Израильские и американские произраильские эксперты о ситуации в Иране

Генерал-майор запаса Яаков Амидрор, видный научный сотрудник политического Центра обороны и стратегии Gemunder Еврейского института национальной безопасности Америки (JINSA), полагает, что сейчас трудно предсказать, какое долгосрочное воздействие окажет пандемия коронавируса на Ближний Восток, который уже давно страдает от военных, политических и экономических кризисов. Вспышка COVID-19 явно усиливает неопределенность и обостряет внутреннюю напряженность во многих странах.

С экономической точки зрения, падение цен и спроса на нефть оказалось особенно болезненным для стран Персидского залива, которые в значительной степени зависят от экспорта энергоносителей. По мнению Я.Амидрора, «это сразу же привело к конфликту между Саудовской Аравией и Россией из-за нежелания последней стабилизировать цены путем сокращения производства. Воспринимая позицию Москвы как атаку на свою долю рынка, Эр-Рияд увеличил производство, чтобы еще больше повысить цены на танкеры и нанести ущерб России, которая выживает почти исключительно за счет экспорта энергоносителей. При этом неясно, как Саудовская Аравия будет бороться с низкими ценами, поскольку ей необходимо более чем удвоить текущую рыночную цену, чтобы сбалансировать свой бюджет»[i].

Я.Амидрор отмечает, что Иран также пострадал от падения цен на нефть. Снижение доходов усиливает давление, оказываемое американскими санкциями и кризисом в здравоохранении. Проблема со вспышкой коронавируса в стране усугубилась тем, что Тегеран изначально ее отрицал. Сочетание высокомерия, наивности и, возможно, озабоченности по поводу реакции иранской улицы, привели к тому, что режим отложил принятие мер, направленных на блокирование распространения инфекции, и теперь система пытается справиться с колоссальной волной проблем.

По мнению израильского эксперта, наряду с нынешним нарастающим кризисом, иранский режим все еще не оправился от убийства американцами генерал-майора Касема Сулеймани, который возглавлял агрессивную политику Ирана на Ближнем Востоке, и падения общественного доверия после попытки иранского руководства скрыть свою ответственность за сбитый украинский пассажирский самолет. Теперь наряду с ослаблением экономики, отсутствием общественного доверия и потерей генерала, на котором держались все зарубежные операции Исламской Республики, Тегерану приходится справляться с пандемией коронавируса.

Я.Амидрор полагает, что пока Тегеран не сталкивается с широкой коалицией противников, которая может мобилизовать сотни тысяч иранских демонстрантов. Поэтому, похоже, нынешняя сложная ситуация не является реальной угрозой иранскому режиму. До тех пор, пока не появится реальная альтернатива существующей власти, недовольные массы предпочтут относительную стабильность анархии, которая не зарекомендовала себя в качестве лучшей замены коррумпированному и неэффективному управлению, даже если условия жизни ухудшаются в условиях пандемии коронавируса.

Между тем израильский эксперт не наблюдает того, чтобы Иран, «движущая сила большинства проблем на Ближнем Востоке», собирался отказаться от своих планов в Ливане, Сирии, Ираке или Йемене. По его мнению, Тегеран продолжит усиливать напряженность в этих странах, даже если его возможности немного уменьшились после убийства К.Сулеймани. Атаки на американцев в Ираке ясно показали, что иранцы продолжают продвигать свою повестку дня, хотя и менее энергично и, возможно, не так умело. По словам Я.Амидрора, вполне может произойти так, что за Ираном закрепится статус регионального эпицентра распространения коронавируса. Тот факт, что иранцы распространяют вирус, перемещаясь между Ираком, Сирией и Ливаном, причиняя вред многим людям, нанесет серьезный ущерб позициям Тегерана.

Михаил Маковский, бывший сотрудник Пентагона, президент и генеральный директор Еврейского института национальной безопасности Америки (JINSA) настаивает на том, что переговоры США с Ираном были бы контрпродуктивными, если не безответственными. Лучшая политика на данный момент – «крах иранского режима».

К слову, возглавляемый им JINSA – произраильская «фабрика мысли», созданная в 1976 г. в Вашингтоне (округ Колумбия). Институт  занимается консультированием лиц, принимающих решения в Конгрессе, в военных и гражданских службах национальной безопасности, по вопросам американской обороны и стратегических интересов США, прежде всего на Ближнем Востоке. Одним из основных интересов Института является укрепление сотрудничества между США и Израилем в сфере безопасности. Институт своей задачей считает влияние на политику США по важнейшим вопросам национальной безопасности и внешней политики; продвижение американского сотрудничества в сфере безопасности с союзниками-единомышленниками, включая, Израиль; информирование американского оборонного истеблишмента о роли, которую Израиль может сыграть и играет в обеспечении западных, демократических интересов на Ближнем Востоке и в Средиземноморье; повышение осведомленности широкой общественности и еврейской общины о важности сильного американского оборонного потенциала[ii].

М.Маковского настораживает двухпартийный консенсус в США в отношении важности возобновления переговоров с Ираном. В его понимании – это угроза национальной безопасности Америки, поэтому в данном случае консенсус является ошибкой. Пришло время отказаться от стремления к дипломатическому решению иранской угрозы и вместо этого продолжать оказывать давление на иранский режим, проводя политику, направленную на свержение режима[iii].

Иран был серьезно ослаблен санкциями, постоянной внутренней нестабильностью и снижением цен на нефть. Распространение COVID-19 еще больше нанесло удар по стране. По официальным данным, отмечает эксперт, заразилось более 60 000 иранцев, хотя, по некоторым оценкам, их число может быть значительно выше. Коронавирус особенно сильно затронул руководящие звенья Ирана. По его словам, эта болезнь ослабила иранское руководство не только внутри страны, еще раз продемонстрировав их безрассудство и некомпетентность, но и в регионе, поскольку многие высокопоставленные военные заражены, а некоторые иранские прокси приостанавливают операции в условиях борьбы с пандемией.

