О новых финансовых решениях руководства Ливана в контексте COVID-19

На сегодняшнй день Ливан оказался в числе первых среди уязвимых и кризисных стран ближневосточного региона по скорости распространения коронавируса. По данным Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ) на 11 апреля 2020 года, число заболевших в стране достигло 630 человек при 20 смертельных исходах и набирает обороты. Только в Ираке динамика выше (1300 заболевших), тогда как Иордания (380) и Сирия (25) пока заметно отстают.

Эта ситуация заслуживает отдельного внимания, поскольку коронавирус нового типа COVID-19 одновременно ставит под удар финансово-экономическую систему Ливана, а также серьезно угрожает стабильности важных и дорогостоящих, финансируемых донорами, гуманитарных операций в стране. В случае срыва последних главное финансовое бремя по содержанию сирийских беженцев также ляжет на Бейрут и его неустойчивую экономическую систему. В более стратегическом смысле глобальная пандемия COVID-19 фактически отодвигает на неопределенные перспективы решение по замороженным инвесторами 11 млрд долларов на содействие Ливану по итогам международной парижской конференции в уже далеком 2018 году. Более того, коронавирус сковывает сегодня любую активность частных инвесторов и двусторонних доноров в Ливане – решать проблемы придется своими силами или за счет новых заимствований и долговых обязательств перед мировыми финансовыми институтами. Прежде всего речь идет о Всемирном банке и Международном валютном фонде (МВФ).

В этом смысле реакция и конкретные решения ливанских властей в сфере финансвой политики в качестве мер реагирования на коронавирус являются действительно решающими, особенно с учетом глубокого экономического кризиса в стране. И в каком-то смысле показательными для соседних стран, в которых коронавирус распространяется с меньшей скоростью, и которые пока еще имеют возможность перенять ценный ливанский опыт, в случае если он окажется успешным.

Принятые ливанскими властями стандартные ограничительные меры (закрытие границ, образовательных и публичных учреждений и пр) сопровождались комплексом мер в сфере фискальной, монетарной и макроэкономической политики.

В частности, Министерство финансов Ливана в конце марта приняло решение об отсрочке всех выплат по налогам и сборам. Правительство также учредило национальный фонд солидарности, открытый как для денежных доноров, так и добровольных пожертвований «натурой» (включая создание так называемых продовольственных банков). В координации с муниципальными властями правительство запустило национальный план по распределению денежной помощи семьям, в наибольшей степени пострадавшим в финансово-экономическом плане от последствий коронавируса.

В банковском секторе Банк Ливана (Banque Du Liban, BDL)  издал в начале апреля новый циркуляр, разрешающий банкам и институтам микрокредитования выделять особые пятилетние кредиты отдельным категориям населения под нулевую кредитную ставку, причем как в национальной валюте, так и в долларах США. В частности, эта акция распространяется на семьи с текущими кредитами, которые не в состоянии обслуживать текущие месячные расходы своей задолженности и теперь получают возможность продлить свои кредиты на более льготных условиях. Также речь идет и о поддержке тех категорий населения, которые не получат зарплату с марта по май 2020 года в результате вынужденного закрытия предприятий их работодателей на карантин. Причем речь  идет не только о производственных предприятиях, но и других вынужденно прерванных видов деятельности (сфера услуг и пр.).

Думается, своевременное принятие правительством Ливана ограничительных мер позволяет пока удерживать распространение пандемии в разумных, контролируемых масштабах. Цена ошибки слишком велика. Правительство отчетливо осознает, что при развитии наихудшего сценария реальных финансовых рычагов для преодоления кризиса у него просто нет. Предложить населению адекватные вызову финансовые пакеты помощи Бейрут не сможет.

С пандемией совпала кульминация глубокого финансово-экономического кризиса, который привел к анонсированию 7 марта правительством Ливана дефолта по выплатам евробондов в размере 1.2 млрд долларов США. По заявлению премьер-министра Ливана Хасана Диаба, правительство будет удерживать эти выплаты, чтобы использовать имеющиеся резервы в твердой валюте для удовлетворения важных национальных нужд в этот сложный период. Это также вынудило правительство приостановить выдачу депозитов и наличных, чтобы остановить бегство капиталов из страны. Еженедельно допускается обналичивание нескольких сот долларов на каждого гражданина. Однако такого рода драконовские меры имеют и обратный эффект – бизнес не может обналичить в стране или перевести зарубеж твердую валюту, которая просто необходима для закупок импортной продукции. Ливан является нетто-импортером продовольствия и такие ограничения могут нанести существенный удар по торговле и рынкам и подорвать и без того ослабленные коронавирусом торговые, особенно продовольственные цепочки, что может привести и к продовольственному кризису.

По прогнозам экспертов Всемирного банка, к концу текущего года ВВП Ливана может сократиться на 3-4%. Прогнозы отдельных международных экспертов еще более пессимистичные – вплоть до 12%. По уровню внешнего долга Ливан в числе главных должников (170% ВВП), и нагрузка продолжает расти. Ливанский фунт обесценился за последние месяцы на 40% и при таком сценарии неизбежно продолжит падение. Его официальный курс пока удерживается на уровне 1500 ливанских фунтов за 1 доллар, но на черном рынке достигает уровня 2500 фунтов. В случае реструктуризаци суверенного долга – а это пока самая реалистичная перспектива при сохранении нынешней фазы пандемии – ливанский фунт ожидает кардинальна девальвация. По мере реализации правительством предписаний международных институтов будут сужаться и механизмы социальной защиты для населения. Рост инфляции по итогам 2020 года прогнозируется на уровне 30%.

Но даже если благодаря своевременно принятым мерам удастся сдержать наступление коронавируса, Ливан по прежнему остро нуждаетс в инвестициях для оживления пострадавших от COVID-19 секторов, включая туризм, малое предпринимательство и фермеров. В зоне особого риска ключевые сектора – электроэнергия и управление водными ресурсами, которые нуждаются в дополнительном субсидировании, поскольку их коллапс обернется национальной катастрофой.

В нынешних условиях, Ливану как никогда потребуется внешняя поддержка со стороны авторитетных международных финансовых институтов, в первую очередь со стороны МВФ и Всемирного банка. При этом важная намечавшаяся сделка с МВФ по новому этапу сотрудничества пока сорвалась, в основном из-за позиции «Хизбаллы», что стало крайне негативным и неприятным сигналом для инвесторов и рынков. Одновременно правительство ведет непростые переговоры с держателями еврооблигаций, пытаясь решить вопрос с кредиторами через переговоры и взаимные договеренности, чтобы не обращаться в суд. Речь идет о возможной реструктуризаци евробондов на сумму в 31 млрд долларов США.

Отсутствие внутриполитического консенсуса и противоречия среди основных фракций не позволяют таким образом Ливану выстроить четкую и последовательную линию поведения и взаимодействия с международными финансовыми институтами. Однако наличие такой стратегии в обозримой перспективе представляется необходимым условием для преодоления последствий COVID-19.

51.87MB | MySQL:101 | 0,377sec