Турецкие эксперты о «Хайят Тахрир аш-Шам» в Сирии. Часть 1

Нынешняя ситуация в мире с пандемией коронавируса отодвинула на второй план, во всяком случае, в медийном пространстве, происходящее в Сирии и в последней зоне деэскалации а провинции Идлиб.

При этом, совместные российско-турецкие патрулирования, предусмотренные договоренностями на высшем уровне, достигнутыми 5 марта с.г. в Москве, с поправкой на пандемию, продолжаются.

Более того, параллельно, продолжаются и дискуссии в Турции на тему того, как следует поступить с террористической группировкой «Хайят Тахрир аш-Шам»  (ХТШ, запрещена в России – В.К.) в Идлибе?

Происходят эти дискуссии на фоне того, что Турция продолжает укрепляться в Идлибе, пользуясь возникшей паузой, в качестве благоприятной для себя возможности. Однако, те обязанности, которые взяла на себя страна в рамках договоренностей с Россией, с неё никто не снимает.

Мы уже писали на страницах Института Ближнего Востока о мнении экспертов главного мозгового центра Турции – Фонда политических, экономических и социальных исследований Турции (SETAV) о том, что оптимальным, для Турции, является дерадикализация ХТШ, превращение её в политическую структуру и интеграция в будущую систему власти.

Альтернативные варианты, предполагающие, в том числе, и прямое столкновение между этой террористической группировкой и Вооруженными Силами Турции, были турецкими экспертами признаны слишком затратными с точки зрения ресурсов – человеческих, финансовых и временных. С учетом того, что ХТШ является самой большой военной силой в Идлибе, после, теперь уже, ВС Турции. Обратный вариант – превращение ХТШ в политическую структуру и интеграция её в систему управления провинцией – является для турок, как можно судить, базовым.

Примером для Турции, в этом смысле, является сделка, достигнутая между США и «Талибаном» в Афганистане.

Именно в этом направлении и движется турецкая мысль – если говорить о взгляде провластных политологов и мозговых центров.

В 2018 году в турецком интернет-пространстве возник ресурс «Повестка дня Сирии» (http://www.suriyegundemi.com/) в качестве журнала о региональной политике и, в частности, об обстановке в Сирии. Целью этой платформы было заявлено информировать турецкое общество о текущей ситуации в соседней стране, охваченной гражданской войной.

Заметим, что учредители площадки, тесным образом, связаны с упомянутым выше Фондом политических, экономических и социальных исследований Турции. Вещание ведется на этой площадке не только на турецком, но и на английском языке.

Коллективом авторов ресурса «Повестка дня Сирии» в конце апреля месяца был опубликован сборник статей под общим заголовком «Дискуссии о Хайят Тахрир аш-Шам».

Сборник был опубликован на турецком языке. Рассмотрим кратко этот документ, пытающийся, как это следует из названия, ответить на один из принципиальных вопросов, касающихся дальнейшей обстановки в зоне деэскалации Идлиб.

Опустим раздел «Благодарности», а также описание основных игроков, действующих в провинции (последнее – как хорошо известное специалистам – читателям сайта ИБВ – В.К.).

Переходим непосредственно к статьям Сборника.

Первую из них написал Кутлухан Гёрюджю. Как указывается в Сборнике, К. Гёрюджю является ассистентом по исследованиям в Директорате внешней политики в SETAV. Он является редактором веб-сайта «Повестка дня Сирии».

Статья озаглавлена: «Между отступничеством и приверженностью: Хайят Тахрир аш-Шам – куда дальше?».

Опять же пропускаем раздел, касающийся истории возникновения этой террористической группировки ХТШ и переходим непосредственно к описанию тех споров, которые сейчас в ХТШ отмечаются турецкими экспертами.

Напомним, мы уже делали анализ публикаций SETAV, где отмечались жаркие споры в группировке относительно её дальнейшего будущего. Как в них было указано, наиболее радикально настроенные члены группировки сейчас начали откалываться и формировать свои структуры, будучи недовольными смягчением риторики ХТШ и её желанием, отмечаемым турецкими экспертами, превратиться в политическую силу в Идлибе. Причем, силу международно признанную. Для чего в группировке обсуждается ряд сценариев.

Как отмечается автором, проект по превращению ХТШ в зонтичную структуру, под которой соберутся оппозиционные силы провинции, провалился. В настоящее время, главная дискуссия, которая развернулась в группировке идет вокруг того, как ей выйти из местной, национальной и международной изоляции, в которую она попала.

Одним из вариантов, в этом смысле, является очередной роспуск группировки и создание её заново под другим названием. Невзирая на то, что ХТШ отвергает эти заявления в прессе, как пишет автор материала, обсуждение этого сценария в ХТШ идет (мы уже писали на страницах ИБВ о том, что этот сценарий имеет очевидные минусы, которые заключаются в том, что в глазах международного сообщества будет трудно отделаться от «террористического хвоста», который будет тянуться не за организацией, которую можно открывать и закрывать по 10 раз на неделе, а именно за её конкретными деятелями – В.К.).

