Иранские эксперты о политической ситуации в Ираке. Часть 1

Ирак имеет особое геополитическое, военно-стратегическое и экономическое значение для Ирана. Эта важность определяется несколькими факторами. Во-первых, безопасность Ирана напрямую зависит от ситуации на западном фланге, что наглядно демонстрирует вся история 20 века. Примером этому может служить ирано-иракская война 1980-1988 годов, когда неуемные политические амбиции Саддама Хусейна и его режима вызвали гибель миллиона иранцев, нанесли колоссальный ущерб иранской экономике. Отсюда естественное стремление иранцев иметь на западной границе стратегического партнера и проверенного союзника.

Вторым фактором исключительной важности Ирака для Тегерана является наличие на территории Ирака шиитских святынь – городов Неджефа и Кербелы, имеющих огромное символическое значение для коллективного сознания шиитов. На территории Неджефа расположена гробница Имама Али, в Кербеле похоронен третий Имам шиитов Хусейн, являющийся средоточием культа мученичества. Особое внимание иранцев к этим культовым местам проявилось летом 2014 года во время наступления «Исламского государства» (ИГ, запрещено в России), когда иранцы были готовы ввести свои вооруженные силы на иракскую территорию для защиты этих сакральных центров.

В-третьих, Ирак имеет большое значение для Ирана как нефтедобывающая страна и потенциальный конкурент на рынке нефти. В 2018 году в Ираке было добыто 4520 млн баррелей нефти (в среднем 4 млн баррелей в сутки), что вновь превратило это государство в одного из крупнейших экспортеров «черного золота» в мире.

В-четвертых, Ирак занимает важное место во внешнеэкономических отношениях Ирана. Объем торговли между двумя государствами составил 12 млрд долларов США. При этом Ирак занял первое место среди импортеров ненефтяной продукции ИРИ, вытеснив оттуда КНР.

Исходя из этого, становится понятным внимание, уделяемое иранским экспертами и аналитиками ситуации в Ираке, особенно после убийства американцами на иракской территории 2 января с.г. генерала КСИР Касема Сулеймани и руководителя вооруженных формирований «Аль-Хашд аш-Шааби» Абу Махди аль-Мухандиса. На портале «Иранская дипломатия» («Дипломасийе ирани») была опубликована статья Абдуррахмана Фатха аль-Хойи под названием «Пришли ли Тегеран и Вашингтон к согласию по поводу формирования правительства Мустафы аль-Каземи?» (1). В статье анализируются обстоятельства, приведшие к формированию нового кабинета министров после длительного правительственного кризиса. Автор в этой связи приводит хронологию политического кризиса в Ираке. После отказа 2 марта Мухаммеда Тауфика Алауи от поста премьер-министра в будущем правительстве между различными политическими силами Ирака начался новый раунд консультаций по формированию нового кабинета.

17 марта президент Ирака Бархам Салех назначил новым премьер-министром страны Аднана аль-Зарфи. 54-летний Аднан аль-Зарфи в течение долгого времени являлся губернатором провинции Неджеф, на территории которой находятся главные шиитские святыни. Связи Аднана аль-Зарфи с США были широко известны, так как он был в свое время назначен на должность губернатора по протекции американского наместника Ирака Пола Бремера. Тем не менее А.аль-Зарфи, по словам Абдуррахмана аль-Хойи был настолько хитер, что не высказывал открыто своей антииранской направленности. Иранский МИД также избегал официальных заявлений по поводу новой кандидатуры иракского премьера. Однако Тегеран через своих союзников из числа депутатов блоков «Фатх» и «Саирун» организовал обструкцию формированию нового правительства. 9 апреля президент Ирака Бархам Салех поручил формирование нового кабинета министров бывшему главе иракской разведки Мустафе аль-Каземи. Будучи руководителем Национальной разведывательной службы Ирака, М.аль-Каземи не мог не сотрудничать с США. В то же время у него сложились давние и конструктивные отношения с Тегераном. По мнению автора статьи, об одобрении иранским руководством кандидатуры М.аль-Каземи свидетельствует встреча последнего с секретарем Высшего совета национальной безопасности (ВСНБ) Ирана контр-адмиралом Али Шамхани. По мнению иранского эксперта, Вашингтон и Тегеран решили на этот раз не превращать Ирак в поле своей борьбы и согласились на компромисс при назначении нового премьера этого ближневосточного государства.

