Об особенностях экономической ситуации в Ливии в условиях гражданской войны. Часть 3

Промышленность и сельское хозяйство

Иностранная военная интервенция и гражданская война 2011 года оказали незначительное воздействие на промышленность и сельское хозяйство Ливии в смысле прямого военного ущерба. Бомбежкам, да и то, скорее показательным, выборочным подверглись несколько предприятий, которые были отнесены командованием НАТО к военным объектам. В основном, пострадали складские и логистические комплексы и несколько электростанций. Большая часть крупных заводов и фабрик, по выпуску строительных материалов, метизов, запасных частей, красок и бытовой химии, упаковочной тары, текстильной продукции, консервов, сигарет, не были повреждены, и не работали какое-то по причине распада системы управления, либо был временно законсервированы. Такие местные гиганты, как Мисуратский металлургический комплекс, заводы по выпуску и ремонту грузовых тягачей «Фиат» и «Мерседес» также избежали разрушений.  Даже предприятия военного назначения, большей частью остались нетронуты: незначительный ущерб был причинен заводу по выпуску боеприпасов в Вади-Кааме, под Злитнем, тогда как огромный комплекс в Бени-Валиде, танкоремонтный завод в Азизии и авиаремонтный в Таманхинте, у Себхи, практически не пострадали. При этом, адресно и, что называется, «под ноль», в несколько заходов, был уничтожены завод по ремонту средств ПВО в Таджуре и боеприпасов – в Гире (они, по мнению НАТО, представляли угрозу и имели важное значение для отражения агрессии), наглядно демонстрируя отличия ливийского сценария от событий в Сирии и в том же Йемене. В Ливии главной и основной целью мятежа был лично М.Каддафи, его семья и ближайшее окружение, а также система государственной власти, а не экономика, финансы, промышленность, военная инфраструктура, или население, или какая-то его часть.

Возможно, справедливо утверждение, что свержение режима стало именно тем «триггером», который запустил в стране свободный рынок, череду реформ и покончил, наконец, с последствиями «тирании»? Отнюдь. Обратимся к оценкам авторитетного Индекса экономической свободы 2020. Вот как он оценивает состояние дел в ливийской экономике.

Вот, так сказать, преамбула, перехода от деспотизма к свободе и соблюдению прав человека.

Муаммар Каддафи захватил власть в 1969 году и правил в качестве диктатора, пока не был свергнут и казнен в 2011 году. С тех пор страна была охвачена ожесточенной фракционной борьбой, которая поляризовала ливийцев по политическим, этническим, племенным и региональным признакам. В 2016 году США выступили посредниками в создании правительства национального согласия для замены двух конкурирующих администраций, но с тех пор процесс объединения страны в значительной степени не продвигался. Нефть и природный газ доминируют в экономике и обеспечивают почти все доходы от экспорта. Различные ополченцы, в том числе «Исламское государство» (ИГ, запрещено в России) в 2018 году, атаковали нефтяные месторождения и захватили нефтяную инфраструктуру, угрожая правительственному контролю за доходами от нефти и газа

Нынешняя ситуация с точки зрения верховенства закона

Хотя ливийцы могут на законных основаниях владеть собственностью и открывать предприятия, права собственности не защищены, а контракты не соблюдаются. Имущество может быть арестовано произвольно. Боевики конфисковали предприятия и дома в Бенгази и других восточных регионах. Без постоянной конституции роль судебной власти остается неясной. Коррупция широко распространена, и общее отсутствие безопасности препятствует реформам.

Государственное бремя на экономику

Максимальная ставка налога на прибыль составляет 10%, но другие налоги делают максимальную ставку намного выше на практике. Налогообложение не осуществлялось эффективно в течение многих лет. Доходы от нефти и газа позволили правительственным расходам достичь уровня, эквивалентного более чем 60% общего внутреннего производства. Однако экспансионистская фискальная политика привела к значительному дефициту бюджета за последние годы. Государственный долг эквивалентен 4,9% ВВП.

Состояние регуляторного функционального аппарата

Продолжающаяся гражданская война и политическая неопределенность делают ведение бизнеса в Ливии рискованным и трудным делом. Ливия заняла 186-е место из 190 стран в докладе Всемирного банка «Ведение бизнеса» за 2019 год. Рынок труда остается дестабилизированным. Прогнозируется, что субсидии в размере 10,6% ВВП в 2019 году останутся высокими в 2020 году из-за сложной политической экономики Ливии, которая задерживает необходимые реформы.

Открытость рынка и состояние финансов

Тарифы на импортные товары были отменены в 2005 году и заменены 4-процентным «налогом на портовые услуги». В целом, политическая нестабильность, усугубляемая продолжающимися угрозами безопасности, продолжает оставаться серьезным препятствием для внешней торговли и инвестиций. Финансовая инфраструктура Ливии значительно деградировала. Ограниченный доступ к финансированию серьезно затруднил любое значимое развитие частного бизнеса.

Основные макроэкономические показатели Ливии в период 2017-по н.в.

