Ситуация в Турции: май 2020 г.

Основные усилия высшего политического и военного руководства Турции были направлены в этот период на борьбу с коронавирусом. Более трети турок опасаются, что пандемия вызовет экономические потрясения в стране. Об этом свидетельствуют результаты опроса общественного мнения, опубликованного 12 мая авторитетным агентством MAK Araştırma. 36% из опрошенных по всей стране 5 тыс. 200 человек заявили, что экономический кризис неизбежен и они его опасаются. 44% опрошенных отметили, что пандемия может вызвать вполне определённый негативный эффект, однако экономика быстро восстановится, повторяя таким образом послание правительства. 15% сказали, что никакого эффекта не будет.

Агентство отмечает, что экономика Турции была потрясена вспышкой коронавируса точно так же, как после валютного кризиса летом 2018 года. Лира в первой декаде мая опустилась до рекордно низкого уровня, несмотря на интервенции на валютном рынке со стороны Центрального банка, а МВФ предсказал 5-типроцентное сокращение экономики в этом году. В MAK сообщили о 20% респондентов, которые заявили, что они в результате пандемии потеряли работу, 41% пострадал от иных финансовых потерь. 25% опрошенных заявили, что правительство делает всё возможное, чтобы справиться с последствиями пандемии, а ещё 25% жаловались на то, что правящая Партия справедливости и развития (ПСР) блокирует финансовую помощь муниципалитетам, управляемым оппозиционными партиями. Ещё 22% опрошенных заявили, что правительство могло бы централизованно оказать более существенную экономическую поддержку населению страны.

В МАК также указали, что если сегодня состоятся всеобщие выборы, правящая ПСР наберёт 37,4% голосов, на втором месте окажется главная оппозиционная Народно-республиканская партия (НРП) с 25,3%. Другими политическими партиями, преодолевшими 10-ти процентный порог избирателей, необходимый для прохождения в парламент, стали бы Хорошая партия с поддержкой 10,9% и Партия националистического движения (ПНД), которая находится в альянсе с ПСР, с поддержкой 10,7% голосов избирателей.

Еще одно исследование провела основная оппозиционная НРП.  Один из четырёх рабочих в Стамбуле потерял работу из-за пандемии коронавируса, в то время как 66,2% рабочим снизили заработную плату, говорится в ее докладе. НРП основывала свои выводы на исследованиях, проведённых её районными организациями в период с 14 по 28 апреля. Для доклада под названием «Перспективы трудовой жизни в Стамбуле» было опрошено около 3 тыс. человек.

«По данным на конец 2019 года в Стамбуле насчитывалось 1,2 млн безработных, а по состоянию на апрель этого года число безработных превысило 2 млн», — отмечено в докладе. Стамбул, крупнейший город Турции с населением около 15 млн человек, превратился в эпицентр вирусной эпидемии в стране с 60% от общего числа общенациональных случаев заболевания. Мэр Стамбула Экрем Имамоглу уже несколько недель просит о всеобъемлющем карантине как в городе, так и во всей стране. Cогласно данным отчёта, только один из каждых трёх рабочих в Стамбуле начал работать из дома с момента вспышки коронавируса. По состоянию на конец 2019 года в Стамбуле зарегистрировано 5,8 млн рабочих, и примерно 2 млн рабочих по-прежнему будут работать каждый день, говорится в докладе. В документе также упоминаются профессии, которые коронавирус поразил больше всего с точки зрения безработицы. Это повара, официанты, водители, курьеры, учителя, продавцы-ассистенты, инженеры, парикмахеры, бухгалтеры, графические дизайнеры, работники сферы туризма и текстильных фабрик.

Официальная Анкара подчеркивает, что, несмотря на переживаемые страной трудности, Турция готова оказывать в этот период помощь другим государствам. Так, в рамках мер по борьбе с распространением коронавирусной инфекции за помощью к Турции обратились 128 государств. Об этом сообщил глава внешнеполитического ведомства Мевлют Чавушоглу. По словам главы турецкой дипломатии, часть стран просила безвозмездную медицинскую помощь, другие — в виде экспортных поставок или закупки медицинских средств. «Анкара смогла удовлетворить лишь около половины обращений»,- сказал министр. «Тот факт, что две трети стран мира попросили помощь у Анкары – говорит о доверии к нашей стране. Помощь, которую мы отправляем за рубеж, станет залогом превращения Турции в бренд, модель доверия на международном уровне», — подчеркнул министр.