На том же портале была опубликована статья профессора политической географии университета Алламэ Табатабаи Саида Рамадани «Возможности и вызовы, стоящие перед правительством Мустафы аль-Каземи» (2). Автор выделяет ряд обстоятельств, которые играют на руку будущему премьеру и обеспечивают ему некоторую свободу действий. Во-первых, назначение Мустафы аль-Каземи на должность главы правительства обеспечивается широким консенсусом политических сил Ирака. Его кандидатура была поддержана основными шиитскими политическими партиями и движениями, представленными в парламенте (бейт аш-шийи), а также депутатами от иракских курдов и суннитского блока «Аль-Карар». Во-вторых, назначение М.аль-Каземи было абсолютно легитимным, так как состоялось в соответствии со всеми процедурами, предусмотренными иракской конституцией.  Выигрышна, по мнению иранского аналитика и сама фигура будущего премьер-министра. С одной стороны, Мустафа аль-Каземи – человек известный в Ираке и в мире. С другой стороны, он не является членом ни одной из политических партий Ирака и никому из видных политиков страны ничем не обязан. Одновременно он не замешан в коррупционных скандалах, сотрясающих Ирак. В-третьих, фигура нового иракского премьера является приемлемой для двух иностранных держав, в наибольшей степени влияющих на иракскую ситуацию, а именно для Ирана и США. Одновременно Мустафа аль-Каземи поддерживает очень хорошие отношения с иракскими курдами. В 1991 году, после подавления шиитского восстания, он бежал из страны через Иракский Курдистан, а  вернувшись в Ирак в 2003 году, некоторое время жил в Киркуке, занятом отрядами пешмерга.

Затем автор перечисляет вызовы, стоящие перед будущим правительством, а также политические и экономические угрозы Ираку. Во-первых, это снижение мировых цен на нефть, что угрожает Ираку суровым экономическим кризисом. Нынешний бюджет Ирака подразумевает 135 млрд долларов. Он составлен, исходя из цен на нефть 56 долларов за баррель. Его придется секвестировать на 30 млрд долларов. 5 млн граждан Ирака являются государственными служащими или бюджетными работниками. Их сокращение болезненно ударит по благосостоянию их семей. Вторым серьезным вызовом для Ирака является эпидемия коронавируса. Она нанесет удар по экономике страны (как впрочем и по экономике других стран мира). На борьбу с ней намечено затратить 150 млн  долларов, что в условиях снижения экспортных доходов также болезненно дли Ирака. В-третьих, угрозой для Ирака является разруха в суннитских провинциях, пострадавших в ходе войны против террористической организации «Исламское государство». Экономика и инфраструктура этих регионов лежит в руинах.  По подсчетам международных экспертов, на их восстановление надо затратить 100 млрд долларов, а процесс восстановления еще и не начинался.

В-четвертых, вызовом для правительства М.аль-Каземи будет вопрос со статусом американских войск, находящихся на территории страны. 5 января парламент Ирака принял законодательное решение о выводе американских войск, но практически у руководства страны нет рычагов, чтобы этот вывод осуществить. В-пятых, серьезным вызовом для нового правительства будет народное протестное движение, поднявшееся в 2019 году против коррумпированной политической элиты.  В-шестых, туманными и неопределенными являются перспективы отношений между Багдадом и Эрбилем. Ряд политических мер, предпринятых Багдадом и Тегераном, на время приглушили стремление иракских курдов к независимости, но не уничтожили его вовсе.

 

  1. http://www.irdiplomacy.ir/fa/news/1990650
  2. http://www.irdiplomacy.ir/fa/news/1990666
62.66MB | MySQL:101 | 0,699sec