлом году. В реальности  число заявленных ИГ атак может быть еще ниже, чем фактическое число атак, в том числе из-за действий иракского правительства по ограничению доступа в интернет во время массовых уличных протестов. CJTF-OIR утверждает, что большинство атак, заявленных ИГ, были чисто межконфессиональными  нападениями на ISF и «Аль-Хашед аш-Шааби». USCENTCOM сообщил, что эти нападения были в основном ограничены суннитскими или смешанными этно- и конфессиональными районами. CJTF-OIR также сообщила  о том, что ИГ сохраняет свободу передвижения, возможность прятать и перевозить бойцов и технику в сельской местности, где присутствие ISF минимально. CJTF-OIR ранее сообщила Минобороны, что ИГ эксплуатирует «буферные зоны» и горные районы на севере Ирака, где нет ни федеральных сил, ни курдских сил пешмерга. При этом существуют зоны правового и силового  вакуума, откуда ушли силы курской пешмерги, но не пришли правительственные войска.  В 4-м квартале CJTF-OIR сознательно об этом обстоятельстве не упоминала, но сообщила, что ИГ активно действует в районах провинций Дияла и Киркук, которые включают в себя районы этого «вакуумного  шва» . При этом курдские лидеры в Эрбиле предупредили в этом квартале, что сотни боевиков ИГ оккупируют этот район  и эксплуатируют его при  отсутствии там иракских сил безопасности. Отдел в районе операций  CJTF-OIR заявил в своем отчете, что ИГ сохраняет достаточно людских ресурсов и возможностей планирования, чтобы проводить регулярные мало масштабные атаки или засады против ISF, «Аль-Хашед аш-Шааби» или местных гражданских лиц.

Группы ИГ передвигаются ночью в болотистых районах Диялы вблизи иранской границы, где они работают как снайперы и устраивают засады против ISF и «Аль-Хашед аш-Шааби» и их КПП.  USCENTCOM сообщил, что ИГ провел наиболее эффективную операцию в 4-м квартале  в Дияле, когда были атакованы силы «Аль-Хашед аш-Шааби». Тогда погиб один и было ранено 23 человека. ИГ также время от времени проникает в городские центры для проведения атак, но не пытается их удержать. Группа также не нападает на стратегические цели в рамках нанесения ущерба критической инфраструктуре. ИГ также не смогла провести крупные теракты в Багдаде, который USCENTCOM охарактеризовал как «сложную операционную среду для ИГ». CJTF-OIR сообщила, что с точки зрения народной поддержки ИГ может получить только пассивную поддержку из-за идеологических или племенных связей, но что подавляющее большинство иракского населения, в том числе и в суннитских районах, по-прежнему враждебно ИГ. Отсюда  в некоторых случаях происходит запугивание жителей со стороны членов ИГ. Наиболее   интенсивно это происходило в Дияле, что жители ряда деревень временно покинули свои дома в 4-м квартале. Враждебность суннитов к ИГ также, вероятно, ограничивает способность этой группы проводить крупномасштабные операции.

 

Действия, проводимые против ИГ в Ираке

 

