Очередная активизация боевых действий в сирийской провинции Идлиб и интересы ОАЭ

Сирийская армия нанесла 21 апреля ракетно-артиллерийские удары по позициям террористов из группировки «Джебхат ан-Нусра» (запрещена в РФ) в окрестностях города Афис в провинции Идлиб. Об этом сообщил новостной портал «Аль-Масдар». По его информации, командование ВС республики неоднократно предупреждало в последние дни, что не намерено терпеть скоплений бандформирований в этом районе. Создание противником форпоста в Афисе и переброска туда подкреплений, по мнению сирийских военных, несет угрозу правительственным войскам, размещенным на юге и востоке Идлиба. Кроме того, как указывает «Аль-Масдар», в Дамаске считают, что укрепление террористами и их союзниками своего присутствия в Афисе нарушает договоренности о режиме прекращения огня в северной зоне деэскалации от 5 марта. По сведениям портала, сирийская артиллерия нанесла также удары в понедельник по базам боевиков из «Туркестанской исламской партии» — экстремистской организации, состоящей из наемников-уйгуров (тюркский народ, проживающий в автономном районе Синьцзян на северо-западе Китая). Ранее они неоднократно обстреливали мирные селения в Идлибе и Хаме, находящиеся под защитой сирийских военнослужащих. Президент Сирии Башар Асад обвинил 21 апреля Анкару в посягательствах на сирийский суверенитет. Как передало агентство САНА, Асад утверждал, что Турция удерживает под своей оккупацией северные районы страны и увеличивает там число наблюдательных пунктов, которые, по его словам, «на самом деле являются военными базами». Президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган выступил в этот же день с утверждением, что правительственная армия Сирии «усилила агрессию» в провинции Идлиб.   «Режим [президента Сирии Башара Асада] усилил агрессию в Идлибе. Если режим продолжит поступать подобным образом, то он заплатит за это очень серьезными потерями», — сказал он.  При этом Эрдоган заявил о намерениях «дать отпор агрессивным действиям, сохраняя приверженность договоренностям с Россией от 5 марта». По словам турецкого президента, Анкара «не намерена терпеть действия сомнительных организаций, совершающих провокации с целью нарушить режим прекращения огня в Идлибе».  Между тем сирийский лидер Башар Асад заявил ранее, что действия Турции на севере Сирии разоблачают экспансионистские намерения Анкары. «Турция не прекращает посягательств на сирийский суверенитет и не выполняет своих обязательств в соответствии с договоренностями, достигнутыми в Астане [ныне столица Казахстана Нур-Султан] и Сочи», — подчеркнул он. Асад указал, что Турция удерживает под своей оккупацией северные районы и увеличивает там число наблюдательных пунктов, которые, по его словам, «на самом деле являются военными базами». В этой связи закономерен вопрос: что стоит нынешней активизацией далеко не только словесными способами противостояния между протурецкими силами и сирийскими правительственными войсками? Прежде всего, рискнем предположить, что состоявшиеся два дня назад телефонные переговоры между российским и турецким лидерами были посвящены не только вопросам энергетики и борьбы с пандемией, как это было объявлено в официальном пресс-релизе. Там также обсуждалась и ситуация в том же Идлибе, о чем было сказано в том же релизе вскользь. Но эта тема, скорее всего, была далеко не проходной, и она безусловно сейчас актуальна.
Теперь по сути. Как полагают некоторые эксперты, нынешняя активизация боевых действий в Сирии напрямую связана с действиями Абу-Даби. Началом этой новой инициативе ОАЭ было официально положено еще 27 марта, когда наследный принц Абу-Даби шейх Мухаммед бен Заид Аль Нахайан и президент Сирии Башар Асад провели переговоры по телефону, в ходе которых обсудили предпринимаемыми усилия по борьбе с коронавирусом. Об этом говорится в переданном агентством САНА сообщении пресс-службы главы сирийского государства.  «Шейх Мухаммед заявил о поддержке Сирии в этот исключительный момент и пообещал, что Объединенные Арабские Эмираты (ОАЭ) окажут помощь сирийскому народу», — указывается в сообщении. По словам принца, «братская арабская Сирия не останется в одиночестве в этих критических условиях». Снова зафиксируем, что тема гуманитарной помощи по борьбе с пандемией становится универсальным прикрытием для решения чисто политических задач. В данном конкретном случае для ОАЭ. Дамаск и Абу-Даби возобновили между собой дипломатические отношения в декабре 2018 года. ОАЭ официально признали, что приостановка с 2011 года членства Сирии в Лиге арабских государств была ошибкой. Таким образом, для затравки ОАЭ снова запустили крайне актуальную для Москвы и Дамаска тему возвращении Сирии в ряды ЛАГ. Эта тема была центральной какое-то время назад для МИД РФ, но сдвинуть ее в положительном направлении не удалось: ОАЭ и Бахрейн ограничились открытием своих посольств в Дамаске. При этом резко отрицательная позиция Эр-Рияда по этому вопрос никуда не делась, а именно королевство является на сегодня (и рискнем предположить, что и на среднесрочную перспективу) основным препятствием для восстановления членства Дамаска в ЛАГ. На сегодня эксперты фактически единодушны в своем мнении, что наследный принц Абу-Даби пытается убедить Дамаск нарушить режим прекращения огня в Идлибе в целью отвлечь турецкие ресурсы с ливийского направления. В этой связи в рамках своих телефонных переговоров с Б.