Об изменениях в военно-политической обстановке на Ближнем Востоке и в Северной Африке (11 – 17 мая 2020 года)

Президент Афганистана А. Гани отдал 12 мая приказ силовым ведомствам страны перейти к наступательным действиям против террористов. Соответствующее заявление он сделал в обращении к нации после осуществленных ранее в тот же день экстремистами терактов в Кабуле и провинции Нангархар, в результате которых погибли и получили ранения десятки человек. В приказе президента говорится, что правительственные силы должны «перейти из режима активной обороны к наступательным действиям против боевиков террористических группировок», орудующих на территории Афганистана. А. Гани также утверждал, что радикальное движение «Талибан» (запрещено в РФ) «игнорирует неоднократные призывы афганских властей к сокращению масштабов насилия и прекращению огня». Одновременно президент вновь призвал сторонников «Талибана» «принять предложение [афганского правительства] о восстановлении мира в стране». Днем ранее, 11 мая, власти Афганистана объявили о временной приостановке процесса освобождения заключенных сторонников «Талибана» из-за задержки талибами передачи пленных афганских военнослужащих кабульскому правительству. К этому времени власти выпустили из тюрем тысячу талибов, «Талибан» же передал властям только 105 военнослужащих, находившихся в плену у радикалов. Было заявлено, что процесс освобождения сторонников талибов будет возобновлен только после того, как «Талибан» отпустит на свободу 200 афганских военных.

Представитель талибов заявил 13 мая, что Кабул будет нести прямую ответственность за эскалацию насилия в Афганистане после решения А. Гани возобновить наступательные действия против движения.

14 мая афганское руководство объявило талибов главными виновниками последних по времени нападений в Кабуле, Нангархаре и провинции Лагман, призвав международное сообщество оказать давление на экстремистскую группировку. Кроме того, кабульские власти сообщили, что за последние недели боевая активность талибов повысилась в 15 из 34 провинций Афганистана. В результате нападений экстремистов более 1000 афганских военных и гражданских лиц были убиты и ранены. Талибы потеряли в этих боестолкновениях как минимум 200 своих боевиков. Несмотря на то, что у мусульман идет священный месяц рамадан, уровень насилия в Афганистане резко возрос.

Со своей стороны, власти США пришли к выводу, что не талибы, а группировка «Исламское государство в Хорасане» (ответвление запрещенной в РФ группировки ИГ) несет ответственность за нападение на больницу в Кабуле и теракт на похоронах в афганской провинции Нангархар.

Президент США Д. Трамп отметил, что американские военнослужащие в Афганистане «не занимаются боевыми операциями, а выполняют, по сути, полицейские функции». При этом Д. Трамп добавил, что афганским властям «стоит учиться обеспечивать исполнение этих функций самостоятельно». «Процесс снижения численности иностранных военных в Афганистане продолжается и должен завершиться в установленные сроки в соглашении с «Талибан», – сообщили 15 мая в Пентагоне. Напомним, что согласно договоренностям от 29 февраля с. г. США, их союзники и коалиция намерены вывести все войска из Афганистана в течение 14 месяцев.

17 мая президент Афганистана А. Гани и его основной политический оппонент А. Абдулла подписали соглашение о взаимодействии и разделении властных полномочий в стране. Согласно достигнутой договоренности, Абдулла возглавит Высший совет по национальному примирению страны (вторая по значимости должность в государстве), а его сторонники получат около половины министерских портфелей в правительстве Афганистана.

Госсекретарь США М. Помпео 13 мая посетил с кратким визитом Израиль. В Иерусалиме он провел переговоры с премьер-министром страны Б. Нетаньяху, спикером Кнессета (парламента) Б. Ганцем, а также встретился с бывшим начальником Генштаба израильской армии Г. Ашкенази, который 17 мая возглавил министерство иностранных дел в новом правительстве Израиля. На переговорах Помпео с израильским руководством обсуждались три ключевых вопроса: предполагаемая аннексия Израилем части территорий Западного берега реки Иордан (ЗБРИ), израильско-китайское сотрудничество, развитие которого вызывает все большее недовольство в Вашингтоне, и совместное противодействие Ирану на Ближнем Востоке.