При этом он отметил, что Анкара активно делится с зарубежными партнерами опытом в борьбе с пандемией. Так, TR-C 19, препарат от COVID-19, разработанный Турецким университетом медицинских наук (SBU) и биотехнологической компанией VSY, вскоре будет введён пациентам. Ректор SBU Джевдет Эрдель заявил, что Турция предприняла ряд серьёзных шагов в решении проблемы поиска лекарства от нового коронавируса. Он добавил, что TR-C 19 является одним из таких примеров, готовых к испытанию на добровольцах.

Кроме того, Дж.Эрдель подчеркнул, что сотрудничество между университетами Турции и отраслью здравоохранения стало из-за пандемии более важным. «Проект TR-C 19, который также поддерживается Министерством здравоохранения, нейтрализовал коронавирус, ранее выделенный в лаборатории. Он готов к тестированию на добровольцах из числа COVID-19 пациентов. Мы ждём необходимых согласований и планируем в ближайшее время лицензировать TR-C 19», — добавил ректор. Существует 16 медицинских и вакцинных проектов, осуществляемых «Турецкой платформой COVID-19», в которую входят 225 исследователей из 25-ти университетов, 8 государственных исследовательских органов и 8 частных фирм.

Министр здравоохранения страны Фахреттин Коджа 29 мая констатировал в Твиттере, что в Турции выздоровели и были выписаны из больниц в общей сложности 125 963 пациентов с коронавирусной инфекцией. По словам главы ведомства, общее число погибших достигло 4489. Министр добавил, что суммарное количество зарегистрированных случаев заражения коронавирусной инфекции составило в Турции 162 120. Всего с начала вспышки заболевания проведено более 1,96 млн анализов.

Европейский банк реконструкции и развития (ЕБРР) прогнозирует, что падение ВВП стран, в которых реализуются его программы, составит 3,5% в 2020 году из-за последствий пандемии коронавируса, а в 2021 году экономики вернутся к росту на уровне в среднем 4,8%. В их числе и Турция, рост показателей которой прогнозируется на уровне 6%. Об этом говорится в опубликованном 13 мая докладе базирующегося в Лондоне банка о региональных экономических перспективах, охватывающем положение в 38 государствах с формирующимися рынками.

«Кризис оказался крайне серьёзным ударом, а его преодоление будет не менее сложным. Это момент не для того, чтобы прибегать к политике экономического изоляционизма и протекционизма, а для того, чтобы обеспечить для всех лучшее будущее, сохраняя международную приверженность ведению свободной торговли, борьбе с изменением климата и экономическому сотрудничеству», — заявила главный экономист ЕБРР Беата Яворчик, намекая в том числе и на Турцию.

Май не стал исключением в плане продолжающихся комментариев западных аналитиков по вопросу отсутствия радужных перспектив у турецкой экономики в посткоронавирусный период. Экономика Турции вряд ли восстановится вскоре после пандемии, поскольку политика турецкого президента по-прежнему вызывает напряжение в и без того изнурённой экономике, заявляет аналитик Бурак Бекдил. «Посткоронавирусный период может стать временем расплаты за политические просчёты турецкого лидера и его слепые идеологические расчёты», — пишет он в статье для немецкой Algemeiner.

Самый значительный риск для экономики Турции заключается в том, что США будут настаивать на санкциях в ответ на покупку турками российских зенитно-ракетных комплексов С-400, считает Б.Бекдил. Он напоминает, что Вашингтон пригрозил Анкаре санкциями и отстранил Турцию от программы строительства и эксплуатации новейших истребителей F-35 после того, как республика получила С-400 в июле прошлого года. США заявляют, что системы С-400 несовместимы с системами НАТО и угрожают скрытности новых истребителей.

А Financial Times, анализируя складывающуюся ситуацию, уверена, что Федеральная резервная система (ФРС) США не оставила Турции иного выбора, кроме как обратиться к МВФ с просьбой запустить схему долларового кредитования. Центральный банк Турции истощил свои валютные резервы, защищая турецкую лиру, поскольку институциональные инвесторы и местные держатели депозитов продавали эту валюту, утверждает издание. После валютного кризиса в 2018 году влияние пандемии коронавируса на экономику Турции вызвало опасения по поводу стоимости лиры, которая только в этом году потеряла почти на 15%.

