Доклад о ситуации с проведением США операции «Непоколебимая решимость» против «Исламского государства» . Часть 2

USCENTCOM сообщил Министерству обороны США, что Иран финансирует, вооружает, обучает и направляет шиитское ополчение, которое ведет  в Ирак ведут опосредованную войну против США.  Оружие, которое поставляет Иран, включает ракеты, ракетные пусковые установки, гранатометы и СВУ. По данным USCENTCOM,   подразумевается, что поддержка Ираном иракских ополченцев осуществляется  для достижения своей главной цели: дезорганизовать и запугать американские войска, чтобы оказать давление на Вашингтон с целью вынудить вывести войска из  Ирака. Иран использовал свою сеть опосредованных групп и ключевых фигур для оказания влияния на иракскую экономику, политические вопросы и вопросы безопасности на протяжении многих лет. Спецподразделение «Аль-Кудс» КСИР ИРИ обеспечивает инструктаж и материальную поддержку своих прокси-групп в Ираке не только для расширения иранского влияния в Ираке, но и для достижения более широких региональных целей Ирана. Например, Иран направляет членов иракских вооруженных формирований в Сирию для защиты сирийского режима. Многие связанные с Ираном ополченцы также участвовали в борьбе с ИГ в Ираке и Сирии. Независимые аналитики и правозащитные группы также предупреждают, что проиранские ополченцы разжигают межконфессиональную напряженность и совершают внесудебные убийства при поддержке правительства Ирака, жестоко подавляя народные протесты против Ирана. Сообщения СМИ свидетельствуют о том, что непрекращающееся насилие и беззаконие со стороны проиранских групп разжигает местное недовольство в суннитских общинах, что напоминает предпосылки, которые первоначально подпитывали появление ИГ в период с 2012 по 2014 года.

Причины отставки премьер-министра Аделя Абдель Махди

Три месяца яростных протестов начались 1 октября, когда от 5 000 до 6 000 человек, в основном молодые люди, собравшиеся на багдадской площади Тахрир протестовали против широко распространенных политической и экономической коррупции, высокого уровня безработицы и слабого обеспечения основными услугами. Протесты населения быстро распространилась, координируясь через социальные сети, и на  другие провинции Ирака. Демонстрации, достигшие пика в конце октября, сосредоточилась не только на стремлении полной перестройки иракского правительства, включая изгнание иранцев, но также и на шиитских ополчениях, связанных с Ираном. Иракские правительственные силы безопасности и ополченцы, связанные с Ираном, ответили жестко. По оценкам ООН и открытых источников, в  декабре по меньшей мере 500 протестующих были убиты и 19 000 ранены. Реакция общественности на насилие привело к отставке премьер-министра Аделя Абдель Махди 29 ноября 2018 года. От себя отметим, что интересен основной вывод американских аналитиков: смена правительства вызвана антииранскими настроениями в шиитской общине, поскольку основной силой протестующих были именно шииты.

 Иранская сеть влияния в Ираке, подконтрольная Касему Сулеймани

В указанную сеть, по оценкам американских экспертов, входят (или входили) следующие лица.

— Погибший  Джамаль Джафар аль-Ибрагими (известный как Абу Махди аль-Мухандис). Заместитель командира  Сил народной мобилизации («Аль-Хашед  аш-Шааби») был де-факто их лидером. Будучи  давним советником Сулеймани, он служил ключевым каналом для «Аль-Кудс» в рамках поддержки  проиранских ополченцев «Аль-Хашед  аш-Шааби». В 1980-х годах в Иране он командовал «Бригадой Бадр», созданой  с целью свержения режима Саддама Хусейна в  Ираке. Он вернулся в Ирак в 2005 году, был избран в парламент и являлся советником нескольких премьер-министров. В 2009 году США объявили аль-Мухандиса террористом, а возглавляемую им  «Катаиб Хизбаллу» — террористической организацией. Он был убит вместе с К.Сулеймани 3 января.