Как указывается автором: «В то время, как внутри группировки идут эти дискуссии и, на словах, говорится о смещении оси (в сторону снижения уровня радикализма и превращения в политическую структуру – В.К.), вместе с этим растет обеспокоенность тем, что радикально настроенные элементы перейдут в другие группировки».

Наряду с этим, как отмечается автором, лидирующие кадры ХТШ воевали в Афганистане и в Ираке с риторикой «Аль-Каиды» (запрещена в России – В.К.) о «глобальном джихаде».  И, соответственно, лидеры группировки несут эти «идеологические обязательства» (то есть, смена риторики неизбежно ударит по «аудитории» группировки, от которой отколются наиболее радикально настроенные элементы – В.К.).

Процитируем автора:

«Однако, на данный момент «Талибан» (Исламский эмират Афганистан), признанный со стороны «Аль-Каиды», является примером стратегии, которой придерживаются на земле Афганистана. В конце концов, хотя «Аль-Каида» и продолжает говорить про «глобальный джихад» на уровне риторики, она (организация – В.К.) сосредоточилась на завоевании местного пространства во многих областях, особенно, в Сирии. Конечно, в дополнение к тому, что «Исламское государство» (ИГ, здесь и далее, запрещенная в РФ террористическая организация – В.К.) использует этот подход «глобального джихада», следует также упомянуть отсутствие потенциала у «Аль-Каиды», чтобы вести такую войну. Фактически, «Исламское государство», провозгласившее «халифат» и использовавшее после этого «ветер в спину», уже осуществило подобные действия, однако, не смогло перевести их в устойчивую плоскость».

Как указывается автором статьи, сегодня среди групп и отдельных лиц, исповедующих концепцию «глобального джихада», продолжаются дискуссии на тему так называемой «методологии джихада».

Процитируем автора материала: «Невзирая на то, что каждая война и внесенные новшества вновь разжигали дискуссии, в общем, можно видеть, что кровь проливается на более умеренную почву. Однако, невзирая на это, данный процесс открывает дорогу для ещё большей радикализации определенных элементов, в первую очередь, для иностранных боевиков. «Хуррас ад-Дин» является одним из примеров радикализации. Существует также ностальгия по «Аль-Каиде» и борьба за лидерство. Наряду с тем, что ХТШ, все больше, локализуется (то есть, избавляется от иностранных боевиков, становится местной структурой и пытается политизироваться, как отмечается турецкими авторами – В.К.), общая позиция «Хуррас ад-Дина» заключается в следующем: было бы целесообразно вернуть идеологическую дисциплину и перейти от войны за контроль над территориями к войне идей с использованием партизанских методов».

Следующий раздел материала озаглавлен как «Пат «Аль-Каиды»».

Процитируем видение ситуации для этой группировки турецким экспертом:

«Появление ИГ, в качестве альтернативы феномену «Аль-Каиды», и её внезапное превращение в глобальную угрозу подорвало планы «Аль-Каиды». В конце концов, во многих регионах структуры, связанные с «Аль-Каидой», присоединились к руководству ИГ.  ИГ уничтожило всю память об «Аль-Каиде», наряду с этим, через практические акции, показало свои отличия, и, таким образом, стало центром жестокости. Оно удивило даже тех, кто симпатизировал «Аль-Каиде», которая искала, после Усамы бен Ладена, харизматичное лидерство, а также новое, практическое или риторическое, дыхание».

Как указывается турецким автором, тот процесс, свидетелями которого мы стали в период с 2014 по 2018 года, выбросил «в помойку» все прочтения «глобального джихада». Однако, невзирая на это, есть те круги, которые считают себя «обязанными» ИГ.

Процитируем турецкого автора:

«Сегодня эту позицию представляет (организация) «Ансар аль-Таухид» (старое название — «Джунд аль-Акса»), которая сформировала союз с «Хуррас ад-Дином»». И далее: «В «Аль-Каиде» и в кругах, где процветает идеология «глобального джихада», продолжаются дискуссии на тему верности и отступничества и, на протяжении ряда лет, наблюдается увлеченность феноменом ИГ.

Как указывается автором, «Хуррас ад-Дин» обвиняет руководство ХТШ за проникновение Турции в регион. При этом, «Хуррас ад-Дин», по его словам, очевидным образом, не имея из-за ХТШ доступа к тяжелым вооружениям, потерпел поражение в войне. Однако, вместо того, чтобы думать о гражданском населении, (организация) проводит иную политику, чем в Йемене (там, как указывается турецким автором, «Аль-Каида» выводит из-под удара гражданское население – В.К.). Сегодня же этот подход открыл дорогу к тому, чтобы 1,6 млн жителей Идлиба снялись со своих насиженных мест.

Процитируем автора: «Однако, необходимо иметь в виду, что фактором, ограничивающим способность ХТШ к подвижности (идеологической – В.К.), является прошлая связь с «Аль-Каидой» и интеллектуальная размытость… Наряду с этим, по-прежнему, самым большим психологическим фактором является дилемма между тем, чтобы быть «отступником» или «верным»».

Следующий раздел статьи озаглавлен как «Новое прочтение «Талибана»?».