«Среди тех стран, которые могут бороться за доступ к долларам, Турция сталкивается с одним из самых жёстких графиков погашения — 22,7 млрд долларов, подлежащих погашению в этом году», — утверждает FT со ссылкой на данные Института международных финансов. Попытка Анкары обеспечить финансирование из предпочтительного источника ФРС не принесла результатов после переговоров между Турцией и США в марте с.г.

Издание подчёркивает, что ФРС традиционно предлагала центральным банкам из стран с сильными экономическими основами и независимыми центральными банками долларовые своп-линии, добавляя, что Турция, по-видимому, не достигла критериев американского финансового учреждения из-за вмешательства президента в управление турецким Центральным банком. FT отмечает, что Турция провела переговоры с другими членами «Большой двадцатки» для обеспечения безопасности линий валютных свопов, однако результаты этих переговоров остаются пока неизвестными.

Несмотря на то, что Р.Т.Эрдоган и его правительство во всеуслышание продолжают отвергать вариант обращения к МВФ, некоторые экономисты считают, что Турция в конечном счёте должна будет попросить фонд предоставить ей схему долларового кредитования, чтобы ослабить давление на турецкую лиру, которая недавно достигла рекордного минимума в 7,27 лиры за доллар. «Я действительно не думаю, что они могут ждать очень долго. Я полагаю, что сделка, в любой форме должна состояться очень скоро», — считает Сельва Демиральп, профессор экономики Стамбульского университета Коч. Вместе с тем старший научный сотрудник отдела международной экономики Совета по международным отношениям Брэд Сетсер заявил, что он не считает механизмы поддержки МВФ достаточными для стран, нуждающихся в долларах во время пандемии.

Наряду с этим, по мнению турецких экономических обозревателей, стремительно растущая инфляция цен на продовольствие сводит на нет недавнее повышение минимальной заработной платы в Турции. Напомним, что минимальная месячная заработная плата в Турции в начале этого года выросла на 15% до 2 тыс. 324 лир (336,8 долларов). Однако покупательская способность снизилась из-за инфляции цен на основные продукты питания в период с января по май. Например, в начале года говядина продавалась по средней цене 46 лир (6,67 долларов) за килограмм, в то время как в мае она подорожала до 53 лир (7,68 долларов). Стоимость лука за тот же период увеличилась с 2,52 лир до 3,8 лир за килограмм, а цена картофеля подскочила с 2,2 лир до 4,2 лиры, чеснок подорожал с 37 лир до 70 лир, а помидоры с 6,2 лир до 8,5 лир. Вместе с тем порог бедности для человека в Турции составляет 3 тыс. 408 лир (581 доллар), что на треть превышает минимальную заработную плату в стране, говорится в исследовании, проведённом профсоюзом общественных работников Kamu-Sen.

Тем не менее, официальные власти Турции продолжают сохранять значительную дозу оптимизма. Министр финансов и казначейства страны Берат Албайрак заявил, что объем государственной поддержки турецкой экономике на фоне пандемии достиг 240 млрд турецких лир, что сопоставимо с 5% ВВП страны. По его словам, правительство Турции в своих оценках учитывает лишь объем прямой финансовой поддержки экономике. Если же следовать примеру других стран, где заявляют об общем экономическом эффекте от государственной поддержки, то применительно к Турции речь идет о 525 млрд турецких лир или 11% ВВП, сказал министр. Он уверен, что Турция входит в число ведущих стран мира по соотношению объема государственной поддержки к ВВП. «Турция вне всяких сомнений устранит экономический ущерб от пандемии и в полной мере воспользуется создавшимися возможностями», — подчеркнул министр.

Наряду с этим, министр казначейства и финансов республики Берат Албайрак выступил с прогнозом в ходе видеоконференции с международными инвесторами.  По его словам, при наихудшем сценарии экономическая активность в Турции вернется в нормальное русло уже во второй половине текущего года. Глава ведомства отметил, что властям Турции удалось взять распространение коронавируса нового типа под контроль.