Уличные протесты в Ираке заставляют ISF откладывать операции против ИГ. CJTF-OIR сообщила, что в октябре и ноябре 2019 г. ISF временно отложили некоторые операции против ИГ из-за продолжающихся уличных протестов против иракского правительства. CJTF-OIR сообщила, что в течение 4-го  квартала ISF провела многочисленные операции против ИГ во всех партнерских оперативных командованиях независимо или с  «минимальным» уровнем  поддержки коалиции в виде ISR, ударной авиации или поддержки групп воздушного оружия. Например, иракская авиация ISR выполнила 474 самолето-вылета  самостоятельно, полагаясь только изредка на данные,  которые коалиция предоставляла иракской разведке. CJTF-OIR заявила, что иракские «оперативные задачи были выполнены» во время этих полетов, но не  представила подробную информацию о том, каковы были  цели этих операций. CJTF-OIR также заявила, что большинство действий иракской авиации против ИГ проводились в провинциях Анбар, Салах-эд-Дин, Киркук и Дияла. CJTF-OIR сообщила, что в 4-м квартале «подавляющее большинство» наземных операций ISF, включая патрулирование, контролируемые взрывы и операции по разминированию также  проводились независимо от поддержки коалиции или были «минимально поддержаны»  коалицией. CJTF-OIR сообщила, что в рамках этих операций было уничтожено 198 туннелей ИГ, пещер и мест ночевок и уничтожено 4250 самодельных взрывных устройств (СВУ), в том числе трофейного оружия и боеприпасов. Кроме того, CJTF-OIR сообщила, что ISF провели воздушные операции против ИГ, независимо от поддержки коалиции, уничтожив 34 опорных пункта, 8 транспортных средств, 4 тоннеля и 4 единицы тяжелой техники.  ISF проводила самостоятельные вертолетные вылеты,  выполнялись самостоятельные удары самолетами F-16, которые опирались только на целевую поддержку  коалиции. CJTF-OIR сообщила, что иракские F-16 нанесли удар по ИГ в октябре: он  был первым с апреля 2018 года, и что иракцы продемонстрировали «обновленную» готовность к проведению  операций F-16 против ИГ.

При этом ISF по-прежнему не хватает способности своевременно обрабатывать разведданные и удерживать ранее захваченную местность. Согласно CJTF-OIR, ISF продолжают в значительной степени полагаться на разведданные коалиции, а не свои собственные, им не хватает эффективного процесса обработки собранных данных. Причины этого кроются в продолжающейся зависимости от коалиции в рамках обработки разведданных ISR, сбора разведывательных данных  и их использования. CJTF-OIR заявила, что «иракский процесс анализа разведданных является медленным и не гарантирует распространения продукта среди соответствующих конечных пользователей». Кроме того, иракцы не могут  установить «приоритетность точек интереса, которые выявляются в ходе миссий ISR, что снижает его способность эффективно использовать ограниченные ресурсы». В результате иракские воинские части  предпочитают полагаться вместо этого на разведданные  ISR коалиции. Кроме того, CJTF-OIR показала, что «способность и желание» ISF удерживать территорию, очищенную ранее от ИГ, действительно не улучшилась в 4-м квартале. Вместо того чтобы удерживать обширную пустынную местность, где присутствует ИГ, ISF поддерживает присутствие вблизи населенных пунктов и проводит оттуда  операции по разминированию  в близлежащих районах.  Пока ISF в состоянии синхронизировать небольшие  операции против ИГ, проводимые несколькими операционными командами, но по-прежнему не в состоянии проводить длительные операции в труднодоступной местности с использованием достаточного количества сил. CJTF-OIR сообщила, что ISF по-прежнему не решаются проводить операции в ограниченном пространстве без авиационных средств коалиции, развернутых в поддержку этих операций. При этом иракская армия начала более агрессивное вертолетное патрулирование в 4-м квартале в южной части провинции Анбар.  В Найнаве дивизия иракской армии переместила свой штаб  ближе к Синджару с целью более эффективного проведения пограничных операций против ИГ на сирийской границе. При этом не наблюдалось усиления пограничной безопасности в провинции Найнава.

CJTF-OIR продолжает прилагать усилия, чтобы подтолкнуть ISF к более агрессивному использованию своих собственных оперативных возможностей. CJTF-OIR заявила, что иракская федеральная полиция в провинции Киркук была «чуть более агрессивна в своем патрулировании на более ограниченном участке местности», а командование  ISF в провинции Салах-эд-Дин было «самым агрессивным в использовании авиации в сочетании с сухопутными операциями». ISF обычно планирует последовательные, а не комбинированные или одновременные планы по использованию своих активов, включая авиацию и артиллерию. Тем не менее, CJTF-OIR отметила два случая в 4-м квартале, когда ISF использовали иракские беспилотники и истребители F-16 для обнаружения и уничтожения целей всего за несколько часов до того, как иракская федеральная полиция провела операции по разминированию. ISF также применяла самолеты с неподвижным крылом для проведения преднамеренных, заранее спланированных авиаударов в поддержку наземных операций. Но при этом  иракские ВВС не ведут  поддержку сухопутных операций в формате штурмовых фронтовых операций , потому что ВВС не хватает большого запаса управляемых боеприпасов, финансирования для пополнения боеприпасов, а летчики опасаются быть сбитыми противником.  CJTF-OIR сообщила, что коалиционные силы провели операции в этом квартале против ИГ в транзитном узле на острове Канус, небольшом острове на  реке Тигр близ Мосула. Операция включала непрямой огонь  ВВС. Остров Канус был местом проведения крупной воздушной  кампании  коалиции против ИГ в прошлом квартале. При этом  было трудно оценить исход этой кампании, исходя  из  способности ИГ и далее  использовать этот остров в качестве транзитного узла и места хранения оружия из-за его  густой растительности. По ряду данных,  ИГ продолжает использовать остров в  целях транспортировки оружия и бойцов.

