«Харедофилы», «харедофобы» и «русская улица» Израиля на выборах в Кнессет 22-го и 23-го созывов. Часть 1

Центральной темой выборов в Кнессет в сентябре 2019 и марте 2020 годов стало взаимоотношение религии и государства.  Во многом это произошло с «подачи» лидера партии «Наш дом — Израиль» (НДИ), бывшего министра обороны страны Авигдора Либермана. Именно его отказ войти после выборов в апреле 2019 в пятую коалицию лидера правоцентристской партии Ликуд Биньямина Нетаньяху и привел к роспуску только что избранного Кнессета, а затем – еще двум новым досрочным выборам. Формальным камнем преткновения было требование Либермана принять без изменений разработанный его министерством закон о призыве в ЦАХАЛ молодежи ультрарелигиозного сектора (т. н. «харедим»), подавляющее большинство которых рассматриваются в качестве лиц, уделяющих все свое время изучению священных текстов и потому пользуются освобождением (официально, «отсрочкой до достижения непризывного возраста») от призыва в ЦАХАЛ, и тем самым – лишены права осуществлять легальную трудовую деятельность. Представляющие интересы этого сектора блок ашкеназских еврейских ультра-ортодоксов «Яадут ха-Тора» («Еврейство Торы», ЕТ) и возглавляемая сефардскими ультраортодоксами социально-популистская партия евреев-выходцев из стран Востока ШАС, разумеется, настойчиво возражали против изменения этого порядка.  Получив также поддержку от солидарные с «харедим» по данному вопросу представителей т. н. «национально-ультрарелигиозного лагеря», задававших тон в блоке религиозно-сионистских правых партий.

«Призыв для всех», как часть популярной в обществе идеи «равного распределения гражданского и налогового бремени», был лишь верхушкой айсберга. На самом деле, речь шла обо всем комплексе норм, правил и пониманий, действующих в рамках сложившегося на заре израильской государственности т. н. светско-религиозного статус-кво. Включая личный статус граждан, браки и разводы, определение еврейства, права различных религиозных общин на осуществление процесса перехода в иудаизм, порядок проведения необходимых работ и деятельность предприятий сферы услуг и развлечений в шаббат и другие. А также, в опосредованном виде, о понимании смысла – этно-национального или религиозного – вкладываемом сторонниками этих двух различных подходов в идею еврейского характера Государства Израиль. Иными словами, Авигдор Либерман нащупал тогда актуальную для большинства евреев-израильтян «болевую точку» общественной политики, и сумел превратить НДИ в «партию тренда». Тем самым оказавшись по другую сторону баррикад от правящей партии Ликуд, сделавшей ставку на стратегическое партнерство с ультрарелигиозными партиями.

Все это существенно подняло и статус русскоязычной общины Израиля, представители которой составляют подавляющее большинство избирателей НДИ. В итоге борьба за «русский голос», которому всего лишь за полгода до этих событий многие политики и журналисты отказывали в статусе хоть сколько-нибудь значимой электоральной силы, стала едва ли не ведущим эпизодом избирательной кампании в Кнессет 22-го и 23-го созывов, вновь определявшим личность хозяина резиденции премьер-министра на иерусалимской улице Бальфур. Потому разрушение традиционной электоральной базы НДИ было сформулировано в качестве главной задачи предвыборной кампании Ликуда, чьи лидеры заверили – как это, например, сделала в интервью радиостанции «Галей ЦАХАЛ» приближенная к главе партии заместитель министра иностранных дел Ципи Хотовели, что «в случае новых  выборов партия Авигдора Либермана “просто исчезнет”». Однако, хотя на решение этой задачи, по данным прессы, был выделен немалый бюджет, по причинам, которые мы рассматривали в наших других публикациях, успеха эта линия не принесла.

Кампания нарративов

Остановимся лишь на одном моменте: неверно выбранный тон «русской» предвыборной кампании Ликуда и союзных с ним партий. Вместо обсуждения актуальной для общества проблемы взаимоотношения религии и власти по ее сути, позиция, которую озвучивало немало штатных и добровольных пропагандистов право-религиозного блока, была построена вокруг сомнительного, с точки зрения фактов и восприятия адресной аудитории, утверждения. Что проблемой, якобы, являются отнюдь не «харедим», которые, как считают их защитники, и есть «соль земли израильской», хранители настоящего еврейского образа Страны. И которые, по мнению их защитников, вовлечены в рынок труда ровно в той степени, в которой он в них нуждается, а в армии не служат только потому, что она сама, якобы, не заинтересована в их призыве. А именно русскоязычные избиратели НДИ, в их стереотипно-гротескном образе, агрессивно, во всех смыслах слова, растиражированном на многочисленных (в том числе «фейковых») страницах в социальных сетях. Где эти избиратели определены как пожилые «иждивенцы», якобы, пробравшееся в страну для того, чтобы обеспечить свое благосостояние за счет «налогов молодых работающих израильтян» и голосующие «за партию, которая желает шантажировать израильское общество».