— Хади аль-Амери. Лидер организации «Бадр» и ополчения «Бригады Бадр», а также парламентской группы «Фатх». Х.аль-Амери возглавляет  политический блок, который по итогам выборов  в 2018 году занимает второе место по количеству мест в парламенте Ирака. В 1980-х годах он служил в Иране в «Бригаде Бадр». В 2003 году он вернулся в Ирак и основал организацию «Бадр». В 2010 году он был назначен президентом Ирака министром транспорта. В 2014 году организация «Бадр» получила 22 места в парламенте. В 2018 году возглавляемый  Х.аль-Амери блок  «Фатх» стал второй по численности парламентской фракцией.

— Шибль Аль-Зайди. Лидер ополчения «Катаиб аль Имам Али» и его политического крыла. Финансовый  координатор взаимоотношений с иранским КСИР.  Бывший боец ополчения «Армии Махди» популистского шиитского клерика Муктады аль-Садра,  он был заключен в тюрьму силами США до 2011 года. В 2014 г. при содействии аль-Мухандиса и «Аль-Кудс», он основал «Катаиб аль-Имам Али» и в 2018 году, сформировал политическое крыло этой организации, которое  вступило в «Фатх». В 2018 году Соединенные Штаты наложили на него санкции за оказание ему поддержки со стороны подразделений «Аль-Кудс» и ливанской «Хизбаллы».

— Каис аль-Хазали. Лидер ополчения «Асаиб Ахль аль-Хакк» и политической партии «Садикун», которое входит в «Фатх» и имеет 15 мест в иракском парламенте. В 2000-х годах он служил помощником популистского шиитского священнослужителя Муктады аль-Садра. В 2004 году аль-Хазали порвал с М.ас-Садром и «Армией Махди». В 2006 году он основал ополчяение «Асаиб Aхль аль-Хакк» которое сопротивлялось  действиям коалиции в Ираке, возглавляемой США в 2003-2011 гг. В январе 2020 года Соединенные Штаты обозначили аль-Хазали и его брата Лейта, как террористов, и «Асаиб Ахль аль-Хакк» как террористическую организацию.

— Акрам аль-Каби. Лидер «Харакат Хизбаллы» и ополчения «Аль-Нуджаба». А.аль-Каби, бывший старший командир в «Асаиб Ахль аль-Хакк», известного своими громкими нападения на силы США. Он  отделился от этой  группы в 2012 году, сформировал «Аль-Нуджаба» — малое ополчение, созданное в поддержку усилий Ирана в рамках  поддержки сирийского режима. В 2014 году «Аль-Нуджаба» присоединился к «Аль-Хашед  аш-Шааби», но при этом в основном группа присутствует в Сирии. В 2015 году А.аль-Каби заявил, что он свергнет иракское правительство, если последует соответствующий приказ верховного лидера Ирана,  а в 2018 году угрожал превратить в мишень американские войска в Ираке. Соединенные Штаты объявили его террористом в 2018 году.

— Мухаммед аль-Хашеми. Бывший начальник штаба бывшего премьер-министра Аделя Абдель Махди. Известен как Абу Джихад. Ключевой фигура в проиранском  альянсе «Аль Бина» и блоке «Фатх».  Абу Джихад занимал несколько должностей в проиранских организациях в Ираке, и, вероятно, способствовал назначению Абделя Абдель Махди на пост премьер-министра в 2018 году. Он был ключевым союзником аль-Мухандиса и каналом влияния в кабинете премьер-министра Аделя Абдель Махди, пока тот не ушел в отставку в 2019 году по приказу Сулеймани.