 

 Интернет-пропаганда ИГ

 

Группа актуальна в этом плане на фоне военных неудач. Несмотря на сокращение атак в 4-м квартале, ИГ оставалось активным в онлайн, распространяя пропаганду в Twitter, Facebook и Telegram, которые, по словам USCENTCOM, вращались вокруг двух основных тем: упорство перед лицом невзгод и возмездие через глобальное восстание. По данным USCENTCOM, онлайн-сообщения ИГ преуменьшают или игнорируют свои  неудачи и потери. Вместо этого пропаганда ИГ рекламировала атаки группы и выносливость перед лицом трудностей. Ее сообщения также стремились передать неизбежность длительного триумфа ИГ. По данным USCENTCOM, сообщения в Twitter по-прежнему остается основным каналом по объему пропаганды ИГ в арабской онлайн-среде. ИГ также использовало Facebook для распространения пропаганды, сообщений и вербовки новых членов. Telegram, приложение для обмена сообщениями, было предпочтительным средством коммуникации между лидерами ИГ, его медиа-командой и сторонниками жесткой линии. При этом они использовали зашифрованную онлайн-дискуссионную платформу для координации сообщений и планирования информационных операций. В ноябре 2019 года владельцы Telegram и Европейское полицейское агентство (Европол) пытались сотрудничать  воспрепятствованию функционированию средств массовой информации организации, исключив сотни телеграмм-счетов. USCENTCOM сообщил Министерству обороны США, что еще слишком рано определять долгосрочные результаты этой акции, но возможное нарушение способности ИГ получить доступ к Telegram может побудить  группе искать более безопасный, но, возможно, менее заметные платформы. В дополнение к этим онлайн-платформам  флагманские СМИ ИГ включают в себя информационный бюллетень «Аль-Наба», библиотека «Аль-Химма», которая является официальным издательством ИГ, радио «Аль-Баян», радиостанция «Аджнад», информационное агентство «А’Мак», «Аль-Фуркан» и «Аль Хайат медиа». В течение последних 6 месяцев только «Аль-Наба», «Аль-Баян», «Аджнад», «А’Мак» и «Аль-Фуркан»  продолжают  выпускать медиапродукты. Это составляет  четверть прежнего объема выпуска пропаганды, усиливающей общий нарратив и цели группы. USCENTCOM заявил, что аудитория онлайн-пропаганды ИГ на арабском языке сосредоточена в основном в США, Персидском заливе, Ираке, Египте и диаспорах арабских общин по всему миру. USCENTCOM основывает эту оценку на своем мониторинге географического происхождения хэштегов, размещенных на этих онлайн-платформ. ИГ также нацеливалось на сочувствующих и сторонников в Facebook или принадлежащие к про-ИГ группам Telegram. ИГ в Ираке пытается воздействовать на несколько аудиторий, в том числе «суннитское население»; правительство Ирака, которое оно стремится вытеснить; и международное сообщество, которое  оно хочет убедить в своей жизнестойкости. ИГ остается в значительной степени непопулярной в Ираке, в том числе среди суннитского населения. Однако при этом политическое  недовольство среди суннитского населения сохраняется, и ИГ, вероятно, попытается это  использовать.

