О разделе сфер влияния в Афганистане. Часть 1

По прошествии 18 лет военной кампании под эгидой США и международной коалиции Афганистан оказался в стратегическом тупике. Страна разделена между поддерживаемыми коалицией правительственными войсками, исламистским движением «Талибан» (запрещено в РФ) и его воинствующими союзниками, террористической группировкой «Исламское государство» (ИГ, запрещена в РФ) и группой более мелких иностранных террористических ячеек. В феврале США и талибы подписали знаковое соглашение, направленное на «установление мира в Афганистане». Данная сделка предусматривает разделение власти между афганским правительством и талибами и полный вывод всех иностранных войск с территории страны. Однако в то время как делегация талибов прибыла в Кабул для переговоров об освобождении заключенных и обе стороны готовятся начать прямые мирные переговоры, большую часть страны охватывает насилие и воинствующие настроения.

Правительство

Афганское правительство контролирует Кабул, столицы провинций, крупные населенные пункты и большинство районных центров в соответствии с результатами операции НАТО «Решительная поддержка». По данным американского аналитического центра Long War Journal (LWJ) из 407 районов Афганистана около 30% находятся под контролем правительства, талибы контролируют примерно 20%, а влияние над остальной частью страны постоянно оспаривается. На данный момент карта, составленная LWJ на основе сообщений СМИ, является единственным общедоступным источником, который отслеживает контроль над районами в Афганистане после того, как «Решительная поддержка» в течение последних двух лет прекратила оценку территориального контроля в стране. Афганские силы безопасности находятся в обороне с момента окончания боевой операции НАТО в Афганистане в 2014 году. С тех пор они утратили весомый объем помощи в области материально-технического обеспечения, авиационной поддержки и разведки. Начавшаяся следом операция «Решительная поддержка» – это комплекс мероприятий, включающих обучение, консультирование и оказание помощи насчитывающей 273 000 человек Афганской национальной армии, а также Афганской национальной полиции. Между тем, отдельные подразделения антитеррористических сил США борются с такими экстремистскими группировками как «Аль-Каида» (запрещена в РФ) и ИГ, а также с элементами движения «Талибан». Соединенные Штаты также финансируют и поддерживают специальные афганские военизированные формирования, такие как Силы защиты Хоста (KPF). Однако, несмотря на поддержку, правительственные силы страдают от рекордных потерь, высокого истощения и низкого морального духа. Виной этому считаются возрождающееся движение «Талибан», неэффективное руководство вооруженными силами и повсеместная коррупция. Президент Афганистана Ашраф Гани заявил в январе 2019 года, что с момента его вступления в должность в сентябре 2014 года было убито около 45 000 афганских военнослужащих и полицейских, что примерно равно 849 человек в месяц. В 2018 году правительство перестало публиковать информацию о гибели военнослужащих. «Признанное на международном уровне и избранное правительство не имеет монополии на применение силы и контроль большей часть страны», – заявил редакции «Радио Свобода» Джонатан Шроден, эксперт по безопасности американской некоммерческой исследовательской и аналитической организации CNA, которая предоставляет оценки ситуации в сфере безопасности Афганистана Министерству обороны США и Конгрессу. «Талибан», претендующий на звание правительства в изгнании, «подорвал большую часть государственного контроля, но не может усугубить это до такой степени, чтобы стать признанным правительством», – добавил Шроден. Результатом данного противостояния, по его словам, является «стратегический тупик». Правительственные силы Афганистана находились в активном оборонительном режиме после недельного соглашения о сокращении насилия, предшествовавшего февральской сделке между США и талибами. Но после двух разрушительных майских терактов, в которых правительство обвинило талибов, Гани приказал правительственным силам перейти в наступление. Политический кризис вокруг спорных президентских выборов в сентябре также повлиял на позицию правительства. Ввиду параллельной инаугурации бывшего премьер-министра Абдуллы Абдуллы и его намерения сформировать в Афганистане параллельное правительство, существовал риск вспышки гражданской войны, который угрожал бы сплоченности правительственных сил безопасности. Противостояние ослабло только после того, как 17 мая Гани и Абдулла подписали соглашение о разделе власти. «В течение нескольких месяцев правительство сталкивалось с серьезными проблемами», – заявил Обейд Али, эксперт в сфере повстанческих движений независимой Сети аналитиков Афганистана (AAN). «У правительства не было военной стратегии, потому что руководство было сосредоточено на внутреннем кризисе после результатов президентских выборов и переговоров между США и талибами». Обейд Али полагает, что многомесячная политическая вражда понизила боевой дух и сплоченность в афганских силах безопасности. Подводя промежуточный итог, целесообразно отметить, что полноценный диалог о разделе сфер влияния между правительственными и неправительственными силами невозможен до тех пор, пока не будет единства внутри самого афганского правительства.

52.82MB | MySQL:104 | 0,410sec