М.Маковский приводит мнение генерала Кеннета Маккензи, главы Центрального командования (СЕНТКОМ) ВС США, согласно которому угроза параноидальному иранскому режиму в виде COVID-19, «вероятно, делает их – с точки зрения принятия решений – более опасными, а не менее опасными».

Подтверждением опасности режима эксперт считает то, что за последние четыре месяца Иран произвел достаточно обогащенного урана для ядерного оружия, и убил трех американцев в Ираке. «Эта смесь отчаяния и безрассудства может привести к тому, что Иран еще больше дестабилизирует Ближний Восток, распространит коронавирус, убьет больше американцев или перейдет ядерную красную черту. Соединенные Штаты должны действовать, чтобы его остановить».

Споры в США по поводу правильной политики в отношении Ирана настораживают М.Маковского тем, что все стороны остаются приверженными дипломатической линии поведения, которая в 2015 году привела к подписанию Совместного всеобъемлющего плана действий (СВПД), ядерной сделки с Ираном.

Так, Джо Байден, кандидат в президенты США от Демократической партии, любит напоминать избирателям, что он «парень, который помог заключить соглашение с Ираном», и он бы снова присоединился к соглашению, подтверждая приверженность дипломатии.

Президент Дональд Трамп, несмотря на недвусмысленную позицию в отношении недостатков СВПД, также неоднократно призывал к переговорам. Например, после американской атаки, в результате которого погиб иранский генерал Касем Сулеймани, Д.Трамп призвал: «Мы все должны работать вместе, чтобы заключить сделку с Ираном». М.Маковский полагает, что его администрация разделилась в вопросе о том, как уменьшить иранскую агрессию, усилить ли сдерживание с помощью более прямых военных действий США, или заняться деэскалацией, придерживаясь более пассивного подхода. Даже явные «ястребы» выступают за конфронтацию как средство принуждения лидеров Ирана к переговорам.

По мнению президента JINSA, разговоры всегда звучат привлекательно, особенно когда противник ослаблен, но они должны иметь четкую цель, а предполагаемые выгоды должны перевешивать вероятные затраты. Простое восстановление СВПД (из которого Д.Трамп вышел в 2018 году), как хочет Джо Байден, позволило бы Ирану законно расширять свою ядерную программу и закупать современное оружие. И все же Иран не проявил какой-либо готовности договориться о лучшей сделке, как хочет Д.Трамп. По сути, считает М.Маковский, удовлетворить США мог бы полный демонтаж иранской ядерной программы, как сделала Ливия 15 лет назад. Проблема только в том, что Иран согласиться рассмотреть радикальные уступки в ядерной сфере, только если режим почувствует, что находится на грани краха.

Политика иранского руководства, полагает М.Маковский, «становится все более жесткой, отвергая помощь извне, проповедуя самодостаточность и благочестие, одновременно создавая свой рычаг давления на Соединенные Штаты путем повышения уровня обогащения урана, атакуя американские активы и подталкивая иракцев к выводу американских войск. Тегеран рассматривает готовность к дипломатическим переговорам с США в качестве признака слабости, которую он не может себе позволить».

На самом деле, полагает эксперт, когда режим ослабевает, дипломатические переговоры его только усиливают. Тегеран сделал облегчение санкций предварительным условием для переговоров, требуя спасительных мер в самый отчаянный момент. Переговоры Вашингтона с Тегераном будут сигнализировать о том, что «Соединенные Штаты признают легитимность и готовы сотрудничать с иранским режимом, который сажает в тюрьмы, подвергает пыткам и убивает свой собственный народ, деморализуя многих иранцев, выступающих против режима».

Продолжение политической линии, ведущей к переговорам по «крайне маловероятной сделке с Тегераном», считает М.Маковский, может создать реальные политические риски для президента Д.Трампа. Это вызывает серьезные опасения среди его ключевых сторонников, включая еврейские и евангельские христианские произраильские общины, для которых остановка Ирана является насущной моральной и стратегической проблемой.

М.Маковский считает, что тегеранский режим сегодня шатается, но его крах может произойти завтра или через 10 лет. Это еще одна причина, по которой первый принцип политики США должен заключаться в том, чтобы ничего не делать для замедления распада Ирана. Второй принцип должен состоять в том, чтобы усилить давление на Тегеран с помощью санкций, продолжая наносить ответный удар по его региональной экспансии на местах и усиливая сдерживание (посредством договора о взаимной обороне между США и Израилем) и военный потенциал американского союзника, Израиля, который постоянно оказывает военное давление на Иран. Поэтому вместо того, чтобы предоставить Ирану еще одну возможность терроризировать свой народ и мир, Соединенные Штаты должны отказаться от дальнейших переговоров с Тегераном и объявить, что только крах этого режима может уменьшить иранскую угрозу и трансформировать отношения США и Ирана.

[i] Iran keeps up its malign behavior, pandemic notwithstanding // JNS. 13.04.2020 — https://www.jns.org/opinion/iran-keeps-up-its-malign-behavior-pandemic-notwithstanding/

[ii] Michael Makovsky, PhD — https://jinsa.org/person/dr-michael-makovsky/

[iii] Why the US must quit negotiating with Iran // The Hills. 09.04.2020 — https://thehill.com/opinion/national-security/491387-why-the-us-must-quit-negotiating-with-iran?utm_source=&utm_medium=email&utm_campaign=28924&utm_term=Editorial%20-%20Early%20Bird%20Brief

51.67MB | MySQL:104 | 0,787sec