Основные итоги 2007 г. для экономики Судана

Макроэкономическая динамика

Согласно предварительным оценкам, объем ВВП Судана по итогам 2007 г. составит 46,2 млрд долл. США. ВВП страны, в 2005 г. составлявший 29,6 млрд долл., а по итогам 2006 г. достигший 39,7 млрд долл., к концу 2007 г. вырос, таким образом, на 13%. Всего за пять лет показатели суданской экономики выросли почти втрое, что для страны с крайне нестабильной политической жизнью очень неплохо и намного превосходит средние показатели стран Ближнего Востока и Северной Африки.

Все меньшим бременем для растущей экономики является внешний долг, долгие годы «дамокловым мечом» нависавший над руководством страны. В 2007 г., согласно прогнозам, суданский внешний долг должен был увеличиться на 1,2 млрд долл., т.е. до 29,4 млрд, однако опережающие темпы роста ВВП по отношению к росту долга позволили значительно сократить важный для оценки макроэкономической стабильности показатель отношения долга к ВВП. С показателя в 73,5% по итогам 2007 г. он сократится до 63,6%, т.е. приблизится даже к нормам ЕС.

Однако, несмотря на значительные успехи, в 2007 г. сохранялись прежние, традиционно характерные для суданской экономики проблемы и даже появились новые.

Одним из негативных последствий увеличения в стране денежной массы, получаемой от экспорта нефти, стало быстрое нарастание потребительского спроса со стороны элитарных групп и состоятельной части среднего класса суданского общества. Вследствие неспособности суданских производителей покрыть потребности растущего слоя обеспеченных людей в 2007 г. продолжился быстрый рост импорта. При сохранении нынешних тенденций импорт будет расти и дальше, создавая существенный дефицит внешней торговли.

Согласно прогнозам, в ближайшие годы дефицит внешнеторгового сальдо будет значительным: в 2007 г. экспорт может составить 7,5 млрд долл., импорт – почти 8 млрд; на 2008 г. экспорт оценивается в 7,9 млрд долл., а импорт — в 9 млрд. Таким образом, внешнеторговый дефицит возрастет с почти 0,5 млрд до 1 млрд долл., что в условиях укореняющейся привычки обеспеченных слоев суданского населения к высокому уровню потребления, сохраняющейся относительной слабости национальной экономики и зависимости экспорта от нестабильных цен на нефть ставит определенные вопросы. По некоторым прогнозам, уже в следующем, 2009 г., дефицит может превысить 2 млрд долл. Если эти тенденции реализуются, суданцы вновь окажутся нацией, «живущей в долг».

При сомнительной внешнеторговой динамике на сегодняшний день перед Суданом стоит крайне непростая задача общенациональной реинтеграции, восстановления и реконструкции, особенно в отдаленных сельских районах. Правительство сталкивается с необходимостью увеличивать расходы на масштабные инфраструктурные проекты, без которых дальнейший рост экономики и интеграция страны затруднительны.

Все более существенными становятся и расходы на социальные нужды — именно эта статья объявлена приоритетной в суданском бюджете 2008 г. Причина в том, что из-за притока «нефтедолларов», оседающих у верхушки общества и, уже косвенным образом, верхней прослойки среднего класса, все быстрее увеличивается разрыв в уровне доходов различных групп населения, причем эти процессы характерны и для севера, и для юга страны. При этом из-за неоправданно высоких таможенных пошлин уровень цен на ряд продовольственных товаров в Судане превышает даже европейские показатели. Такая ситуация неизбежно влечет за собой социальную нестабильность, и правительство вынуждено принимать превентивные меры, что опять-таки ложится дополнительным бременем на бюджет. Вряд ли можно ожидать сокращения или хотя бы остановки роста социальных расходов в структуре государственного бюджета Судана и в связи с тем, что на 2009 г. в стране запланированы всеобщие выборы, и нынешнему режиму крайне важно продемонстрировать позитивные итоги своей экономической политики.

Таким образом, несмотря на увеличение правительственных доходов, которые по итогам 2007 г. должны составить 25% (8,7 млрд долл.), расходы растут опережающими темпами, и в краткосрочной перспективе их вряд ли удастся снизить. Открывается перспектива возрастающего дефицита платежного баланса. Несмотря на рост экономики, согласно прогнозам, в ближайшие два года бюджетный дефицит может возрасти с нынешних 6% ВВП до 9,4% ВВП в 2009 г.

Для финансирования жизненно важных для развития страны инфраструктурных проектов и наращивания социальных расходов как средства политического выживания центральному суданскому правительству, по-видимому, придется прибегать к дальнейшим внешним заимствованиям. В условиях усилившихся американских санкций (подробнее об этом см. ниже) и неблагоприятного внешнеполитического облика страны в странах Запада самым простым путем решения затруднений финансового характера оказываются китайские кредиты на общей основе, без льготных ставок.