В начале декабря Казначейство США ввело санкции против трех лидеров боевиков, связанных с Ираном, за их роль в жестоких нападениях на протестующих, в том числе в отношении  главу «Асаиб Ахль аль-Хакк» К.аль-Хазали, его брата Лайта и Хусейна Фалиха Азиза аль-Лами, руководителя Службы безопасности в «Аль-Хашед  аш-Шааби». Пентагон сообщил, что  иракские источники безопасности утверждают, что у них есть доказательства действий  иракских шиитских ополченцев, действующих независимо от Ирана, в рамках противостояния массовому антиправительственному выступлению. Это, вероятно, вызвано стремлением всех групп шиитских  ополченцев  сохранить статус-кво в Багдаде в рамках поддержания прежнего уровня  своего влияния, а заодно и иранского, в нынешнем правительстве. К.Сулеймани неоднократно ездил в Багдад консультировать иракское правительство по поводу контрпротестной реакции.  3 октября офицеры КСИР, включая Сулеймани, сформировали антикризисную ячейку в Багдаде, чтобы координировать реакцию на протесты лидеров  шиитских ополчений. USCENTCOM сообщил Министерству обороны США, что протесты в Ираке привели к временной отсрочке в операциях против ИГ и сократили их возможности по руководству операциями против ИГ в Ираке. При этом все оперативные командования Ирака продолжали проводить тактические операции (такие как патрулирование, статическая безопасность и операции по пресечению), и что уровень протестов на момент  завершения 4-го квартала никак не повлиял на эти операции.

Дипломатия и политические события

Багдад рассматривает борьбу с коррупцией как уступку митингующим. В ответ на массовые протесты в Ираке иракское правительство обязалось принять следующие меры:

— был учрежден Совет федеральной государственной службы, который был направлен на решение вопросов  коррупции на государственной службе. Члены этого совета были приведены к присяге 31 октября;

—  правительство уволило некоторых государственных служащих, которых  обвинили в коррупции, а премьер-министр приказал уволить ряд министров, которые считались одними из самых коррумпированных чиновников.

Перед своей отставкой премьер-министр Адель Абдель Махди пообещал предпринять дальнейшие действия на этом направлении, однако большинство планов по борьбе с коррупцией по-прежнему находятся в стадии разработки. 5 декабря в попытке умиротворить протестующих парламент Ирака одобрил новый закон, требующий введения новой политической системы, в которой  независимый высший избирательный комитет состоит из семи опытных судей. Новый закон вызвал жалобы со стороны протестующих, политических партий и Верховного суда. Многие протестующие и курдские политические партии выступали против введения права президента назначить судей по системе конфессионального квотирования.  Курдская партия изначально выступала против системы отбора, поскольку она не включала квоты на курдских судей в составе избирательной комиссии. 24 декабря иракский парламент  «весьма предвосхитил» законопроект о реформе выборов для выполнения ключевого требования протестующих. Новый закон вносит радикальные изменения в то, как избираются законодатели, отказываясь от голосования за списки кандидатов, которые группируются по партиям и заменяются голосованием за отдельных лиц. По новому закону Ирак будет разделен на округа, от каждого  будет избран член парламента. Религиозный лидер Муктада аль-Садр написал в твиттере о поддержке нового закона, назвав его «первым шагом на пути реформ». Однако, юридические эксперты, интеллектуалы и протестующие быстро подняли проблемные вопросы в связи с новым законом.

Массовые протесты и случаи применения чрезмерной силы против демонстрантов сдерживали способность иракского правительства управлять страной. Отставка премьер-министр создала временное правительство и неизвестно, когда именно бюджет на 2020 год будет представлен и утвержден. Иракское правительство и Эрбиль достигли некоторого прогресса в переговорах в рамках согласования параметров  предварительного бюджета с точки зрения распределения нефти и доходов; однако это соглашение не является окончательным до утверждения парламентом. В отсутствие утвержденного бюджета на 2020 год иракское правительство будет работать при уровнях финансирования 2019 года, автоматически продлеваемых каждый месяц до принятия нового бюджета. Иранский политический блок выдвинул кандидатуры двух премьер-министров, которые были отвергнуты. Когда кабинет премьер-министра по какой-либо причине не может быть сформирован в результате решений парламента становится вакантным, по конституции Ирака следует, что президент Ирака  назначает нового премьера. Кандидатура премьер-министра от крупнейшего политического блока для формирования нового правительства внутри страны предоставляется в течении 15 суток. Проиранская коалиция «Бина», которая считает себя «крупнейшим блоком» в парламенте выдвинула кандидатуру министра высшего образования Кусая аль-Сухайля  17 декабря, а затем выдвинула кандидатуру губернатора Басры Асада аль-Эйдани после того, как президент Бахрам Салех отказался назначить К.аль-Сухайля из-за «сильной» оппозиции со стороны протестующих по всему Ираку, и особенно со стороны других шиитских группировок в южных провинциях. Б.Салех также отказался назначить Асада аль-Эйдани в ответ на широкую оппозицию такому шагу со стороны антиправительственных протестующих, которые возобновили свои требования выдвинуть «независимого» кандидата на пост следующего премьер-министра. Члены «Катаиб Хизбаллы» и «Асаиб Ахль аль-Хакк» обвинили президента Б.Салеха в том, что он отказался назвать своего предпочтительного кандидата на пост премьер-министра по указанию из Вашингтона. По состоянию на конец января новый премьер-министр не был назначен.