Асадом наследный принц Мухаммед бен Заид этой темы напрямую не касался, но обозначил размеры и суммы гуманитарной поддержки Дамаска. Если называть вещи своими именами, то он зафиксировал своим разговором факт состоявшейся предварительной договоренности на тему продолжения противодействия Дамаска турецкому присутствию на севере Сирии. Если еще проще, то в планах ОАЭ сорвать или «подвесить» соглашение о прекращении огня между Турцией и Россией от 5 марта путем возобновления военного наступления на позиции исламистов в северо-западной провинции Идлиб. Смеем утверждать, что предварительные договоренности с Дамаском на эту тему были достигнуты гораздо раньше. И в общем-то не случайно, что за несколько дней до встречи турецких и российских официальных лиц в Кремле 5 марта наследный принц Абу-Даби направил высокопоставленного чиновника Али аш-Шамси в Дамаск для переговоров о сделке с Асадом. Кратко напомним, кто такой Али аш-Шамси. Заместитель генерального секретаря Высшего совета национальной безопасности ОАЭ Али бен Хамад аш-Шамси уже неоднократно посещал Дамаск, где встречался с генеральным директором по безопасности Сирии и близким советником Асада Мухаммедом Дибом Зайтуном. Обратим внимание на то, что именно эта фигура курирует в ОАЭ все вопросы, связанные со сбором развединформации в отношении активности «Братьев-мусульман» и их спонсоров в лице Турции и Катара от Египта до Йемена. В рамках миссии Али бен Хамада аш-Шамси между сторонами еще в сентябре прошлого года была достигнута договоренность о начале обмена развединформацией и продолжения неформального диалога между Объединенными Арабскими Эмиратами и Сирией через посла ОАЭ в Бейруте Хамада бен Саида бен Султана аш-Шамси. Дипломат, который происходит из того же племени, что и сам Али аш-Шамси, является тяжеловесом дипломатического и политического аппарата ОАЭ. В течение многих лет он был директором Министерства иностранных дел, отвечающим за контроль за импортом и экспортом военной техники и товаров двойного назначения. В то время он также входил в состав правления холдинга «Аль-Айн», возглавляемого бывшим вице-премьер-министром Хамданом бен Заидом бен Султаном Аль Нахайаном, братом наследного принца Мухаммеда бен Заида. А.аш-Шамси также возглавлял холдинг «Аль-Дахра2, дочернее предприятие «Аль-Айн»» по стратегическим инвестициям в сельское хозяйство эмирата, которому принадлежит около 200 000 гектаров земли в Африке, Египте и Пакистане. Ливанский канал коммуникации сейчас по прежнему актуален, несмотря на открытие в Дамаске посольства ОАЭ.
Наследный принц Абу-Даби через А.аш-Шамси предложил тогда Асаду 3 млрд долларов для возобновления наступления на последний оплот сирийской оппозиции. По-видимому, до конца марта должен был быть выплачен 1 млрд долларов, причем 250 млн долларов, как сообщается, были выплачены авансом. Ряд источников также утверждает, что хотя переговоры между ОАЭ и Сирией проводилась секретно,США о них стало известно очень оперативно. Это обстоятельство безусловно напрягает ОАЭ. Тем более, что на этих переговорах тема ослабления санкционного прессинга на Иран также стояла. И в этой связи политика (пусть и очень аккуратная) Абу-Даби в отношении Тегерана является одним из немногих моментов напряженности между ним и Вашингтоном. Это не только использование иранских возможностей для контрабандного импорта ОАЭ древесного угля из Африки, но и поблажки в замораживании финансовых авуаров Ирана в банках ОАЭ. Так, в октябре прошлого года ОАЭ разморозили замороженные иранские активы на сумму 700 млн долларов.
Ряд анонимных сирийских источников в этой связи утверждает, что во время последних по времени столкновений в Идлибе Али аш-Шамси встретился с Башаром Асадом и попросил его не договариваться с Р.Т.Эрдоганом о прекращении огня. Это произошло как раз перед встречей Р.ТЭрдогана с В.В. Путиным. Асад обусловил этот момент финансовой поддержкой. По этим же данным, сирийский президент сказал А.аш-Шамси, что «Иран перестал платить, потому что у них нет наличных денег, а русские все равно не платят. Поэтому он попросил  5 млрд долларов для прямой поддержки Сирии. Они договорились о 3 млрд долларов,  1 млрд был выплачен до конца марта». Сложно проверить достоверность этих цифр. Смеем предположить, что речь о деньгах действительно шла на этих консультациях, и они сейчас идут в Сирию по каналам борьбы с корановирусом, но их объем сильно меньше. Те же источники утверждают, что срочный визит министра обороны РФ С.Шойгу в Дамаск 24 марта был обусловлен во многом именно стремлением Москвы сыграть на опережение и сохранить перемирие с Анкарой путем вынуждения Дамаска отказаться от его планов по конфронтации в Идлибе.