Несмотря на положительную макроэкономическую динамику, в деловых кругах Хартума бытует мнение, что суданская экономика, на самом деле, просто большой «мыльный пузырь», возникающий из-за значительного притока инвестиций и широко применяющихся кредитов. При этом уровень «мурабахи», возврата кредита в исламском банковском деле высок, что влечет за собой нарастающую задолженность предпринимателей перед банками, а наличные средства при этом выводятся в страны Персидского залива, Малайзию и пр. Тем не менее при наличии существенных проблем общие тенденции в суданской экономике можно оценить положительно. Судан привлекателен для инвестиций, но возможности правительства страны платить по кредитам остаются ограниченными.

Валютное регулирование

29 мая 2007 г. вступило в силу постановление Банка Судана об ограничениях на переводы, вывоз и оборот в стране иностранной валюты. Согласно новым правилам, суданцы не имеют права покупать иностранную валюту в банках и пунктах обмена вне зависимости от того, для каких целей она приобретается. Суданцам также запрещено пользоваться иностранной валютой внутри страны, за исключением тех случаев, когда деньги переводятся из-за границы. Ограничения не затронули иностранцев и зарубежные организации.

Руководство Банка Судана заявило, что эти меры направлены на то, чтобы остановить возрастающий отток капитала из Судана, контролировать потоки иностранной валюты в стране, вернуть деньги в банковскую систему. Однако очевидно, что решение о более жестком контроле над оборотом иностранных денежных знаков принято в связи с растущей нехваткой в стране конвертируемой валюты, перебоями в валютных доходах бюджета в связи со спадом нефтедобычи, а также бегством капитала из-за опасений бизнеса по поводу неясных перспектив развития политической и экономической ситуации.

Одной из дополнительных причин ограничений на покупку наличной валюты также может быть стремление суданского правительства таким образом приостановить рост импорта. В 2006 г. при существенном росте экспорта нефти внешнеторговый дефицит страны составил 2,7 млрд долл. Из-за американских санкций банковские транзакции в/из Судана чаще всего оказываются крайне затруднительны и дороги, для импорта товаров из-за рубежа до введения новых правил широко применялась практика закупки в пунктах обмена и вывоза за рубеж больших объемов наличности.

Председатель Союза суданских пунктов обмена СКВ А. Абдельбаги заявил, что меры правительства по ограничению деятельности обменных пунктов приведут к возрождению в Судане валютного «черного рынка», с которым впоследствии будет еще сложнее бороться. В 1990-х гг. суданское правительство уже пыталось подавить процветавший тогда «черный рынок», в том числе применяя крайние меры. К середине 2005 г. нелегальный обмен валюты исчез, однако в последние месяцы в Хартуме вновь отмечаются случаи обмена на «черном рынке», причем по более высокому, чем официальный, курсу доллара.

Инфраструктура Судана: некоторые крупные события года

11 июня 2007 г. правительство Судана сообщило о продаже 70% акций крупнейшего национального авиаперевозчика – компании Sudan Airways. 49% акций выкупила кувейтская Aref Investment Group, 21% — суданская Haifa Holding, 30-процентный пакет остался в руках государства. Приватизация кувейтским бизнесом Sudan Airways, давно нуждавшейся в модернизации авиапарка и оптимизации управления, рассматривается как шаг к развитию туристического сектора Судана. Однако вывести компанию на уровень современного авиаперевозчика – крайне непростая задача, помимо экономических соображений осложняющаяся непростой политической ситуацией в стране.

Создание более или менее современной транспортной инфраструктуры [1] остается одной из основных задач, стоящих перед достаточно динамично развивающимся Суданом. Очевидно, что частный сектор такую задачу в масштабах всей страны решить не сможет, и потому крупные инфраструктурные проекты все равно остаются задачей суданского правительства. Стоит признать, что даже в условиях многочисленных внутренних проблем авто- и железнодорожному строительству уделяется много внимания.

2007 г. был отмечен и возвращением в зону повышенного хозяйственного интереса относительно мало используемых водных путей, которые в Судане исторически объединяли север и юг страны: при содействии Японии был открыт речной порт в г. Джубе, столице юга. В перспективе, при создании адекватной речной инфраструктуры перевозки водным путем между севером и югом должны оказаться выгоднее, хотя и не быстрее, чем дорогое воздушное сообщение, которое на сегодняшний день оказалось единственным связующим звеном между севером и югом страны.