Стабилизация и гуманитарная помощь

Последние события вызывают неопределенность в отношении устойчивости этой программы. После демонстраций у посольства США в Багдаде сотрудники USAID, которые были ответственными за надзор за стабилизацией и гуманитарной помощью в Багдаде, были эвакуированы в Эрбиль. Однако большая часть портфеля USAID по Ираку состоит из грантов и соглашений о сотрудничестве, и миссии необходимо будет провести обзор каждого вида деятельности и на индивидуальной основе определить, как ответственно сворачивать текущие проекты. В то время как есть несколько контрактов, которые можно было бы быстро отменить, но для этого потребовались бы обширные переговоры с партнерами в рамках нивелирования уровня затрат после закрытия контрактов. По состоянию на конец января оставалось неясным, где и как USAID будет работать и осуществлять надзор за его портфелем стабилизационной и гуманитарной помощи в Ираке на сумму более 1 млрд долл. Беспорядки в Ираке ограничивают гуманитарные операции и доступ к объектам.  По данным USAID и DoS Bureau of Population, Refugees, and Migration (PRM), массовые протесты и реакция правительства в Ираке препятствовали проведению гуманитарных операций путем принуждения исполнителей отказаться от поездок; исполнители должны теперь работать удаленно или закрыть офисы в Багдаде и перевести персонал в более безопасные места такие, как Эрбиль в Иракском Курдистане. Однако периодические отключения интернета, введенные иракским правительством, ограничили и эту возможность для сотрудников USAID  работать удаленно. По мнению разработчиков USAID и PRM, из-за протестов правительства произошла смена руководства в иракской группе совместной координации и Центре мониторинга. Кроме того, в декабре 2019 года ответственность за выдачу допуска были переданы из Центра мониторинга в иракское Управление по неправительственным организациям (НПО). USAID и исполнители PRM докладывают, что директорат НПО испытывает нехватку ресурсов для выполнения своих обязанностей. Это препятствовало способности USAID и PRM-исполнителей в рамках проведения гуманитарной деятельности, перемещения персонала и грузов на места. Управление по связям с общественностью (УКГВ) в настоящее время взаимодействует с канцелярией премьер-министра в поисках альтернативного механизма утверждения доступа НПО. По данным ООН, с ноября 2019 года поставки гуманитарной помощи по всему Ираку прекратились или значительно замедлились из-за прекращения ранее согласованной процедуры авторизации доступа и отсутствие жизнеспособных альтернативных механизмов. В январе УКГВ предупредило, что если  исполнителям не будет позволено немедленно возобновить полное, беспрепятственное перемещение их персонала и поставок, гуманитарные операции в Ираке могут быть полностью остановлены в течение нескольких недель.