Вместе с тем он указал, что следует ожидать сокращения объемов экспорта и падения оборота в секторе туризма. При этом Б.Албайрак заверил, что государство оказывает поддержку таким отраслям экономки. Он добавил, что валютные резервы ЦБ Турции находятся на «более чем достаточном уровне, а банки и частный сектор могут легко конвертировать свои задолженности». Министр также сообщил, что Турция ведет переговоры по установлению своп-линий со странами G20. При этом он отметил, что Анкара не планирует договариваться о свопах с МВФ.

На фоне противостояния Турции и МВФ представляет интерес информация Агентства по банковскому регулированию и надзору Турции (BDDK). Агентство запретило трем иностранным банкам операции на финансовом рынке страны. В BDDK сообщили, что французский банк BNP Paribas SA, американский Citibank NA и швейцарский UBS AG не выполнили в срок обязательств по операциям в турецкой лире. В Агентстве отметили, что действия вышеуказанных банковских структур могли спровоцировать серьезный ущерб турецкой экономике и нанести удар по системе кредитования. В BDDK напомнили, что одной из целей деятельности Агентства является недопущение манипуляций, в т.ч. со стороны иностранных банков, на валютном рынке Турции.

При этом следует отметить, что турецкие власти хотя и быстро отменили запрет этим трём иностранным банкам торговать лирой, но, по мнению западных финансовых аналитиков, этот шаг грозит дальнейшим ущербом репутации страны как безопасного места для инвестирования капитала. Напомним, что турецкий банковский регулятор BDDK отменил приказ об исключении Citigroup, UBS и BNP Paribas через четыре дня после того, как запретил им выходить на местные рынки. Взносы в местные банки были погашены, но расследование будет все же продолжено. И это, полагают независимые экономисты, верное решение официальной Анкары.

О негативном влиянии пандемии на турецкую экономику говорит, к примеру, ситуация в автопроме, который наряду со строительной отраслью был флагманом ее роста. Производство автомобилей в Турции в апреле сократилось на 91% в год, что главным образом обусловлено снижением внутреннего спроса и практически прекращением экспорта. Согласно данным, опубликованным Ассоциацией производителей автомобилей (OSD), в апреле выпуск автомобилей и другого автотранспорта упал до 11 тыс. 164 единиц. Для сравнения – в апреле 2019 года этот показатель был равен 127 тыс. 913.

Вместе с тем ведущие турецкие автопроизводители объявили о временном прекращении производства после того, как иностранные клиенты приостановили заказы из-за вспышки коронавируса и в связи с ограничениями на поездки. Предприятия по всей стране также воздерживаются от покупок, поскольку продажи товаров и услуг резко снизились. Кроме того, экспорт упал на 90% в год до 10 тыс. 613 единиц. Импорт вырос на 5,6% до 18 тыс. 652 единиц. Продажи на внутреннем рынке сократились на 15% до 27 тыс. 211 единиц. Выпуск коммерческих транспортных средств упал на 97% до 1 тыс. 503 единиц. Также не было выпущено ни одного микроавтобуса по сравнению с 5 тыс. 25 в апреле прошлого года. Производство легковых автомобилей уменьшилось на 88% в год до 9 тыс. 661 единиц.

Пандемия и серьезные трудности в экономике сформировали благоприятную почву для критики правительства оппозицией. Однако, как и прежде, эта критика ограничена лишь мелкими уколами и попытками «поймать» правительство на ошибках, которые неизбежны в такой сложной ситуации. Нет ни малейших признаков попыток оппозиции объединиться в своем стремлении одержать победу на предстоящих выборах. В последнее время в некоторых оппозиционных кругах и средствах массовой информации появились сведения о том, что президент Турции Р.Т.Эрдоган может назначить досрочные выборы, как было в прошлом, когда ему, по мнению оппозиции, это было выгодно.

Али Бабаджан, бывший вице-премьер, покинувший правящую партию в прошлом году чтобы основать Партию демократии и прорыва (DEVA), витиевато отвечал турецкой службе ВВС по вопросу о шансах проведения в Турции досрочных выборы в 2021 или 2022 году. Он сказал, что не ожидает объявления досрочных выборов до того, как будут назначены президентские выборы в 2023 году, потому что правящая ПСР в настоящее время находится в слабом положении. Наряду с этим, лидер DEVA уточнил, что выборы в этом году в разгар вспышки COVID-19 также маловероятны. «Я вижу, что вероятность выборов будет немного выше в 2021-2022 годах», — пояснил он. Кроме этого, отвечая на слухи о том, что правительство может изменить систему голосования на будущих президентских выборах, чтобы облегчить победу Р.Т.Эрдогана, лидер DEVA сказал, что турецкий народ не примет такой шаг и это только ускорит «путешествие к концу», под которым он, по-видимому, подразумевал поражение президента страны и лидера ПСР по итогам предстоящего голосования.

