К вопросу о создании новых политических партий и о внутриполитических трендах в Турции. Часть 6

Продолжаем анализ внутриполитической обстановки в Турецкой Республике. Если смотреть на турецкие СМИ, в особенности, турецкое телевидение, то может сложиться совершенно обманчивое впечатление, что единственное происходящее в Турции – это борьба с коронавирусом.

Однако, на самом деле, следует считать, что многие политики, в том числе, и в Турции, естественным образом посчитали, что сейчас, пока бушует безумство, касающееся коронавируса в мире (иначе не выразиться), — самое хорошее время для того, чтобы заняться, без излишнего шума, «домашней работой» на внутриполитической арене страны.

А процессы в той же Турции незримо проистекают – фундаментальные, потенциально меняющие весь политический ландшафт страны.

Две вновь созданные оппозиционные партии – Партия демократии и прорыва (председатель – Али Бабаджан) и Партия будущего (председатель – проф. Ахмет Давутоглу) становятся крайне серьезной угрозой для партии власти. Главная причина этого заключается в том, что они грозят буквально разорвать партию власти – Партию справедливости и развития – надвое, забрав каждая свою «фокусную группу».

С одной стороны, Али Бабаджан тянет на себя бизнес и «умников-экономистов» из ПСР. С другой стороны, Ахмет Давутоглу тянет на себя тех, кто говорит о будущем Турции в 21-м веке, и тех, у кого теплотой в сердце отзывается слово «новоосманизм».

Убери эти две категории из числа избирателей Партии справедливости и развития, то получится партия ну очень простого народа, который реально не имеет ни денег, ни влияния, ни интеллектуального потенциала. Разве что останется чистая народная «пассионарность». Но хорошо, если после этого рейтинги нынешней партии власти будут хотя бы на уровне главной оппозиционной Народно-республиканской партии (то есть, 20-25% избирателей).

Напомним, что в прошлой части публикации мы довольно подробно разобрали речь, произнесенную на учредительном собрании Партии будущего, со стороны её основателя и председателя – проф. Ахмета Давутоглу (ссылка на публикацию на сайте ИБВ: http://www.iimes.ru/?p=68071).

Теперь посмотрим на общее впечатление от речи, которую произнес Ахмет Давутоглу.

Сюда перед его именем просится приставка «профессор», потому что он, действительно, выражает свои мысли более сложным языком чем и Р.Т.Эрдоган и Али Бабаджан. Это – язык, который предполагает довольно серьезный уровень слушающих. Этот язык изобилует достаточно сложными словами и сложносочиненными предложениями.

Ахмет Давутоглу своими длинными тирадами и не очень употребительными словами заставляет слушателей вслушиваться в свою речь. В отличие от той же, достаточно дробной и простой структуры выступлений президента Реджепа Тайипа Эрдогана. Ахмет Давутоглу, к тому же, говорит пусть и чуть-чуть, но все же менее членораздельно чем Эрдоган, а это – тоже играет достаточно серьезную роль, когда обращаешься к широкой аудитории слушателей, а не к специальным образом подготовленной публике.

Иными словами, целевой аудиторией Ахмета Давутоглу сегодня могут стать интеллектуалы – бывшие и нынешние сторонники правящей Партии справедливости и развития.

В этом можно увидеть проблему №1 для Ахмета Давутоглу: сам он, конечно, «упроститься» для аудитории не может – возраст уже не тот. Но ему надо подобрать такую команду, которая бы выступала бы с теми же тезисами, но в расчете на более простую аудиторию. И более четко артикулировала главное послание к публике – из серии: хочешь новоосманизма – говори о нем прямо!

При этом, мы видим, что Ахмет Давутоглу говорит о 2023-м году, как о 100-летнем юбилее Турецкой Республики. Иными словами, он не собирается отдавать исключительные права на этот имиджевый проект лишь только Партии справедливости и развития. Он пытается «перехватывать» у ПСР положительную повестку.

Важнейшим моментом следует считать обращение Ахмета Давутоглу к наследию и образу основателя и первого президента Турецкой Республики М.К.Ататюрка. В таких отсылках Партия справедливости и развития и её председатель – президент Р.Т.Эрдоган – замечаются крайне редко. Более того, с момента своего прихода ко власти в 2002 году, они приложили все возможные усилия к тому, чтобы М.К.Ататюрк был в Турции развенчан со своих прежних позиций единственного отца всех турок. И чтобы нынешний президент страны Р.Т.Эрдоган встал бы с ним, как минимум, в один ряд. И это – ещё мягко сказано.

Надо сказать, что в своей книге «Стратегическая глубина» проф. Ахмет Давутоглу также подвергает критике подход М.К.Ататюрка «мир – стране, мир – (всему) миру!», как излишне «идеалистичный» (впрочем, разве лозунг «ноль проблем с соседями» нельзя считать не менее идеалистичным для Турции, особенно в её нынешнем состоянии? – В.К.). Однако, заметим, что А. Давутоглу сделал, судя по всему, правильные для себя выводы и перестал бороться с призраком Ататюрка.