Фонд финансирования ПРООН для стабилизации

Фонд финансирования Ирака для стабилизации (FFS) был создан в мае 2015 года в ответ на просьбу Глобальной коалиции нанести поражение ИГ. Программа развития (ПРООН), ООН, стратегическое руководство которой осуществляет иракское правительств под сопредседательством целевой группы по стабилизации и руководящего комитета FFS. FFS предназначался для оказания помощи иракскому правительству в восстановлении освобожденных районов, разрушенных ИГ, с тем чтобы временно перемещенные лица (ВПЛ) могут вернуться домой. Правительство США, через USAID, является крупнейшим донором 28-донорских, многосторонних платформ. По состоянию на конец квартала USAID сообщило, что с 2015 года выделено $363,3 млн для FFS—из этой суммы $69,7 млн идет на стабилизационные мероприятия для Мосула после разгрома ИГ; и $ 58,9 млн — на провинцию Найнава. Мосул является административной столицей провинции Найнава и крупнейшим суннитским городом в Ираке. Мосул —  важнейший экономический центр на севере Ирака и его стабилизация имеет важное значение для поддержки стабилизации окружающих стран. После территориального разгрома ИГ, с помощью анализа спутниковых снимков и по оценкам Организации Объединенных Наций, в Мосуле находилось около 8 млн тонн нефти.

По данным USAID, ПРООН осуществляет стабилизационную деятельность в Ираке по четырем категориям:

— Общественные работы и восстановление легкой инфраструктуры. Деятельность, включает восстановление электроэнергии, ремонт ключевых объектов инфраструктуры, включая поликлиники, водную инфраструктуру и очистные сооружения, электрические сети и генераторы, школы, другие правительственные здания, и ремонт дорог.

— Средства к существованию. Деятельность, направленная на поддержку местной экономики и получения доходов местными домохозяйствами, особенно семей, возвращающихся в свои дома.

— Поддержка потенциала. Деятельность по оказанию технической помощи местным органам власти в целях поддержки функций планирования, составления бюджета, внедрения и мониторинга.

— Примирение общин. Деятельность, которая способствует содействие социальной сплоченности и диалогу между местными лидерами и общественными группами.

FFS поддерживает деятельность в районах, освобожденных от ИГ, включая Анбар, Диялу, Киркук, Нйнава и Салах-эд-Дин, по восстановлению общественной инфраструктуры и  основных услуг, поврежденные конфликтом. В рамках FFS ПРООН не будет создавать новые структуры, но скорее будет реабилитировать  уже существующую структуру, которую иракское правительство раньше  полностью эксплуатировала и обслуживала. Для определения приоритетов потребностей руководящий комитет FFS утверждает области осуществления и затем ПРООН работает с заинтересованными сторонами для проведения оценки ущерба и определения приоритетов проектов для донорского финансировани» и процессов закупок, а также проводит регулярные тренинги для местных деловых партнеров по регистрации и процессу торгов. По данным USAID, в результате 95% проектов достаются местным предприятиям, и есть предполагаемая вторичная экономическая выгода для них через найм рабочей силы на местном уровне. Кроме того, ПРООН пытается активировать проекты в рамках помощи малому бизнесу, что, по мнению USAID, особенно важно для тех компаний, которые пытаются восстановиться на волне поражения ИГ. Например, чтобы реабилитировать работу одной школы, одному бизнесу может быть предоставлен контракт на предоставление мебели, в то время как другой получает контракт на выполнение структурной реабилитации.