По итогам переговоров с Нетаньяху Помпео заявил, что состоялась «продуктивная дискуссия» о том, как «работать вместе, чтобы справиться со многими общими вызовами». Глава американской дипломатии вновь отметил, что Израиль является «большим другом» США, а «приверженность Соединенных Штатов безопасности Израиля остается неизменной». М. Помпео и Б. Нетаньяху обсудили также усилия двух стран по сдерживанию пандемии COVID-19. В ответ Б. Нетаньяху подчеркнул, что визит М. Помпео в Израиль в это сложное время демонстрирует силу альянса двух стран. Лидер партии «Кахоль-лаван» Б. Ганц обсудил на встрече с М. Помпео «развитие событий в регионе, ядерную программу Тегерана, а также попытки Ирана закрепиться в Сирии и Ливане».

В ходе переговоров М. Помпео убеждал Б. Нетаньяху не спешить с аннексией части территории ЗБРИ, призвал израильских лидеров учитывать «все факторы», связанные с этим шагом, чтобы данная  инициатива была согласована с планом Вашингтона по палестино-израильскому урегулированию. Сам же Б. Нетаньяху «настаивает на распространении юрисдикции Израиля на поселения, занимающие 30% Западного берега Иордана, что означает фактическую аннексию этих территорий и ставит под сомнение возможность создания независимого палестинского государства. Эту меру предполагается ввести уже с июля текущего года».

Премьер-министр Б. Нетаньяху представил 17 мая в Кнессете 35-е правительство Израиля, которое он сформировал по итогам выборов 2 марта, создав коалицию вместе с лидером партии «Кахоль-лаван» Б. Ганцем. В этот же день коалиционное правительство было утверждено депутатами. Ранее, 15 мая, Ганц официально объявил о своей отставке с поста спикера Кнессета.

Жесткую позицию в отношении предполагаемой аннексии Израилем части территории ЗБРИ занял король Иордании Абдалла II. 15 мая он заявил: «Если Израиль действительно аннексирует в июле часть Западного берега Иордана, то это приведет к большому столкновению с Хашимитским королевством. Я не хочу выдвигать угроз и усиливать разногласий, но мы изучаем все варианты [ответа]. Мы согласны со многими странами в Европе и международным сообществом, что закон силы не должен быть применен на Ближнем Востоке». Как подчеркнул иорданский монарх, крах Палестинской национальной администрации «приведет к анархии и росту экстремизма по всему региону». По его словам, урегулирование арабо-израильского конфликта на основе сосуществования двух государств (Израиля и Палестины) остается «единственным путем, который позволит двигаться вперед».

Сложная обстановка сохраняется на северо-западе Сирии в идлибской зоне, где не прекращаются взаимные обстрелы на линии разграничения сирийской правительственной армии и боевиков вооруженной оппозиции. На минувшей неделе состоялись два совместных российско-турецких патрулирования участков трассы М-4 в зоне деэскалации Идлиб, связывающей города Алеппо и Латакию. Сторонники террористического альянса «Хайат Тахрир аш-Шам» (запрещен в РФ) 14 мая в очередной раз попытались перекрыть трассу патрулирования, и закидали бронированные автомобили российской военной полиции камнями. Министр национальной обороны Турции Х. Акар заявил 15 мая, что, несмотря на незначительные нарушения, режим прекращения огня в регионе продолжает соблюдаться. По его словам, в Идлибе присутствуют небольшие группы, пытающиеся саботировать режим перемирия, «однако Анкара и Москва координируют действия, чтобы решать подобные вопросы».

Напряженность сохраняется на юге Сирии, в провинции Дераа, где активизировались боевики вооруженной оппозиции. Командование сирийской армии наращивает группировку для проведения очередной военной операции против исламистов на юге региона. Сообщается, что главными целями операции предположительно будут центры исламистского сопротивления — города Тафас и Музейриб.

Израильские ВВС атаковали 16 мая лагерь шиитских бойцов и иранских военных советников на окраине города Алеппо на севере Сирии.