Подобные сентенции нередко сопровождались весьма некорректными, чтобы не сказать аморальными определениями избирателей оппонентов, как «зашоренные глупцы», «бабушки в деменции» и «агрессивные совки и ватники» (то есть, носители советской и постсоветской тоталитарной идеологии) и прочие высказывания такого рода, которыми, на протяжении прошедшего года, наполнен израильский сегмент Рунета. Не говоря уже у практически лишенной минимальной логики характеристики людей, голосующих за НДИ как одновременно «путиноидов» (любителей политики и методов президента РФ В.В.Путина). И (в основном, в адрес репатриантов последней волны) в качестве «клистирной алии, приехавшей залечивать раны, полученные в борьбе с кровавым режимом». В этой связи не приходится удивляться отсутствию особых успехов «русского штаба» Ликуда и религиозных партий по привлечению на свою сторону людей из электоральной базы НДИ.

Справедливости ради заметим, что в адрес ультрарелигиозных партий и их избирателей звучало и достаточное число неприемлемых, агрессивных и просто возмутительных, практически расистских высказываний, либо действительно озвученных активистами НДИ, либо приписываемых им оппонентами. По распространённому мнению, абсолютное большинство таких заявлений, сделанных в эмоциональном накале выборов, следует отнести на счет маргинальных элементов, либо прямых провокаторов, преследующих цели диффамации партий, от имени которых они, якобы, выступают. Видимо, на счет таких агентов и следует отнести львиную долю высказываний об избирателях НДИ как «стариках-быдло», «гоях-предателях» и «русских паразитах и иждивенцах», которых «нужно депортировать из Страны» – как и не менее нелицеприятных определений в адрес активистов Ликуда, ЕТ и ШАС, как «защитников религиозного диктата паразитов-харедим». И прочие подобные демарши, которые организаторам политических кампаний противоборствующих сторон было трудно преодолеть искушение не рассматривать в качестве идеологии и настроения «мейнстрима» своих оппонентов.

В ходе новой избирательной кампании в Кнессет 23-го созыва, начавшейся в октябре 2019 года, сразу после того, как ни лидер Ликуда Биньямин Нетаньяху, ни лидер соперничающего с ними блока «Кахоль-лаван» Бени Ганц, ни кто-либо иной из депутатов Кнессета не сумели собрать необходимого числа голосов для формирования правительственной коалиции, подобная риторика продолжилась. И даже, в какой-то мере, обострилась — хотя в Ликуде, на сей раз, подчеркнуто минорно работали с «русскими» (не вполне понимая, как признал в интервью агентству Ynet один из лидеров этой партии, что же движет этим сектором, и «откуда Либерман берет себе мандаты»). Например, масла в огонь подлил главный сефардский раввин Израиля, и духовный руководитель партии ШАС Ицхак Йосеф,

В конце декабря 2019 года,  на состоявшемся в Иерусалиме собрании раввинов-посланников в еврейские общины диаспоры, раввин Ицхак Йосеф подверг резкой критике Закон о возвращении и политические силы, которые используя этот Закон, привезли, по его словам «сотни тысяч или десятки тысяч гоев (неевреев)», которые, якобы, «не принимают или ненавидят религию». Причем значительная часть этих людей, по убеждениям раввина, вообще «коммунисты» и «христиане», которые посещают церкви «каждое воскресенье» И все это сделано затем, чтобы они «сбалансировали политическую силу ортодоксального населения путем голосования за «антирелигиозные» партии, подстрекающие против ортодоксов и против религии».

Хотя раввин Ицхак Йосеф явно имел в виду избирателей НДИ (что тоже однозначно расходится с фактами), данное заявление было небезосновательно воспринято как выпад против алии из бывшего СССР в целом. Незамедлительно последовал шумный скандал и ожидаемые осуждения со стороны НДИ, чей глава Авигдор Либерман жестко раскритиковал главного раввина, «который должен быть духовным примером для всего общества, [но] позволяет себе грубые оскорбления в адрес существенной части израильтян». И потребовал незамедлительно отстранить раввина Йосефа от должности, чьи слова, по мнению лидера НДИ «невозможно квалифицировать иначе как расизм и антисемитизм, и они не могут остаться безнаказанными». Но критику разной степенью жесткости, озвучили также другие политики как центристской и левой, так и правой части политического спектра, включая некоторых союзников ШАС по право-религиозному блоку, которые поспешили отмежеваться от высказываний Ицхака Йосефа.

В итоге главный сефардский духовный лидер посчитал нужным уточнить свою позицию, которую, по его словам, «исказили СМИ». Но лишь ухудшил впечатление, заметив, что им движет «лишь забота о духовном состоянии репатриантов, не являющиеся евреями, которые в еврейском государстве сталкиваются с чуждым и неприемлемым для себя образом жизни». И потребовал исправления «Закона о возвращении, в первую очередь, ради самих репатриантов». Что и вызвало новую порцию критики.

52.73MB | MySQL:101 | 0,382sec