Лидер другой недавно созданной Партии будущего А.Давутоглу раскритиковал правительство за то, что оно отстранило избранных мэров от Партии демократии народов (ПДН) в турецких провинциях с курдским большинством и заменило их своими доверенными лицами. «Это правящее правительство занято захватом муниципалитетов один за другим, которые были завоеваны миллионами народных голосов. Те, кто думает, что они могут управлять местными властями, свергая избранных мэров и назначением доверенных лиц, либо не жили в этой стране в течение долгих лет, либо вообще не извлекли урока из того, что произошло в прошлом», — указал А.Давутоглу.

Президент Р.Т.Эрдоган жестко ответил на критику оппозиции, в т.ч. со стороны основной оппозиционной Народно-республиканской партии (НРП), в адрес правящей ПСР. Он сравнил ее с «коварными заговорами», нацеленными на Турцию. «Хотя Турция продолжает свою борьбу на многих фронтах, от эпидемии коронавируса до терроризма, трансграничных операций и экономических атак, к сожалению, нам также приходится иметь дело с коварными заговорами со стороны оппозиции», — подчеркнул президент. Турецкий лидер заявил, что критика оппозиции по поводу того, как правительство решает вопросы внешней политики, и борьбы с коронавирусом, свидетельствует о том, что Турции «грозят мрачные намерения и настроения».

«Даже в такой период мы сталкиваемся с мрачными умонастроениями, авторы которых используют все возможные средства, чтобы навредить правительству, начиная от попыток переворота до умышленного умалчивания наших успехов в секторе здравоохранения и дипломатии. Мы не намерены давать им ни малейшего шанса. Они потеряли ориентиры настолько, что готовы навредить своей собственной стране, чтобы подорвать авторитет ПСР», — сказал Р.Т.Эрдоган, признав, что экономика Турции в настоящее время испытывает множество проблем, причина которых в «заговорах из-за рубежа».

Вместе с тем, представитель президента Турции Ибрагим Калын 22 мая опроверг слухи о досрочных выборах и заявил, что планы оппозиции по переходу депутатов в другие партии подрывают принципы демократии. И.Калын сказал, что вопрос о досрочном голосовании не стоит на повестке до следующих запланированных всеобщих выборов в 2023 году. «В этот период в Турции не планируется никаких избирательных процессов. Досрочных выборов не будет. Они состоятся в 2023 году», — подчеркнул он.

В сфере внешней политики Турции аналитики обратили внимание на исследование немецкого фонда и исследовательского центра Bertelsmann Stiftung. Фонд впервые за два года в своем Индексе трансформации назвал Турцию авторитарной страной. Его эксперты заявили, что на внутреннюю политику Турции всё больше оказывают влияние националистические, исламистские и авторитарные силы. Кроме того, по их мнению, в международной политике страны произошли радикальные преобразования, особенно после перехода на президентскую форму правления, которая вступила в силу после всеобщих выборов, прошедших в июне 2018 года. «Эти выборы фактически положили конец парламентской системе Турции, существовавшей с момента основания современной Турецкой Республики в 1923 году», — полагают в фонде.

По его данным, новая система ускорила процесс авторитаризма при президенте Р.Т.Эрдогане даже после окончания двухлетнего режима чрезвычайного положения, которое правительство объявило после неудавшейся попытки государственного переворота, предпринятой в июле 2016 года. «Внутренний процесс автократизации имел далеко идущие последствия для международных отношений Турции. Отношения страны с ЕС и США быстро ухудшились. Переговоры Турции о вступлении в ЕС зашли в тупик, а её двусторонние связи с несколькими отдельными государствами-членами ЕС, оказались на грани разрыва», — констатировали аналитики фонда.

Несмотря на эти негативные обстоятельства, которые усугубляются пандемией коронавируса, в создавшихся условиях Турция с ее уникальным геополитическим и географическим расположением приобретает особую значимость. Пандемия ударила не только по производству, но и сократила спрос на целый ряд наименований продукции. При этом на мировых рынках наметился кризис доверия. Крупнейшие экономики мира начали конфликтовать. Развитые страны, главным образом США, открыто обвинили Китай в сокрытии информации о коронавирусе.