USCENTCOM сообщил, что ее онлайн-группа военной информационной поддержки операций (MISO), известная как WebOps, регулярно оценивает эффективность интернет-пропаганды ИГ на арабском языке через процесс «анализа целевой аудитории». Этот процесс определяет целевые аудитории по идеологии, геолокации и другим демографическим факторам. для того, чтобы сфокусировать охват webops сообщениями для иностранных групп или отдельных лиц, которые демонстрируют способность поддаваться влиянию. WebOps проводит опросы на трендовые темы в социальных сетях, проводит интерактивные мероприятия в социальных сетях и анализирует данные для оценки как преобладающих настроений в информационной среде онлайн, так и общей эффективности пропаганды ИГ по целевой аудитории. WebOps также использует методы предметной экспертизы, информацию из открытых источников и готовые разведывательные отчеты для оценки. Кроме того, USCENTCOM сообщил, что оценивает эффективность пропаганды ИГ и ее способность проецировать влияние посредством опросов, исследований, отчетов разведки и сотрудничества с другими государственными структурами США. По его оценке, интернет-пропаганда ИГ на арабском языке была «в целом менее эффективна в этом квартале по сравнению с предыдущим кварталом». Пока пропагандистская кампания ИГ была относительно последовательной через Twitter и Telegram; количество координации и активность  сообщества на Telegram снизилась после действий против ИГ со стороны владельцев Telegram и Европола. Однако USCENTCOM сообщил, что, несмотря на эти сокращения, пропаганда ИГ оказалась устойчивой и спорадически возрождается, так как пользователи «мигрировали на альтернативные платформы с меньшим охватом, но достаточной функциональностью для поддержания низкого уровня [вовлеченности]». Эта пропаганда ИГ довольно успешно резонировала среди сторонников и вдохновляла их на атаки, несмотря на территориальные потери, которые ознаменовали конец так называемого «халифата» группировки в Ираке в декабре 2017 года и в Сирии в марте 2019 года. USCENTCOM заявил, что его веб-сайты на арабском языке смогли «разгромить команды ИГ», которые  использовали Twitter, в рамках противодействия интернет-пропаганде ИГ с помощью «массового нарушения обмена сообщениями и кампаний по разоблачению пропагандистов для отстранения» от онлайн-платформы. Через социальные медиа-ангажементы, WebOps смог вызвать поддержку среди одобренных иностранных целевых групп аудитории в рамках обнаружения  нарушения условий предоставления услуг платформы в Twitter  и последующей  приостановки этих платформ. Хотя WebOps постоянно оценивает  онлайн-присутствие ИГ на ключевых форумах и соответствующим образом корректирует свою деятельность, пока не ясно в какой степени WebOps может блокировать эту деятельность.

 

Роль третьих сторон в Ираке

 

В 4-м квартале насилие, инициированное иракскими ополченцами, связанными с Ираном, помешало усилиям по  обеспечению устойчивого поражения ИГ. Насилие нарастало весь этот квартал,  тысячи иракских уличных протестующих по всему Ираку протестовали против иракского правительства и участия Ирана в иракской политике. По данным открытых источников, ополченцы, связанные с Ираном, стремились отвлечь внимание протестующих от Ирана путем эскалации нападений на иракские военные базы, где дислоцируются американские войска. Как говорилось ранее в этом докладе, атаки ополченцев спровоцировали ответные атаки США, что в конечном итоге заставило США приостановить операции против ИГ и сосредоточиться на мерах защиты. Открытые источники сообщают, что уличные протесты продолжались до января 2020 года, и что Иран и его ополченцы-сторонники в Ираке, вероятно, продолжат подрывать миссию США в Ираке в попытке отвлечь внимание протестующих от политических волнений, угрожающих их влиянию в стране. USCENTCOM  заявил в декабре, что необходимо выделить ресурсы ISR для мониторинга иранской активности в Персидском заливе, которая по-прежнему подвергала американские войска повышенным рискам в Ираке и Сирии. Однако USCENTCOM сообщил в 4-м квартале, что иракских ограничений на использование коалицией иракского воздушного пространства стало меньше.

52.58MB | MySQL:104 | 0,365sec