По данным ПРООН, по состоянию на декабрь 2019 года было 2196 строительных проектов, финансируемых ПРООН,  а еще 1 936 инфраструктурных проектов были завершены. В дополнение, подрядчики восстановили 19 898 домов. По данным ПРООН, эти проекты реконструкции также создали рабочие места, генерирующие денежные средства, для 30 261 иракца, в том числе 4322 женщин и 13 099 молодых людей; предоставлено 3 481 грантов для малого бизнеса; 5218 небольших грантов иракским домохозяйствам. Кроме того, USAID сообщило о завершении более 1200 сторонних отчетов о мониторинге с 2016 года, в которых также указано, что проекты FFS способны влиять на решения ВПЛ о возвращении домой. По данным USAID, без стабилизационной работы ПРООН дальнейшее развитие страны  были бы невозможны. Например, усилия ПРООН по ремонту электро- и водоснабжения наряду с восстановлением общественных зданий допускает к этим программам и других исполнителей и организации, принимающие программы по примирению общин и экономическому развитию. Данные свидетельствуют о том, что проекты ПРООН по стабилизации способствуют возвращению ВПЛ. По состоянию на декабрь, более 4,3 млн ВПЛ вернулись в свои родные места в восьми провинциях в Ираке.  Разрушение жилых домов, доступ к занятости и недостаток водоснабжения являются тремя главными причинами среди тех, которые тормозят возвращение ВПЛ. Задержки финансирования ПРООН требуют дополнительного надзора и мониторинга. Следственное направление USAID OIG в октябре 2017 года высказало обеспокоенность по поводу риска коррупции и мошенничества в рамках проектов ПРООН в Мосуле, которые  привели к приостановке финансирования. Деятельность возобновилась через 6 месяцев. В ответ на эти озабоченности USAID обратилось к ПРООН с просьбой увеличить ее потенциал в области управления рисками и контроля за реализацией FFS, которые правительство США рассматривает как важный инструмент для достижения цели коалиции по разгрому ИГ.

Вопросы мониторинга и реализации проектов

По данным USAID, в 2019 году оно получило более 400 отчетов о мониторинге от сторонних иракских полевых наблюдателей, нанятых USAID. Эти полевые наблюдатели посещали проекты четыре раза: на старте проекта до его реализации, в середине, в конце реализации и через год после завершения проекта. В дополнение к мониторингу USAID, ПРООН применяет несколько собственных уровней мониторинга для проектной деятельности, включая оценку и контроль качества; случайной выборки аудита бенефициаров  проектов; видеозапись денежных переводов; и мониторинг проектов международным персоналом. Несмотря на сообщаемые успехи, USAID OIG по-прежнему обеспокоена продолжающейся неспособностью миссии USAID в Ираке обеспечивать эффективный надзор и управление такими крупными и сложными проектами  с таким небольшим штатом. В связи с размерами и сложностью религиозного и национального рельефа Ирака  в сочетании с неопределенностью, связанной с кадровым обеспечением USAID в Ираке, USAID OIG будет продолжать проводить корректировки каждый квартал. На сегодня  завершены инфраструктурные проекты восстановления в 15 провинциях, включая Анбар, Басру, Багдад, Эрбиль, Киркук, Найнава и Салах-эд-Дин. Они улучшают доступ сообщества к основным услугам, включая электричество, водоснабжение и ирригацию, здравоохранение и образование. PRM сообщила, что один проект  в Тель-Кайфе, провинция Найнава, восстановил электроснабжение и улучшили водоснабжение в деревне, которая была сильно повреждена во время боевых действий. В провинции Дияла реализуется проект по восстановлению центральной водопроводной станции в Джалавле, а для расширения своей водопроводной сети в общине Аль Вахда было задействовано почти 55 000 человек. В Синджаре по проекту отремонтировали магистральную водопроводную сеть, которая была сильно повреждена. По данным PRM, изначально предполагалось, что проект обеспечит доступ к чистой питьевой воде для 445 домашних хозяйств, большинство из которых были возвращенцами-езидами. Этот проект способствовал возвращению ВПЛ, проживающих в лагерях: почти 99% этих семей решили вернуться домой. Интересно, что на сегодня  всего 6 семей уже вернулись, и более 100 семей ожидали возвращения в ожидании утверждения дополнительного финансирования.

Тысячи иракцев остаются в Сирии

По данным, многие иракские просители убежища остаются в Сирии, в том числе более 30 000 человек в лагере Аль-Холь, большинство из которых женщины и дети. Посольство США в Багдаде сообщил , что иракское правительство считает большинство из этих семей связанных с ИГ. По состоянию на ноябрь 2019 года иракское правительство планировало репатриировать это население в лагерь для ВПЛ в Талль-Афаре, провинции Найнава, несмотря на озабоченность сообщества тем, что такой лагерь будет фактически местом содержания под стражей, и потенциально способствовать радикализации жителей провинции в будущем.

47.8MB | MySQL:107 | 0,815sec