На данном фоне стал активно обсуждаться вопрос о том, какие очертания приобретет глобальная торговля после окончания пандемии. В случае если мировые страны откажутся от торговли с одним из главных глобальных поставщиков Китаем, эту брешь займут другие страны. В настоящее время эксперты активно выступают с прогнозами по этому вопросу.

Многие сходятся во мнении, что благодаря геостратегическому расположению, логистическим сетям, бесперебойности цепочек поставок, надежной системе здравоохранения и успехам в противодействии кризисам, Турция в этот период усилит позиции на мировых рынках. Преподаватель Босфорского университета профессор Бурак Салтоглу считает, что после пандемии коронавируса многие страны захотят пересмотреть цепочку поставок продукции в пользу Турции. «Турции следует хорошо подготовиться и принять необходимые меры», — отметил профессор. Аналитик государственного информационного агентства Анадолу Джунейт Паксой также убежден, что Турция может оказаться после пандемии в плюсе. «Глобальный сектор финансов и производства формируются заново. Благодаря географическому положению Турция является окном как запад, так и на восток. Думаю, у Турции есть все шансы и необходимый потенциал, чтобы получить от ситуации максимум дивидендов», — добавил он.

В Анкаре понимают, что определенным серьезным препятствием для реализации этих планов являются отношения с США, наладить которые, несмотря на все усилия дипломатии и представителей деловых кругов двух стран, не удается уже длительное время. При этом необходимо отметить, что в Анкаре возлагают вину за такое состояние во взаимоотношениях двух союзников и партнеров по НАТО на Вашингтон, который не может отказаться от имперских замашек и прямого диктата, упрямо продолжает неуклюжие попытки заставить турок в интересах американцев «таскать каштаны из костра региональных конфликтов в Сирии и Ливии», указывать Анкаре с какими странами дружить, а с какими свернуть отношения или же свести их к минимуму.

Вот и в мае правительство США в очередной раз, не обращая ни малейшего внимания на доводы турецкой стороны, предостерегло Турцию от ввода в эксплуатацию российских систем противовоздушной обороны С-400. Об этом 4 мая заявил посол США Дэвид Саттерфилд. В заявлении, опубликованном на официальном сайте дипломатического представительства, утверждается, что дипломат видит в этом вопросе «некоторую несовместимость». С-400, по его мнению, не может быть поставлена на вооружение Турции вместе с американскими истребителями F-35. «Эксплуатация С-400 несовместима с фактом приобретения Турцией истребителей F-35», — уже в который раз утверждается в заявлении.

Отметим, что накануне официальный представитель президента Турции Ибрагим Калын заявил, что реализация сделки по С-400 задерживается из-за коронавируса. До этого турецкий лидер Р.Т.Эрдоган сообщил, что развертывание С-400 начнется в апреле. Напомним, США отказывались поставлять Турции ЗРК Patriot до тех пор, пока страна не вернет России комплексы С-400. Позднее президент Турции сообщил, что США смягчили свою позицию в этом вопросе.

Наряду с этим, в эти же дни директор Федеральной службы по военно-техническому сотрудничеству (ФСВТС) России Дмитрий Шугаев сообщил, что Россия обсуждает с Турцией состав и сроки поставки дополнительной партии С-400. «Вопрос о дополнительной партии С-400 для Турции на повестке, он никуда не ушел. Мы согласовываем состав системы, сроки поставки и другие условия. Сегодня идет переговорный процесс, и мы надеемся, что в обозримом будущем мы придем к общему знаменателю», – сказал Д.Шугаев журналу «Национальная оборона».   По его словам, первый контракт на поставку был исключительно поставочный, без локализации производства. «А вот опцион предполагает определенное участие турецкой стороны в производственном процессе. Я бы назвал это так», – отметил глава ФСВТС.

