Об активизации политики Марокко в Африке на фоне пандемии коронавируса

Король Марокко Мухаммед VI 14 апреля провел телефонные разговоры с президентом Кот-д’Ивуара Алассаном Уаттара и президентом Сенегала Маки Саллом. Как сообщает канцелярия монарха, переговоры касались темы «тревожного распространения пандемии коронавируса COVID-19 на африканском континенте». Мухаммед VI в ходе бесед предложил «запустить инициативу глав африканских государств, направленную на создание оперативной структуры с целью поддержки африканских стран на различных этапах управления пандемией». «Речь идет о практической и ориентированной на конкретные действия инициативе, позволяющей обмениваться опытом и передовыми практиками, чтобы справиться с социально-экономическими и медицинскими последствиями пандемии», — говорится в тексте коммюнике канцелярии марокканского короля.  По данным Африканского союза, Число заразившихся коронавирусом нового типа в странах Африки достигло 20 581, умер 1 021 человек. Такие данные опубликовало в воскресенье региональное представительство Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ) в Африке.  Наибольшее число инфицированных зарегистрировано в ЮАР — 3 034, умерли 52 человека. Самое большое число умерших зафиксировано в Алжире — 367, инфицированы 2 534 человека.  В Египте насчитывается 2 844 заразившихся и 205 летальных исходов. В Марокко — 2 670 и 137. В странах Африки южнее Сахары по числу инфицированных и умерших за ЮАР следуют Камерун (1 016 заразившихся и 21 летальный исход), Гана (834 и 9), Кот-д’Ивуар (480 и 6). В самой густонаселенной стране континента — Нигерии — выявлено 373 инфицированных новым коронавирусом и 11 умерших.
В этой связи необходимо расшифровать эти инициативы марокканского монарха. Причем прежде всего с точки зрения африканской политики Рабата, а уже во вторую очередь — практики борьбы с коронаварусом. Вообще пандемия становится все в большей степени (как и жупел запрещенного в РФ «Исламского государства») средством для ряда столиц для укрепления своего регионального влияния в первую очередь. На фоне давнего регионального соперничества с Южной Африкой из-за проблемы независимости Западной Сахары Рабат нарочито пренебрежительно отреагировал к скоординированным мерам Африканского союза (АС) по борьбе с этой пандемией и намерен работать в этом ключе только со своими западноафриканскими союзниками. Марокко больше не будет участвовать в скоординированных усилиях Африканского союза по пресечению распространения COVID-19 на континенте и теперь активно пытается втянуть своих африканских союзников в свое видение «сепаратной реакции на пандемию». По данным французских источников, именно этот момент попытки «оторвать» ряд стран от общих противоэпидимических инициатив АС было истинной причиной звонков Мохаммеда VI президентам Сенегала Маки Саллу и Кот-Д’Ивуара Алассану Уаттаре 13 апреля, когда он предложил новую «африканскую инициативу», отличную от работы Африканского союза. На практике это повлекло бы за собой координацию стран только на субрегиональном уровне, в которую могли бы привлечены другие западноафриканские союзники Рабата, таких как Гвинея, Сьерра-Леоне и Либерия. Мали, которую Марокко надеется вывести из сферы влияния Алжира, также в настоящее время испытывает возрастающий дипломатический прессинг со стороны Рабата в этом контексте. Так, марокканский монарх лично пообещал малийскому президенту И.Кейта в ходе их телефонного разговора наконец-то дооснастить и запустить в работу медицинскую клинику, которую Фонд Мухаммеда VI построил в Бамако в 2017 году, но которая так и не открылась до сих пор. Рабат также не будет вносить взносы в чрезвычайный фонд реагирования COVID-19, созданный африканскими центрами АС по контролю и профилактике заболеваний. Марокканский фосфатный гигант ОКП, королевская холдинговая компания «Аль-Мада» и ее многочисленные дочерние компании (такие как, Attijariwafabank, Managem и другие) уже заявили, что они ничего не будут вкладывать в этот Фонд. Между тем, как утверждают некоторые эксперты, частные марокканские банки и компании, несмотря на то, что они очень активны сейчас по всему континенту, также будут держать дистанцию на этом направлении, опасаясь навлечь на себя гнев короля. А это его личная негласная рекомендация всем частным марокканским предприятиям и бизнесу, которая носит характер приказа.