Очевидно, что именно М.К. Ататюрк – это объединитель всех турок самого широкого профиля и не надо пытаться низвергнуть его с пьедестала. Куда как лучше – к нему «присоединиться». Это то, чего никак не хочет признавать нынешнее руководство страны, в первую очередь, президент Р.Т.Эрдоган.

Обращение А.Давутоглу к личности М.К.Ататюрка может иметь и ещё одно следствие – а именно, он может запустить «руку» в «карман» и партии кемалистов – Народно-республиканской партии. Получив и часть их электората тоже. Задумка – неплохая. Единственное, что можно сказать в этой связи, что А.Давутоглу будет сложновато привлечь к себе электорат от НРП по причине своей некоторой одиозности, которую, сложно или невозможно вовсе, выправить через ребрендинг.

Оборотная сторона вопроса – это отношение А.Давутоглу к религии. Заметим, именно теме религии в своем выступлении А. Давутоглу уделил особое внимание, сказав о ней крайне много. Причем, довольно странно для человека его профиля, сферой интереса которого, как ученого, являлось сопряжение ислама и экономики, ислама и политики. И тут этот человек говорит о секулярном государстве, где, на равных правах, будут сосуществовать многие конфессии.

Более того, судя по всему, А.Давутоглу не рассматривает Турцию в качестве моногосударства – государства, который населяет один народ. Напротив, он всячески подчеркивает наличие на территории страны многих конфессий. А отсюда можно протянуть идею и об отсутствии языковой и этнической монолитности Турции.

Дело тут, наверное, не в том, что А.Давутоглу считает тех же курдов или алевитов своей целевой аудиторией. Все же, у них свои партийные предпочтения. В частности, для них есть та же Партия демократии народов. Которую как ни гнобит партия власти, но, все равно, она остается на политическом плаву и успешно преодолевает 10% барьер в Меджлис при любых обстоятельствах, о чем говорит социология.

Дело тут, вероятно, все же в другом: если строить будущую Турцию, как империю, надо с самого начала, говорить о множестве народов, языков, конфессий, менталитетов, укладов жизни, мировоззрений и прочее. А моногосударство, в планах А.Давутоглу, — это тупик. Страна не может расширять географию своего влияния в системе координат моногосударства.

Иными словами, А.Давутоглу, со всей определенностью, мыслит Турецкую Республику в качестве империи. Отсюда и эти его отсылки по поводу того, что «преодоление барьеров со всеми родственными туркам народами, включая проживающих на Балканах, на Кавказе, на Ближнем Востоке и в Центральной Азии, является стратегическим элементом (для ПБ – В.К.)». А для этого надо жертвовать местом религии в политической жизни страны и устранять монополию одной, суннитской, ветви ислама.

Заметим, что это – очень смелый и рискованный посыл, который может быть обернут против А.Давутоглу его противниками. Они могут обвинить его в подрыве фундаментального для Турции принципа – «одно государство, один народ, один язык, один флаг». Это – со стороны националистов. А со стороны религиозных деятелей – это, вообще, покушение на то, что достигалось с таким трудом аж с 2002 года. А именно, доступ ислама не просто во внутреннюю политику, но и, вообще, в государственную систему принятия решений и монополизация суннитским исламом своего места в Управлении по делам религии. Которое не называется ведь, формально, Управление по делам «суннитского ислама». А возглавляет её не гражданский человек, а, именно что, религиозный деятель.

И вот, проф. Ахмет Давутоглу бросает вызов и традиционным националистам, и исламистам. Предлагая совсем другую повестку – Турции, как империи. Довольно рискованно, если учесть, что ни одной партии с подобной повесткой в Турции сейчас нет и непонятно, какие у неё перспективы. Зато понятно, кто может стать резким антагонистом реформы А.Давутоглу по секуляризации Турции. Или, точнее наоборот, по допуску на равных правах всех религий к правам, предоставляемым государством. Отметим, что это – фундаментальный вопрос, которому А.Давутоглу посвятил существенную часть своего выступления. Со всей очевидностью, понимая, на то что и на кого он замахивается.

То же самое, в полной мере, касается и деидеологизации образовательной системы. Партия справедливости и развития предпринимала колоссальные усилия по тому, чтобы, наряду с историей войны за независимость и принципами Ататюрка, внедрить и уроки религии. И включить их в обязательную школьную программу. Разумеется, речь не идет об изучении основ всех религиозных течений страны. Речь идет о том, чтобы воспитывать подрастающее поколение в традициях суннитского ислама. В противовес тому, что на протяжении всей истории Турецкой Республики образование в школах было светским, не лишенным идеологии, но лишенным обязательного религиозного воспитания.

