О военном сотрудничестве между Турцией и Сербией

Президенты Турции и Сербии Реджеп Тайип Эрдоган и Александар Вучич провели в пятницу телефонные переговоры. Об этом сообщила администрация турецкого лидера.  «В ходе переговоров обсуждались вопросы сотрудничества в борьбе с COVID-19, а также двусторонние отношения и региональные темы», — говорится в распространенном коммюнике. В этой связи отметим, что на первый взгляд несколько парадоксальные действительно конструктивные сербско-турецкие отношения на сегодня объясняются тремя основными моментами.

  1. Это заинтересованность Белграда и Анкары в продлении веток «Турецкого потока» через Сербию в страны ЕС.
  2. Тема  территории Санджак в Сербии. В ноябре президент Вучич отрыто обвинил западные спецслужбы активизации их подрывной деятельности в этой области.   По его словам, Сербия стала объектом «мощной разведывательной деятельности других стран». «Иногда это переходит все границы пристойности. 90% военных, которые у нас появляются, — сотрудники спецслужб, если не ошибаюсь, но некоторые [из агентов] появляются в нашей стране на территории Рашской области, или Санджака, в своей военной форме и разговаривают [с населением] <…> о политических решениях, которые бы разрушили целостность Республики Сербии», — сказал Вучич, уточнив, что «речь идет о сотрудниках австрийской, германской и болгарской служб».     Рашская область, или Санджак (главный город — Нови-Пазар), — регион на юге Сербии, населенный славянами, во время турецкого ига принявшими ислам и с недавних пор именующими себя бошняками. Жители региона тяготеют к Турции как к своей «духовной родине», зачастую не скрывая сепаратистских настроений. Значительная диаспора бошняков из Санджака столетиями живет в Турции, поддерживая свою малую родину финансово и идеологически. Апологеты сепаратистского движения в Санджаке включают в этот регион как территории на юге Сербии, так и районы Восточной Черногории. В данном случае позиция Анкары является одним из ключевых моментов, который позволяет сербскому руководству в значительной степени управлять и гасить сепаратистские тенденции в этой области. Для Белграда это вопрос принципиален с учетом фактора Косово.
  3. Это политика военного нейтралитета Белграда, которая подразумевает диверсификацию своего ВТС и отказ от монополии в нем стран НАТО. И Турция с Россией в данном случае рассматривается Белградом как весомые альтернативные игроки на этом поле.

Турецко-сербские военные отношения получили еще больший импульс благодаря недавно подписанному соглашению о военном сотрудничестве (утверждено турецким парламентом в феврале сего года), в котором обе страны обязуются углублять двусторонние связи в различных областях обороны. Начало этому процессу было положено в октябре 2019 года, когда президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган прибыл с официальным визитом в Сербию для участия во 2-ом заседании Совета сотрудничества высокого уровня Турция-Сербия. По итогам встречи стороны подписали соглашение, которое создает правовую основу для двустороннего оборонного сотрудничества. Тогда стороны также подписали два отдельных соглашения о сотрудничестве в области безопасности и совместном полицейском патрулировании, которые позволили развернуть представителей турецкой полиции на сербской территории в рамках поиска оппонентов турецкого режима. Согласно тексту соглашения о военном сотрудничестве двустороннее сотрудничество предусматривает обмен военным персоналом, материалами, оборудованием, информацией и опытом в областях, указанных в статье 4. В этой статье Турция и Сербия обязуются сотрудничать в оборонной промышленности; обмене данными военной разведки; участии в совместных учениях и тренировках; логистическом сотрудничестве, грантах; связи, электронике, информационных системах и киберзащите; миротворчестве, гуманитарной помощи и операциях по борьбе с пиратством; а также обмене информацией и опытом по организационной структуре вооруженных сил и структуре и оснащению воинских частей. Страны сосредоточат свое внимание на военной подготовке и образовании, военной медицине и здравоохранении, военно-правовых системах, картографии и гидрографии, обмене кадрами для повышения квалификации, обмене информацией и опытом в области военных, научно-технических исследований, а также проведении учебных программ по минам и самодельным взрывным устройствам. Кроме того, соглашение устанавливает условия обращения с секретной информацией, полученной в рамках соглашения, уточняя, как она будет передаваться и использоваться. Турция и Сербия заключили отдельные соглашения для осуществления этого соглашения.
В своем выступлении на официальной церемонии подписания соглашения президент Александр Вучич заявил о заинтересованности Сербии в приобретении определенных видов вооружения и военной техники у Турции. «Сегодня, после переговоров наших экспертов, я впервые говорил с президентом Эрдоганом об оборонном сотрудничестве. Я ожидаю большого прогресса в рамках подписанного сегодня соглашения и большого прогресса в оборонной сфере. Наши эксперты выразили заинтересованность в приобретении определенных видов вооружения и техники у Турции, и мы одновременно выразили желание участвовать в процессах передачи технологий и создания совместных предприятий оборонно-промышленного комплекса, на которые мы не только имеем право, как две суверенные и независимые страны, но и здесь есть огромные возможности, которые были бы выгодны обеим странам с точки зрения экономической выгоды, и я бы сказал, что еще важнее, с точки зрения повышения нашего оборонного потенциала», — заявил Вучич.
На сегодня очевидно, что это соглашение открыла сербский рынок для турецких оборонных компаний, контролируемых президентом Эрдоганом, членами его семьи и лояльными бизнесменами. Это соответствует политике Анкары по использованию оборонного сектора Турции как инструмента усиления своего влияния и своего присутствия в зарубежных странах. В случае с Сербией речь идет о тесно аффилированных с семьей турецкого президента государственных структур, занимающиеся производством, разработкой и закупкой вооружений и военной техники, таких как производитель военной электроники Aselsan, производитель военной авионики Havelsan, производитель ракет Roketsan и Turkish Aerospace Industries (TAI), а также компании Baykar Makina, которая производит вооруженные и невооруженные беспилотники для турецкой армии и правоохранительных органов.

52.47MB | MySQL:104 | 0,347sec