Вывод шиитских бойцов из Сирии является закономерным шагом после освобождения этой страны от бандформирований и согласован с сирийской армией, заявил 13 мая лидер ливанской «Хизбаллы» Х. Насралла. По его словам, «решение о сокращении численности наших бойцов было принято еще два года назад». При этом он категорически отверг связь между выводом шиитских отрядов, а также иранских военных советников с ракетными ударами, которые наносят ВВС Израиля по их лагерям на территории Сирии.

Саудовская Аравия в июне уменьшит добычу нефти дополнительно на 1 млн баррелей в сутки (б/с) к квоте в соглашении ОПЕК+. Таким образом, в будущем месяце производство нефти в королевстве составит 7,5 млн б/с вместо 8,5 млн б/с. В результате общее сокращение добычи нефти составит около 4,8 млн б/с к уровню апреля. О своем намерении сократить добычу нефти сообщили также Кувейт и ОАЭ. Саудовская Аравия в июне намерена наполовину сократить поставки нефти в США и Европу. Более того, поставки некоторым покупателям в этих регионах сократятся на 60-70%. Саудовская компания Saudi Aramco уведомила трех покупателей в Азии о сокращении июньских поставок. Такие меры королевство предпринимает для сокращения избытка нефти на мировом рынке и его восстановления.

В условиях ухудшения экономической ситуации в королевстве в рамках курса на жесткую экономию власти КСА в три раза повышают налог на добавленную стоимость. Кроме того, будут временно приостановлены выплаты в связи с ростом прожиточного минимума (надбавка на дороговизну) бюджетникам. Так, с 1 июля НДС вырастет с 5% до 15%, а выплата надбавки на дороговизну жизни будет приостановлена с 1 июня. Доходы от нефти в КСА упали за 1-й квартал почти на 25% по сравнению с тем же периодом предыдущего года – до 34 млрд долларов, а общая выручка сократилась на 22%. 12 мая в Эр-Рияде объявили о сокращении на $8 млрд (30 млрд саудовских риалов) финансирования проектов главной национальной программы десятилетия «Видение-2030». Эта вынужденная мера также обусловлена необходимостью ликвидации последствий пандемии нового коронавируса.

Тем временем сообщается о новых саудовских многомиллиардных военных закупках в США. В частности, американская компания «Боинг» поставит КСА 650 крылатых ракет воздушного базирования (КРВБ) SLAM-ER (Stand-off Land Attack Missile — Expanded Response) и 402 противокорабельных ракет «Гарпун» в модификации Блок II. С компанией «Боинг также подписан контракт на проведение работ по модернизации КРВБ SLAM ER.

Главы МИД Греции, Египта, Кипра, а также Франции и присоединившихся к консультациям ОАЭ провели 11 мая в режиме видеоконференции совещание по региональной проблематике. В итоговом заявлении было подчеркнуто, что «министры осудили совершаемые Турцией действия в исключительной экономической зоне Кипра и ее территориальных водах, что является явным нарушением норм международного права и Конвенции ООН по морскому праву. Это уже шестая попытка Турции менее чем за год провести незаконную геологоразведку в морских районах Кипра». Главы внешнеполитических ведомств пяти стран также осудили участившиеся нарушения Турцией воздушного пространства Греции, включая полеты над населенными пунктами и территориальными водами соседнего государства. Министры «потребовали от Турции уважать суверенитет других государств и их суверенные права в своих морских районах в восточной части Средиземного моря». Кроме того, в итоговом заявлении указывается, что подписанные в ноябре 2019 г. Меморандум о взаимопонимании между Турцией и Ливией по морским зонам, а также соглашение о военном сотрудничестве с Правительством национального согласия во главе с Ф. Сарраджем не отвечают нормам международного права, нарушают введенное в отношении Ливии эмбарго ООН на поставки оружия и подрывают региональную стабильность.