2017                 2018               2019        2020 * оценочно

Рост ВВП (%)                                                                  26,7                     7,9                5,5              -0,6

Инфляция (в среднем за год, %)                              28,4                     9,3               -7,0              -5,0

Сальдо бюджета (% ВВП)                                           -34,5                  -7,6                -6,9              -9,7

Платёжный баланс (% ВВП)                                        7,9                      2,2               -0,3              -11,6

Государственный долг (% ВВП)                               134,2                   116,0             140,0          150,0

 

Валовой внутренний продукт: 48,36 млрд USD (2018 г.) Всемирный банк

ВВП на душу населения: 7 241,70 USD (2018 г.) Всемирный банк

Рост ВВП: 7,9% в год (2018 г.) Всемирный банк

ВНД на душу населения: 21 340 USD (2018 г.) Всемирный банк

Государственный долг: 4,7% ВВП (2017 год)

Доходы 15,78 млрд USD  (оценка на 2017 год)

Расходы 23,46 млрд USD (Оценка на 2017 г.)

Внешняя экономическая помощь — 9 млн USD (2010 год), 642 млн USD (2011 год), 87 млн  USD (2012 год)

Зарубежные резервы

Увеличение на 74,71 млрд USD (31 декабря 2017 г.)

Можно констатировать, что сразу, вслед за сменой вывесок на бывших народных комитетах и генеральных компаний, и восстановлением директивных и транспортной составляющих, производства в Ливии возобновили свою деятельность практически в обычном режиме, быстро восстановив те свои части, или сегменты, которые пострадали в ходе военных действий.  И вновь, в пользу Ливии сыграл закон «больших чисел», вернее, малочисленности ее населения пропорционально ВВП.  Почти все показатели производства по основным видам продукции: стали, цементу, продуктам питания остались либо на довоенном, джамахирийском уровне, либо, медленно к таковому подбираются: цемент, производство строительных блоков представляют наглядный пример: Ливийская цементная компания (LCC) распространила сообщение, что налоги, плохая погода и местные боевые действия мешают ее деятельности за последний год. Введение 183% валютного налога в последнем квартале 2018 года утроило цены на импортные запчасти, расходные материалы и средства производства. Это задержало ремонтные работы на заводах, выпускающих цемент. Однако компания считает, что налог может быть снижен в ближайшее время. Долгую и влажную зиму также обвиняют в снижении спроса на цемент и сокращении денежных потоков компании.

Но, основные негативное воздействие на деятельность LCC оказали боевые действия, обусловившие многомесячные перерывы в поставках сырья. Но, затем на уровне прямых контактов, проблемы с доставкой сырья удалось решить.

Компания заявила, что все еще работает над проектом модернизации своего завода в Бенгази до уровня выпускаемой продукции Евро 200. План состоит в том, чтобы увеличить производственную мощность установки до 3 млн тонн в год с 2 млн тонн в год.  До 2011 года Ливия нуждалась, примерно, в 5 – 7 млн тонн цемента в год, а планы подобных модернизаций выносились и менялись, по крайней мере, по три раза в год. Так что, все находится вполне на довоенном уровне, как будто и не было этих 8 лет. Хотя, согласно программе развития отрасли к 2020 году Ливия должна была не только выйти на само обеспечение по цементу, но иметь избыток порядка 1 – 1.5 млн тонн.

Похожая картина складывается в области производства бытового газа, одного из важнейших компонентов повседневного жизнеобеспечения населения.

Президент компании «Аль-Брега», Хайралла Салех аль-Убайди подтвердил, что компания снабжает все регионы на западе, а также, население восточных и южных регионов топливом и газом.

Аль-Убайди в специальном заявлении для Libya News 24 пояснил что «распределение газа для восточного региона в общем объеме предоставляемого газа составляет 40%, а доля южного и западного регионов — 60%».

«На время священного месяца рамадан у компании есть план снабжения всех районов газом и топливом, и у нас имеется 16 000 баллонов, готовых и заправленных в порту Бенгази», и «мы решаем проблему нехватки емкостей, готовя к отправке еще 37 000 баллонов», — добавил Х.аль-Убайди.

Таким образом, объемы выпускаемой продукции, местного продовольствия, оказываемых услуг в рамках системы государственной экономики, да и почти вся ливийская экономика не претерпели, в этом смысле, принципиальных изменений, достаточны для обеспечения основных нужд населения. И ведущаяся война не оказывает на это влияния, кроме преодолеваемых трудностей. Гораздо заметнее сказывается сокращение добычи и продажи нефти, но и оно, до сих пор не достигло критического уровня, в той своей части, где на нее влияет гражданская война. В этом и состоит уникальность ливийского конфликта: его материальный аспект для населения страны несущественен. Неприятен, иногда обременителен, но вполне переносим. Особенно, если ставить вопрос о личной жизни и свободе отдельно взятого жителя. Ему до сих пор хватает хлеба, бензина, воды и электричества настолько, чтобы мысль пойти и вступить в ряды т.н. «армии» или милиционных формирований не приходила ему в голову. Ни недавнее сокращение жалования госслужащих на 20% объявленное ПНС, ни дырявый бюджет парламента в Тобруке, живущего от одной подачки внешних спонсоров до другой, не в состоянии изменить эту данность. И в таком случае ждать от ливийской экономики формирования причин базисного характера, способных повлиять на выяснение отношений между бывшими функционерами Джамахирии с молодой генерацией бандитов, лиц имеющих турецкие корни и выходцев с Востока, не приходится.

52.48MB | MySQL:103 | 0,507sec