Серьезный ущерб хозяйственной жизни страны в 2007 г. нанес катастрофический сезон дождей. Суданцы как всегда оказались не готовы к вызванному летними ливнями наводнению, которое прошло в 19 из 25 суданских штатов, причем для восьми из них оно оказалось серьезнейшим стихийным бедствием. Правительство Южного Судана объявило зоной бедствия шесть из десяти штатов юга. Около 400 тысяч суданцев были вынуждены покинуть свои дома; 30 тысяч строений в зоне паводка были разрушены, погибли 12 тысяч голов скота.

Американские санкции: экономический институт на службе политики

29 мая 2007 г. Дж. Буш объявил о введении в отношении Судана новых экономических санкций: по прошествии десяти лет после первоначального введения их в 1997 г. американская блокада страны была еще более ужесточена. Новые санкции США включали четыре основных пункта. Во-первых, были усилены санкции против 100 суданских компаний, уже числящихся в «черном списке» американской администрации. Во-вторых, в список была включена еще 31 суданская компания, работающая в области нефтедобычи. Из них, по данным американских официальных лиц, 30 компаний контролируются суданским правительством и как минимум одна нарушает эмбарго на поставки оружия в Дарфур. Указанным компаниям были запрещены любые операции в рамках американской финансовой системы. Третий шаг – замораживание счетов двух высокопоставленных суданских чиновников и одного из лидеров дарфурских повстанцев (руководителя Движения за равенство и справедливость Халиля Ибрагима). Четвертый шаг – американцы надеются добиться резолюции ООН о введении в отношении Судана полномасштабных экономических санкций и установлении над территорией Дарфура зоны, запрещенной для полетов.

Значение введения новых американских санкций и реакция суданской и мировой общественности были неоднозначны. C одной стороны, американцы уже давно не оказывают прямого влияния на суданскую экономику и финансовую сферу, сейчас ориентированных прежде всего на Азию и арабские страны Персидского залива. С середины 1990-х гг. Судан фактически исключен из американской сферы экономического влияния. Таким образом, американские экономические санкции, всегда наряду с экономикой затрагивающие и политическую сферу, в случае Судана оказались инструментом исключительно политического давления.

Ряд европейских и американских компаний, для которых оборот от ведения бизнеса в Судане не имел принципиального значения, предпочли продемонстрировать свою солидарность с Вашингтоном и уйти из страны. Так, о прекращении работы в Судане в 2007 г. заявили Rolls Royce (Великобритания), Siemens (Германия), Hilton (США). В то же время западные компании нефтяного сектора, которым бизнес в Судане приносит хорошую прибыль или может оказаться очень прибыльным в перспективе, остались в стране. В Судане продолжает успешно работать французская Schlumberger, а также нефтяной гигант Total, который наконец выиграл у небольшой британской White Nile Company [2] право на 32,5% акций на разработку блока месторождений в Южном Судане. Даже учитывая, что Южный Судан выведен американцами из-под действия своих санкций, такая выборочная политика западных компаний может служить еще одним доказательством политического характера американских санкций.

Суданское правительство отреагировало незамедлительно: введение санкций означает «враждебные настроения» американской администрации. Суданская общественность в массе своей заявила о том, что новые санкции совершенно ничего не меняют и не заставят правительство изменить политический курс в сторону большей лояльности Вашингтону. Международная же общественность отреагировала по большей части в той тональности, что для оказания реального давления на официальный Хартум по вопросу Дарфура американские санкции должны были быть жестче и введены намного раньше, а в ситуации начала лета они лишь осложнили помощь населению конфликтного региона. Такого мнения, в частности, придерживаются в Пекине. Однако развитие событий показало, что уже 12 июня суданское правительство дало долгожданное согласие на развертывание в Дарфуре «гибридных сил» ООН и Африканского союза, и, вероятно, американское давление в виде санкций сыграло в этом определенную роль.

1. Подробнее о проблемах суданской инфраструктуры см.: М.А. Хмелинин. Состояние транспортной инфраструктуры Судана. www.iimes.ru/rus/stat/2007/13-03-07a.htm.

2. White Nile Company получила разрешение на разработку блока не у центрального правительства, а у южан – Суданского народно-освободительного движения, что и оказалось юридическим камнем преткновения. В итоге британской компании пришлось довольствоваться лишь обещанием компенсации за проведенную в блоке разведку. Похожая ситуация сложилась с разведкой на нефть в блоке 5B, право на которую южане предоставили молдавской компании Ascom, северяне – консорциуму крупных компаний White Nile Petroleum Operating Company. В этом случае решение также было вынесено в пользу более крупного игрока нефтяного рынка. С приходом крупных игроков в нефтяной сектор Южного Судана можно ожидать, что объемы добычи будут нарастать быстрее планировавшегося.

29.14MB | MySQL:67 | 0,718sec