Как указывает автор, «Талибан», подписавший мирное соглашение с США, в определенной степени, объявил о своей победе в Афганистане. Параллельно с этим, из США начали поступать комментарии в адрес ХТШ, которые могут быть квалифицированы в качестве положительных. Разумеется, возник законный вопрос о том, не изменилась ли парадигма США?

Здесь турецкий автор цитирует спецпредставителя США по Сирии  Джеймса Джеффри, который заявил буквально следующее:

«… Они, прежде всего, сфокусированы на борьбе с режимом Асада. Мы ещё пока не приняли эти заявления, однако, сами они, утверждают, что не являются террористами, а патриотическими оппозиционными борцами. В течение этого времени, мы не видели того, чтобы они представляли бы угрозу». Как указывается автором, в районе Идлиба в качестве своей цели США выбрали именно «Хуррас ад-Дин».

В качестве одной из версий, объясняющих подобную риторику США, турецкий автор называет попытку внести раскол в организации, путем «надавливания» на точки раздора. С учетом того, что, по словам автора, США научились «работать» с такими разновидностями организаций, особенно после 11 сентября. При этом, стоит ещё раз заметить, что нападки США касаются именно «Хуррас ад-Дина», но не ХТШ.

Процитируем автора статьи:

«Если мы рассмотрим суннитские политические или военные организации, особенно «Аль-Каиду» и ее производные, с точки зрения США, существует вероятность появления новой реальности. Ближний Восток не входит в число внешнеполитических приоритетов США (когда исключается фактор Израиля – В.К.), что стало более заметным с администрацией Трампа. Азиатские страны, которые постепенно стали центром мировой экономики, и особенно Китай, оказались в центре внимания США. С этой точки зрения понятно, что США не намерены брать на себя расходы на безопасность и военные расходы на Ближнем Востоке или в борьбе «глобальным джихадом». Мирное соглашение с талибами в Афганистане и следующие шаги по выходу (американских военнослужащих из региона – В.К.) могут быть прочтены с этой точки зрения».

Как справедливо указывается автором, война в Сирии не заканчивается после того, как Д.Трамп сделал свое заявление:

«Как эта ситуация отразится в районе Идлиба, остается загадкой в тех кругах, которые не хотят, чтобы США прекратили войну с «Аль-Каидой», и, соответственно, не считают соглашение с талибами правильным. Однако, на данный момент можно констатировать, что США находятся в поиске путей перевода войны с «Аль-Каидой» со стратегического уровня на тактический уровень. Нынешние возможности «Аль-Каиды» также приводят к этому».

Что же до перспектив и до модели для Идлиба, турецкий автор заключает следующее:

«На территории Идлиба, США могут игнорировать «Аль-Каиду2, если она не превратится в глобальную угрозу. Кроме того, США придерживались, в ходе войны в Сирии, политики в этом направлении. Это создало понимание, которое ослабляет глобальное давление с целью нормализации Идлиба, и концентрирует приоритеты западного мира и, в особенности США, на беженцах. В связи с этим, Идлиб занял центральное положение в сирийской политики Турции и даже Европы. К наиболее важным пунктам повестки дня относятся: тот факт, что мирные жители мешают России и Ирану полностью доминировать в регионе, и осмысленное присутствие оппозиции. Несмотря на это понимание, для того чтобы прекращение огня, согласованное в Москве, было устойчивым, нужен импульс. Говоря открыто, для этого необходимо новое прочтение ХТ», «Хуррас ад-Дин» и других организаций. Это откроет перед Турцией возможности для того, чтобы предпринять больше шагов. Здесь перед нами возникает модель Йемена и Эль-Муккалы в качестве наиболее подходящего выбора. С призывом всех кругов, особенно руководства «Аль-Каиды» и народа Идлиба, «Аль-Каида» и ее производные прекратят свою активность в регионе или примут другую форму. Фактически, возможно быть «разумным» без того, чтобы быть «отступником» согласно прочтению «Аль-Каиды»».

Итак, подводя черту под публикацией автора: мы, в очередной раз, убеждаемся в том, что основой турецкой политики в Идлибе является достижение договоренностей с террористическими организациями и интегрирование её членов в состав оппозиции.

Достаточно открыто автором материала говорится о том, что «осмысленное» присутствие оппозиции в Идлибе является сдерживающим фактором для присутствия России и Ирана в регионе. Равно как и гражданское население, в контексте возможной гуманитарной катастрофы, также являются для России и Ирана барьером. В случае, если призыв к террористическим группировкам будет услышан, как указывается автором, Турция «сможет принять больше шагов».

Это – довольно интересная формулировка с учетом того, что с 2015 года, когда по Турции прокатилась волна террористических актов, которые были увязаны руководством страны с «гибридным терроризмом РПК и ИГ», турками была объявлена «непримиримая» война с террористическими организациями. И Турция подавала себя чуть ли не в качестве главного борца именно с ИГ,  Вопрос для Турции заключается лишь в том, чтобы убедить международное общественное мнение в верности подобного «нового прочтения», не будучи самой обвиненной, в очередной раз, в пособничестве терроризму в угоду «генеральной линии» по свержению Башара Асада.

52.61MB | MySQL:104 | 0,345sec