Более того, ещё одним фундаментальным моментом является то, что А.Давутоглу выступает против сильной лидерской власти, против созданной, назовем вещи своими именами, президентом Р.Т.Эрдоганом как в стране, так и в Партии справедливости и развития. В противовес сильной вертикали власти, где есть лидер и исполнители, А.Давутоглу говорит о том, что должны быть сильные, компетентные и амбициозные исполнители. Разумеется, А.Давутоглу опирается на свой личный опыт в ПСР, где его списали «с корабля» и он, одномоментно, оказался никому не нужен, а также на схожий опыт и всей «старой гвардии» ПСР.

Однако, правда заключается в том, что довольно сложно управлять турками, в силу их менталитета, без этой самой вертикали власти. Только система, выстроенная Р.Т.Эрдоганом способна быть результативной. Заметим, что, пройдя через череду коалиций, страна ни разу не была эффективной. Довольно быстро её начинали сотрясать внутренние противоречия и коалиции кончались политическими кризисами. Это же касается и дел внутрипартийных. Довольно сложно оставаться в партии первым среди равных. Это требует довольно высокого самосознания и … совсем не турецкого менталитета, который стремится либо подчинить себя, либо подчиниться. Возможно, А.Давутоглу здесь несколько лукавит. Кому как ни ему, побывавшему на должности премьер-министра, знать о том, как это, на практике, работает в турецкой политической жизни.

«Все – во имя человека, все – на благо человека!» — это повестка дня, разумеется, больше отнесена в сторону европейских ценностей и Запада. Все, что говорит А.Давутоглу про «атмосферу страха», «неуверенность», «диктатуру», «отсутствие правосудия» — это не может не понравиться на Западе. Впрочем, А.Давутоглу, используя все эти эпитеты, ни словом, ни жестом, не говорит слова про Партию справедливости и развития и про президента страны Р.Т.Эрдогана. Ровно таким же образом, напомним, выступал и Али Бабаджан, который характеризовал крайне негативно обстановку в стране, однако, не называл прямо виновников происходящего.

Однако, если Али Бабаджан – все равно, западник по своим убеждениям и по программе Партии демократии и прорыва, который концентрируется, практически полностью, на экономике, крайне мало касаясь вопросов внешней политики. То проф. Ахмет Давутоглу – это, принципиально другой случай. Он очень мало говорил про экономику, зато крайне много про политику, в том числе, и про внешнюю политику. И у него явно выраженная османская повестка дня. Которая не может понравиться на Западе. Тем более, если вспомнить, как Ахмет Давутоглу, ещё только будучи назначенным на пост министра иностранных дел Турции в 2009 году, выступал перед аккредитованными послами иностранных государств в Анкаре со словами «мы – новые османы!». Которые потом пришлось МИДу срочно дезавуировать. Но из памяти Запада их, разумеется, никто не стер. Равно как и всю новоосманскую внешнюю политику Турции в бытность А.Давутоглу министром иностранных дел страны.

Заметим, что там, где Али Бабаджан говорил о «неэффективности» экономики, Ахмет Давутоглу говорил о коррупции и о том, что Партия будущего собирается с ней самым решительным образом бороться. Равно как и с личной выгодой, в любых её проявлениях для власть предержащих.

Тот факт, что Ахмет Давутоглу предполагает принять полностью новую Конституцию – это, конечно, достаточно революционный шаг. В том смысле, что Партия справедливости и развития, даже на пике своих рейтингов, и то не смогла решить этот вопрос и, в итоге, попросту предложила комплект поправок, исключающих из властной системы институт премьер-министра. А тут он говорит о том, что стране нужна полностью новая Конституция. Надо четко себе осознавать, что на этом этапе развития политической системы страны, когда она семимильными шагами идет от однопартийной власти к коалиции, говорить о принятии новой Конституции – это абсолютная утопия.

Итак, подводя черту под изложенным выше, следует отметить то, что «старая гвардия» Партии справедливости и развития пришла в движение и образовала два новых парламентских движения.

Тут возможно два сценария развития ситуации.

При первом: одна из этих партий набирает значительную политическую мощь за счет раскола в ПСР и начинает всерьез формировать политический ландшафт в Турции.

При втором раскладе: ни одна из этих партий не становится сильным самостоятельным игроком во внутренней политике Турции, однако, отрывает все же часть электората у ПСР.

По сути, и тот и другой сценарий предполагает конец однопартийной власти в Турции и переход её к коалиционному правлению.

Сейчас, конечно, ещё рано строить прогнозы на тему того, какие рейтинги окажутся у Партии демократии и прорыва и у Партии будущего. Все же, с момента их образования прошло достаточно немного времени. Однако, по данным социологического опроса, проведенного компанией Metropol в начале этого года, партии получили стартовый капитал: рейтинг Партии демократии и прорыва оценен на уровне 1,7% избирателей, а Партии будущего – 2%. Это, разумеется, пока очень немного, однако, до следующих выборов ещё есть 3 года. А, кроме того, даже такие рейтинги не исключают вероятность реализации второго сценарий с отрывом электората у ПСР – на правах «соломинки, переломившей спину верблюду». То есть, опять говорим о коалиции.

52.81MB | MySQL:104 | 0,370sec