 

Приложение

О некоторых особенностях мароккано-алжирских отношений

Марокко и Алжир являются крупнейшими странами Арабского Магриба, и от состояния отношений между ними в значительной степени зависит общее положение дел в этом регионе. Два государства являются традиционными геополитическими соперниками в борьбе за лидерство в северо-западной части Африки, а отношения между ними  течение продолжительного времени фактически находятся в замороженном состоянии. Кроме того, между ними до настоящего времени не урегулированы территориально-пограничные споры. Главным же камнем преткновения между Марокко и Алжиром с середины 1970-х гг. остается проблема Западной Сахары, по вопросам урегулирования которой Рабат и Алжир занимают диаметрально противоположные позиции, сближение или изменение которых в обозримой перспективе не просматриваются. При этом от участников конфликта практически невозможно ожидать уступок, «которые бы позволили выработать некое «соломоново решение». Ведь любая из них, учитывая создавшееся положение, будет равносильна поражению того или иного участника спора».

Все это делает мароккано-алжирские отношения сложными, подверженными периодическим обострениям. Так, только заявления по Западной Сахаре, сделанные высокопоставленными политиками и дипломатами в Рабате или Алжире, как правило, становятся поводом для всплесков напряженности и вражды. Рабат считает Западную Сахару неотъемлемой частью королевства, а решение проблемы видит в предоставлении сахарским территориям широкой автономии в составе Марокко, так как территориальная целостность страны «не подлежит обсуждению». К тому же в стране сложился и поддерживается консенсус всех политических сил в деле «восстановления исторических границ Марокко», что, несомненно, во многом определяет жесткость марокканской позиции по сахарской проблеме. В Рабате Алжир считают прямым участником западносахарского конфликта и утверждают, что АНДР целенаправленно работает по подрыву власти Марокко в Западной Сахаре, обвиняют алжирцев в оказании политической поддержки и разносторонней помощи, в том числе военной, сахарским сепаратистам из Фронта ПОЛИСАРИО. При всем этом проблемным остается вопрос о том, насколько целесообразен избранный Рабатом курс. Ведь присоединение Западной Сахары стало тяжелым бременем для королевства, поскольку истощает его силы в финансовом и экономическом отношениях, вынуждают держать крупные военные силы на сахарских территориях.

В Алжире считают, что судьбу сахарских территорий доложен решить референдум с участием всего коренного населения региона. Алжирцы поддерживают идею переговоров Марокко с Фронтом ПОЛИСАРИО «без выдвижения предварительных условий», но с учетом возможности реализации права сахарцев на самоопределение. Алжирская сторона настаивает на том, чтобы сахарская проблема была вынесена за рамки двусторонних отношений с Марокко, так как ее решение является делом ООН. При этом правящий в Алжире режим считает противодействие «гегемонистским» планам Рабата в Западной Сахаре национальной задачей страны. Речь в данном случае «идет об обеспечении собственной безопасности, недопущении дальнейшего проникновения Марокко в Африку и регион Сахеля». На территории Алжира находятся лагеря западносахарских беженцев, где проживают десятки тысяч человек, и размещены вооруженные формирования Фронта ПОЛИСАРИО. Таким образом, неурегулированность ситуации вокруг Западной Сахары представляет собой потенциальную опасность для стабильности в Северо-Западной Африке.

Марокканская военная доктрина определяет в качестве наиболее вероятного противника Алжир, а алжирская — Марокко. Между двумя странами развернулась гонка вооружений. Марокко заявляет о своих намерениях достичь «регионального военного превосходства». В 2017 г. Рабат направил на эти цели около 20 млрд долларов, подписав несколько крупных контрактов с США и Францией на закупку современных вооружений. Также были инвестированы средства в собственную нарождающуюся военную промышленность. Эксперты отмечают, что «это, в конечном счете, вероятно, приведет к усилению гонки вооружений в регионе, что еще больше усилит существующее недоверие, конкуренцию и враждебность между соседями, разжигая еще большую региональную нестабильность».