До сих пор Марокко, которое вновь присоединилось к АС в 2017 году, принимало участие в работе организации по борьбе с коронавирусом. На первом межминистерском совещании АС по этому вопросу, состоявшемся в Аддис-Абебе 22 февраля, Рабат пообещал предоставить свои экспертные знания. Однако ситуация резко обострилась после открытой словесной перепалки в Нью-Йорке 9 апреля, когда марокканские и южноафриканские дипломаты схлестнулись во время заседания Совета Безопасности ООН, посвященного деятельности миротворческой миссии ООН в Западной Сахаре МООНРЗС. Нынешний председатель АС, президент Южной Африки Сирил Рамафоса, лично руководит целевой группой «Африканского COVID-19», которую он образовал прежде всего для того, чтобы добиться введения моратория на долговые обязательства для беднейших стран Африки и ускорить оказание помощи, обещанной многосторонними донорами. Четыре члена этой целевой группы — бывший министр финансов Южной Африки Тревор Мануэль, бывший глава Африканского банка развития Дональд Каберука (руандиец), бывший министр финансов Нигерии Нгози Оконджо-Ивеала и франко-ивуарийский банкир Тиджан Тиам. То есть, если называть вещи своими именами, африканские лидеры под шумок пандемии стараются решить застарелые проблемы стран континента с точки зрения списания старых долгов и получения новых партий безвозмездной помощи. Это, кстати, заставляет более аккуратно относиться к приводимым АС статистическим данным о числе заболевших и умерших. Делается это, естественно, не с точки зрения заботы об африканском населении, а с гораздо более прозаичной целью — таким образом завоевывается лояльность отдельных африканских лидеров. Речь идет об очень серьезных суммах, и соответственно — рычагах регионального влияния. Согласно конфиденциальному брифингу, данному десяткам высокопоставленных африканских чиновников во время виртуальной встречи, организованной ООН в начале марта, новая пандемия коронавируса, по прогнозам, почти вдвое сократит экономический рост в Африке в 2020 году, что приведет к потере около 29 млрд долларов. Тем временем крупные международные кредиторы стран Африки уже на сегодня были вынуждены отказаться от выплаты процентов на десятки миллиардов долларов, причитающихся им в этом году. Вот ровно этот момент попытки лидера ЮАР под предлогом пандемии укрепить свое региональное влияние так раздражает короля Марокко Мухаммеда VI. Прежде всего, конечно, исходя из того, что именно Претория возглавляет на континенте блок стран, которые выступают за независимость Западной Сахары.
Вся эта сепаратистская деятельность Рабата укладывается в в тенденцию формирования нового подхода королевского двора к усилению своего регионального влияния. Собственно эта тенденция проявилась еще полтора года назад, когда стало очевидным, что курс Рабата по своему восстановлению в рядах АС в качестве полноправного члена не оправдывает себя. Рядом марокканских стратегов такая инкорпорация Марокко  в АС преподносилась монарху как оптимальны алгоритм действий с точки зрения смены очевидно «прозападносахарского» вектора этой структуры. Архитектором этой новой «африканской политики» стал выдвиженец короля Мухаммеда VI и нынешний глава африканского департамента МИД Марокко Мухаммед Сшиби, который убедил монарха видоизменить политику в отношении бойкотирования работы и членства в АС, а также активизировать усилия по созданию прочных политических и экономических позиций на континенте. Напомним, что первый удар по этой новой стратегии был нанесен еще два года назад, когда в последнюю минуту было отменено долго готовящееся турне марокканского монарха по странам Африки. Это было первым явным свидетельством того, что пока концепция «новой африканской политики» Рабата откровенно буксует. До этого монарх отказался посещать тогдашний регулярный саммит АС, что было связано с данными МИД и спецслужб королевства о том, что в случае прибытия короля в Аддис-Абебу ряд стран Африки планирует затеять провокационную дискуссию в отношении признания государственности Западной Сахары. Среди организаторов указанного демарша при этом называлась прежде всего все та же ЮАР. Последние по времени события говорят только о том, что пандемия коронавируса эту ситуацию только усугубила, а это вынуждает Марокко переходить к тактике выхода прежде всего на двусторонние или «кустовые» договоренности со странами Африки.

51.63MB | MySQL:101 | 0,334sec