Однако к тому времени ОАЭ уже выплатили Асаду первые 250 млн долларов. Высокопоставленный анонимный турецкий чиновник подтвердил сообщение о предложении Абу-Даби Дамаску, заявив, что «все, что я могу сказать, это то, что эти данные о передаче денег соответствует действительности». Попытки ОАЭ повлиять на Сирию и возобновить наступление в Идлибе на этом не закончились, поскольку даже после сурового предупреждения со стороны Москвы Дамаску в ОАЭ продолжают призывать Башара Асада следовать этому плану. В качестве дополнительного стимула ОАЭ направили в Сирию несколько новых финансовых траншей и партий медикаментов. И как следствие мы видим нынешнюю военную активизацию в Идлибе.
Мотивы такой политики Мухаммеда бен Заида были частью двуединой атаки против влияния Турции в регионе. Во-первых, он стремился связать турецкие силы в длительном и кровопролитном военном конфликте на севере Сирии, как это уже было в случае сокрушительного военного возмездия Турции против сил сирийского режима после гибели 36 турецких солдат. Во-вторых, он хотел растянуть ресурсы и потребности турецкой армии до такой степени, чтобы это кардинально отвлекло ее от кампании в Ливии. Это, согласно плану наследного принца, позволило бы Халифе Хафтару окончательно взять под свой контроль ливийскую столицу Триполи. В рамках решения этих задач атаки сирийских правительственных сил в основном против туркоманов и уйгуров, которые являются костяком турецкого «сирийского экспедиционного корпуса» в Ливии, выглядят логичными.
Ровно также логичным выглядит и визит делегации Временного правительства Восточной Ливии в Дамаск 1 марта, где она встретилась с президентом Башаром Асадом, а также вновь открыла ливийское посольство в Дамаске, которое было закрыто бывшим ливийским Национальным переходным советом еще в 2012 году. Абдулхади Эльвег, министр иностранных дел Восточной Ливии, заявил, что Ливия и Сирия борются «с одним врагом, который продает Ливию и Сирию колонизаторам, особенно турецким», ссылаясь на безопасность и морскую сделку правительства национального единства (ПНС) с Турцией. Сам Хафтар также тайно посетил Сирию в начале марта и даже побывал на  линии фронта к югу от Идлиба и на границе с Израилем. Близкие к нему СМИ транслировали видеозаписи этого визита, не уточняя, когда именно он состоялся. Интересно, что Хафтар не встречался с президентом Б.Асадом. Его показывали только на встречах с высшими сирийскими генералами. Неясно, чего хотел добиться Хафтар таким визитом, но поступали сообщения о том, что сирийские военные эксперты прибывают в Восточную Ливию для поддержки ЛНА. Эти сообщения позже были опровергнуты самими источниками в ЛНА. Об этом поговорим ниже, пока рискнем предположить, что интерес Хафтара к Дамаску обусловлен прежде всего необходимостью налаживания обмена развединформацией с Дамаском в отношении сирийских наемников в Ливии. Что касается использования наемников, то их услугами пользуются как в ПНС, так и ЛНА. Как утверждают турецкие источники, российская ЧВК «Вагнер» начала вербовку десятков молодых людей в Сирии для участия в боевых действиях в Ливии на стороне сил ЛНА. При этом такая вербовка в основном идет в регионе Кунейтры среди лиц, которые заинтересованы в хорошей зарплате и у кого есть проблемы с местными органами безопасности по поводу их прежнего участия в вооруженном сопротивлении. Насколько эти данные верны, сказать пока сложно. В пользу этой версии отметим только два момента.

1.Регулярные авиарейсы из Сирии в Ливию, за которыми стоят, как утверждают французские источники, именно люди из ЧВК «Вагнер». Airbus 320, эксплуатируемый сирийской компанией Cham Wings Airlines, с начала января совершил по меньшей мере девять обратных рейсов между Дамаском и Бенгази. Считается, что этот самолет перебрасывал из Сирии сотрудников этой ЧВК и их оборудование. Как утверждают турецкие источники, и завербованных сирийцев.

2.Ранее ОАЭ уже пытались вербовать в Судане молодежь для войны в Ливии. Эта затея закончилась скандалом, и эмиратовцы были вынуждены эвакуировать суданцев на родину за свой счет.

51.52MB | MySQL:101 | 0,333sec