Вместе с тем, история мароккано-алжирских отношений показывает, что руководство обоих государств не стремится резко обострять ситуацию, а тем более доводить ее до взрывоопасного состояния. В Рабате и Алжире регулярно утверждают о «невозможности какой-либо войны между двумя братскими странами», но при этом алжирцы заявляют, что «война – это выбор, к которому прибегнет Алжир только в одном случае – при нарушении его границ, унаследованных от эпохи колонизации». В то же время на сегодняшний день проблема окончательной демаркации границ между двумя странами не является столь острой, как пытаются представить некоторые аналитики. Марокко и Алжир подписали соглашения по данному вопросу, но они все еще не ратифицированы марокканским парламентом.

Марокко и Алжир регулярно заявляют о своем стремлении к нормализации двусторонних отношений и периодически делают шаги в этом направлении, однако данный процесс идет очень трудно, со сбоями. Так, Рабат и Алжир аннулировали визовый режим для граждан двух стран, а сухопутная граница между ними остается закрытой с 1994 г. Марокко постоянно требует ее открытия. Однако Алжир хочет, чтобы этот шаг произошел в рамках урегулирования всего комплекса двусторонних отношений.

В ноябре 2018 г. король Марокко Мухаммед VI в обращении к нации назвал отношения между двумя странами «непривычными и неприемлемыми». При этом монарх заявил о «готовности Марокко к проведению прямого и открытого диалога с Алжиром, созданию совместного политического механизма согласований с целью преодоления конъюнктурных споров, которые препятствуют развитию двусторонних отношений». Король вновь призвал к открытию границы и нормализации двусторонних отношений. В феврале 2019 г. Мухаммед VI в поздравительном послании новому президенту АНДР А. Теббуну призвал Алжир открыть «новую страницу» в двусторонних отношениях. В послании также содержались призывы к «взаимному доверию» и «конструктивному диалогу». Однако Алжир по-прежнему молчит в ответ на эти призывы руководителя соседнего государства.

В начале мая 2020 г. в ходе виртуального саммита Контактной группы Движения неприсоединения министр иностранных дел Марокко Н. Бурита и президент Алжира А. Теббун обменялись репликами по Западной Сахаре. Так, Бурита сказал, что «соседняя страна продолжает разжигать сепаратизм и отвлекать ресурсы своего населения на акты региональной дестабилизации». Теббун же вновь напомнил о ситуации на оккупированных землях в Западной Сахаре.

Не способствует улучшению мароккано-алжирских отношений и низкий уровень торгово-экономических связей между двумя странами. Так, показатели внешней торговли между ними значительно уступают показателям торговли с соседними европейскими государствами (Испания, Италия, Франция), а также рядом других стран, в том числе некоторых арабских. По мнению алжирского исследователя Л. Хмадауш, «экономики двух стран очень разные, они не дополняют друг друга». В Алжире это обстоятельство объясняют незаинтересованностью марокканской стороны «реально взаимодействовать со своим западным соседом в решении политических и экономических проблем».

Дополнительные сложности в двусторонние отношения привносит проблема нелегальной миграции. Потоки мигрантов из юга Сахары на территории Алжира поворачивают к границе с Марокко, чему способствует многолетняя политика алжирских властей. Из Алжира в обход пограничных КПП и военных патрулей мигранты попадают в Марокко. При этом «пограничники и спецслужбы обеих стран не могут, а в некоторых случаях не желают эффективно перекрывать нелегальные трансграничные пути». На фоне взаимных обвинений Марокко и Алжир стали возводить на границе различного рода заградительные сооружения, но пока эти меры не принесли желаемого результата.

В целом, несмотря на имеющиеся серьезные нерешенные проблемы, ожидать резкого ухудшения мароккано-алжирских отношений, а тем более перехода их в русло открытой силовой конфронтации не приходится. По мнению экспертов, обе стороны едины во мнении, что необходимо преодолеть трудности, мешающие нормализации отношений двух государств и сосредоточиться на развитии двусторонних экономических отношений. Вместе с тем, учитывая тяжелый груз сложных проблем в мароккано-алжирских отношениях, прежде всего речь идет о бесконечном споре о статусе Западной Сахары, процесс их налаживания будет трудным, длительным и не прямолинейным.

42.57MB | MySQL:92 | 1,000sec