Оценки китайских специалистов текущей ситуации в Афганистане. Часть 3.

Китай по-прежнему пессимистично настроен в отношении Афганистана даже после заключения соглашения между США и талибами. Самым большим вызовом для Пекина в Афганистане станет значительное ухудшение ситуации в сфере безопасности в случае, если внутриафганский мирный процесс рухнет.

В настоящее время в Пекине проводится ряд мероприятий, в рамках которых анализируются различные подходы, возможные для применения Китаем в  предстоящие месяцы и годы. Эксперты полагают, что в ситуации с конфликтом в Афганистане Китай будет отдавать приоритет многостороннему подходу. Если ситуация в сфере безопасности ухудшится, китайские стратеги, скорее, призовут к созданию миротворческой миссии, в которую будут входить китайские войска, а не поддержат одностороннее вмешательство какой-либо региональной страны. На данном этапе Китай не рассматривает одностороннее вмешательство ни при каких обстоятельствах, так как он не является участником внутриафганского конфликта, а репутация Афганистана как «кладбища империй» постоянно удерживает Пекин от прямого вмешательства, которое подорвало бы его нынешнюю выгодную позицию в отношениях с Кабулом и движением «Талибан» (запрещено в РФ). Ввиду заинтересованности и участия стран региона во внутриафганском мирном процессе, одностороннее решение афганского вопроса не подлежит обсуждению. Во-вторых, в случае, если американский подход окажется неэффективным, Китай может предложить Шанхайской организации сотрудничества (ШОС) усилить свою роль в Афганистане в последующее десятилетие. Членами ШОС являются практически все заинтересованные страны региона, и, хотя организация не обладает определенными военными или гражданскими возможностями в области безопасности, она имеет сильный мандат по обеспечению мира и стабильности в регионе. В конечном итоге, если ситуация в Афганистане стабилизируется, Китай поддержит включение страны в механизмы и рамки ШОС. В-третьих, Китай рассматривает многостороннее соглашение о безопасности в качестве предварительного условия для мероприятий по усилению экономического развития в Афганистане. В последнее десятилетие китайские эксперты неоднократно связывали провалы двух проектов – медного рудника Айнак и нефтяного проекта Амударья – с невозможностью строительства инфраструктуры и разведки ресурсов во время продолжающегося конфликта. В случае стабилизации обстановки в стране, Китай будет заинтересован в том, чтобы занять более весомую роль в афганской экономике при наличии местных заверений в безопасности и многосторонней поддержки. Стоит отметить, что Китай уже получил молчаливое заверение от талибов в безопасности и защите при строительстве и расширении Китайско-пакистанского экономического коридора (КПЭК) через железную дорогу до Кандагара. Детали этого соглашения, однако, остаются неясными. В-четвертых, Китай не уверен, останется ли Афганистан в фокусе сотрудничества между Китаем и США, но надежда на это остается. В последнее десятилетие Соединенные Штаты и Китай сотрудничали в рамках программ по наращиванию потенциала в Афганистане, включающих подготовку полицейских и проведение разминирования. Сначала китайцы рассматривали военное присутствие США и участие Китая в экономической деятельности Афганистана как взаимодополняющие меры, однако то, в какой степени США сохранят приверженность поддержке Афганистана в перспективе, будет являться фактором, определяющим характер и масштаб мероприятий, проводимых Китаем в этой стране. Наконец, что не менее важно, сделка США с талибами сыграла в пользу Пакистана, и это может обострить отношения между Нью-Дели и Вашингтоном. Цель Индии в Афганистане – смягчить стратегическое влияние Пакистана, чтобы он не мог быть использован в качестве убежища для антииндийских террористических групп. Индия также пыталась обеспечить через Афганистан доступ в Центральную Азию в обход Пакистана, в том числе путем финансирования порта Чабахар в Иране вблизи афганской границы. Однако стратегическая ценность Афганистана для Индии  также основывается на присутствии в стране военного контингента США. В связи с ожидаемым выводом американских войск с территории Афганистана стратегические инвестиции Индии, по-видимому, в значительной степени  будут обречены. Для Китая провал Индии в афганском контексте означает победу Пакистана. С выводом войск США из страны Пакистан, как полагают, будет в значительно большей степени влиять на события в Афганистане, эффективно уменьшая свою стратегическую уязвимость. Усиление роли Пакистана в Афганистане будет не только косвенно способствовать усилению влияния Китая, но и потенциально улучшит переговорные позиции как Исламабада, так и Пекина по отношению к Вашингтону. Хотя Китай придерживается негативного и пессимистического взгляда на внутренний мир и стабильность в Афганистане после заключения мирного соглашения, для него все же существуют некоторые просветы в региональной геополитике.

Таким образом, после двух десятилетий развития связей как с афганским правительством, так и с движением «Талибан», Китай играет особую посредническую роль в афганском мирном процессе. Пекин с оптимизмом смотрит на перспективу вывода войск США из Афганистана, но при этом скептически относится к тому, что Вашингтон успешно с этим справится. В то же время Пекин глубоко пессимистично настроен в отношении будущего мирного процесса и вакуума власти, который может остаться после ухода американских сил, поэтому готовится к многостороннему взаимодействию для решения этой проблемы в перспективе. Китай считает свою роль в Афганистане, выходящую за рамки мирного урегулирования, осторожной и гибкой. Несмотря на то, что он не принимает активного участия в разрешении внутриафганского конфликта, Китай является влиятельным региональным игроком, авторитет которого нельзя игнорировать, особенно по той причине, что китайские инвестиции будут иметь решающее значение для будущего постконфликтного восстановления и экономического развития Афганистана.

52.45MB | MySQL:104 | 0,347sec