Оценки китайских специалистов развития вооруженного конфликта в Ливии в мае 2020 года

По данным китайских источников, май 2020 г. отмечен активизацией боевых действий в Ливии между подразделениями правительства национального согласия и Ливийской национальной армией. Как известно, активную поддержку первым оказывает военно-политическое руководство Турецкой Республики – санкционировало переброску значительного количества подразделений национальных вооруженных сил и формирований протурецких исламистов, которые ранее вели боевые действия в Сирийской Арабской Республике.

По подсчетам китайских наблюдателей, ВС Турецкой Республики дислоцируют в Ливии около 7000 военнослужащих – советники, инструкторы, разведчики, бойцы подразделений специального назначения, саперы, операторы беспилотных летательных аппаратов, военнослужащие подразделений ПВО и технические специалисты.

Основу ударных подразделений составляют протурецкие исламисты (не менее 18000 чел), которых официальная Анкара передислоцировала на пассажирских самолетах разных авиакомпаний, совершающих регулярные полеты по выделенному воздушному коридору под прикрытием истребителей F-16 ВВС Турции. Некоторые китайские специалисты отмечают, что при необходимости турецкие военные могут задействовать данные истребители для нанесения ударов по объектам ЛНА. Существует вероятность того, что ВВС Турции могут разместить одну эскадрилью указанных истребителей в Тунисе в рамках договоренностей на высшем военно-политическом уровне о взаимодействии в области ПВО двух стран.

Фактически, турецким военным не только удалось удержать Триполи, но и расширить зону контроля вокруг столицы Ливии. В рамках нескольких контрнаступательных операций турецкие военные специалисты смогли нанести поражение подразделениям ЛНА и отрядам российских ЧВК, которые были вынуждены оставить несколько важных объектов на подступах к Триполи.

Как известно, в рамках отступления подразделения ЛНА забыли уничтожить один из поврежденных зенитных ракетно-артиллерийских комплексов «Панцирь-С1», который ранее был поставлен из Объединенных Арабских Эмиратов. По данным китайских источников, ЗРАК имел боекомплект зенитных управляемых ракет, а кроме того турецким разведчикам удалось заполучить подробную инструкцию для операторов ЗРАК на арабском языке.

Китайские аналитики указывают, что турецкие военные смогли сформировать полноценную систему планирования и управления боевыми действиями, что стало возможным после передислокации специалистов органов управления, размещения соответствующего радиоэлектронного оборудования и создания системы радиотехнической/радиолокационной разведки.

Необходимо указать, что подразделения ПВО ВС Турции передислоцировали в Ливию несколько новейших самоходных зенитных артиллерийских установок «Коркут-Д» (спаренные зенитные пушки калибра 35 мм), из которых сформированы батареи прикрытия наиболее важных объектов военной инфраструктуры. Также, в районах Триполи размещены пусковые установки модифицированного зенитно-ракетного комплекса MIM-23 Hawk, который предназначен для перехвата воздушных целей типа истребитель, фронтовой бомбардировщик, штурмовик.

В дополнение к этому турецкие военные перебросили автоматизированную систему радиотехнической разведки «Кольчуга-М», которая позволяет обнаруживать большинство летательных аппаратов на дальности не менее 150 км. По данным турецких источников, данная система способна обнаружить даже малозаметные истребители типа F-22 и F-35.

Обозреватели китайских специализированных изданий отмечают, что предприятия оборонно-промышленного комплекса Турции на регулярной основе восполняют потери в технике, а именно систематически отгружают разведывательно-ударные беспилотные летательные аппараты «Байрактар-ТВ2» и боеприпасы к ним. Китайские аналитики полагают, что данные БПЛА позволили турецким разведчикам обнаружить позиции самоходных артиллерийских установок «Пальмария» итальянского производства, которые применяла ЛНА.

Некоторые китайские специалисты полагают, что высокая эффективность подразделений радиотехнической разведки Турции стала возможной благодаря применению специальной модификации БПЛА модели ANKA-I – оснащены радиолокационными станциями и другими системами обнаружения сигналов радиостанций.

Присутствие в Ливии профессиональных саперов из Турции обусловлено тем, что подразделения ЛНА при ведении боевых действий в населенных пунктах активно используют противопехотные мины российского производства различных моделей, которые устанавливают, как на улицах, так и в капитальных строениях. Анализ фото- и видеоматериалов, позволяет говорить о массовом примени образцов минного оружия в Ливии.

Кроме того, прикрытие действий турецких военных и подконтрольных исламистов обеспечивает несколько боевых кораблей ВМС Турции, которые находятся в пределах территориальных вод Ливии и ведут радиолокационную разведку воздушного пространства приморских регионов. В случае обнаружения воздушных целей, представляющих угрозу для турецких военных, экипажи данных кораблей применяют наличные средства ПВО – зенитно-ракетный комплекс «Стандарт 1», который позволяет сбивать различные летательные аппараты – самолеты, вертолеты и даже БПЛА.

В рамках ливийского вооруженного конфликта турецкие военные смогли провести испытания значительного количества образцов вооружения и военной техники, что позволит конструкторам предприятий оборонно-промышленного комплекса в перспективе создавать более эффективные образцы военной продукции, которые будут приняты на вооружение, как ВС Турции, так и могут найти покупателя среди ВС иностранных государств.

Вооруженное противостояние в Ливии привлекает внимание китайских специалистов, поскольку в его рамках, страны, оказывающие поддержку ЛНА применяют ВВТ китайского производства. Так, подразделения ВВС Объединенных Арабских Эмиратов используют в указанной североафриканской стране разведывательно-ударные БПЛА «Птеродактиль 2», которые позволяют наносить удары  по выделенным объектам военной инфраструктуры ПНС.

Следует отметить, что несколько случаев потерь БПЛА данной модели не смущают аравийских военных, так как «Петродактили» отличает низкая стоимость и возможность оперативного получения необходимого количества из КНР, поскольку китайские изготовители полностью восстановили производственную деятельность после пандемии коронавируса.

Кроме БПЛА в ливийском конфликте нашли применение и переносные зенитно-ракетные комплексы FN-6 китайского производства, которые позволяют стрелкам-зенитчиками подразделений ЛНА бороться с летательными аппаратами ПНС.

Артиллерийские подразделения ЛНА, которые все еще располагают орудиями калибра 155 мм также через ОАЭ получили партию корректируемых боеприпасов марки GP-1, которые оснащены полуактивной лазерной головной часть наведения, которая воспринимает сигнал от станции целеуказания российского производства. Подобный симбиоз китайского вооружения и российской техники вполне объясним, поскольку снаряды GP-1 это копия российских снарядов «Краснополь».

В целом, продолжение вооруженного конфликта в Ливии позволяет китайским оружейникам надеяться, что ОАЭ и другие страны, поддерживающие ЛНА, расширят номенклатуру боеприпасов и вооружения китайского производства благодаря доступной стоимости и оперативности поставок.

52.79MB | MySQL:104 | 0,380sec