Примечательным в этом плане, на наш взгляд, является заявление лидера Партии будущего Ахмета Давутоглу. Он в прямом эфире в беседе с журналистом газеты Yeni Çağ заявил, что Анкара и Вашингтон могли договориться «за закрытыми дверями» о том, чтобы не вводить в эксплуатацию С-400. Такие выводы бывший соратник Р.Т.Эрдогана, бывший лидер правящей ПСР, премьер-министр Турции и глава турецкой дипломатии делает исходя из заявлений американской стороны, и того, что Турция не ввела, как планировалось ранее, в эксплуатацию зенитные ракетные системы С-400 в апреле.

Не сдвинулось с «мертвой точки» решение проблемы с бурением турецкими судами в Восточном Средиземноморье.  В совместном заявлении, опубликованном 15 мая, министры иностранных дел ЕС осудили нарушение Турцией воздушного пространства и территориальных вод Греции, а также «незаконные» планы Анкары о ведении бурения на территории исключительной экономической зоны Кипра. ЕС неоднократно призывал Турцию прекратить геологоразведку у острова, заявив, что бурение незаконно, поскольку нарушает исключительную экономическую зону Кипра, являющегося членом ЕС. «Мы сожалеем о том, что Турция еще не ответила на неоднократные призывы Европейского Союза прекратить такую деятельность и повторяем наш призыв воздержаться от таких действий и уважать суверенитет и суверенные права Кипра», — подчеркнули 27 министров иностранных дел ЕС в совместном заявлении.

Анкара жестко ответила Евросоюзу. Заявление министров иностранных дел ЕС с критикой в отношении бурения турецкими судами в восточной части Средиземного моря, является «очередным примером бессмысленных разговоров», заявил представитель МИД Турции Хами Аксой. Он назвал данное заявление «побочным продуктом несправедливых и незаконных претензий» Греции и Кипра, добавив, что подобная позиция «не способствует региональному миру и стабильности». Он также отметил, что в то время, когда ЕС не смог проявить солидарность в борьбе с коронавирусом, он демонстрирует безоговорочную поддержку, когда речь идет о греческом Кипре. «Турция настаивает на том, что добыча нефти осуществляется в рамках международного права, и утверждает, что непризнанная Турецкая Республика Северного Кипра должна получить долю от энергетических доходов данного региона», — подчеркнул он.

Турция, несмотря на возражения США, не отказывается от развития торгово-экономических отношений с Ираном. Состоялся телефонный разговор главы администрации президента Ирана Махмуда Ваези с министром торговли Турции Рухсар Пекджан. Стороны подтвердили свои намерения «углублять торгово-экономические отношения двух дружественных соседних государств», подчеркнули необходимость выполнения договоренностей высокопоставленных чиновников двух стран и решений совместной экономической комиссии.

М.Ваези, говоря о воздействии коронавируса на региональную и глобальную экономику, подчеркнул необходимость возобновления пограничных обменов и автомобильных перевозок при соблюдении всех протоколов в области здравоохранения с целью развития торговых отношений. Отметив, что расширение железнодорожного сотрудничества приведет к процветанию и развитию торговли между двумя странами, он заявил, что обе стороны рассматривают возможность увеличения товарообмена в рамках соглашения о преференциальной торговле. Чиновник высоко оценил успешные достижения иранских врачей и наукоемких компаний, а также медицинского и научного центра в борьбе с коронавирусом, выразил готовность поделиться опытом с Турцией в этой области.

Министр торговли Турции, в свою очередь, подчеркнула необходимость возобновления торгово-экономических отношений в нынешних экономических условиях, вызванных COVID-19 во всех странах, заявив, что торговля с Ираном ведется по железной дороге и предпринимаются усилия по ее расширению. По ее словам, торговые обмены будут возобновлены при соблюдении протоколов здравоохранения.

Оправдавший себя в работе турецкой дипломатии в течение многих десятилетий метод тонкой балансировки между противодействующими сторонами остается и сегодня в арсенале наиболее часто используемых внешнеполитическим ведомством Турции. Уравновесить отношения Анкары с Ираном, против которых выступают США, связями с Израилем, являющимся партнером американцев – задача, решаемая сегодня турецкой дипломатией, несмотря на всю ее сложность.  Так, турецкий государственный телеканал TRT World полагает, что в отношениях между Турцией и Израилем наблюдаются признаки потепления, поскольку обе страны объединяет общий враг в Сирии, а также интерес к запасам газа в Восточном Средиземноморье. Эксперты телеканала (читай администрации президента и МИД Турции – авт.) напоминают, что турецко-израильские отношения резко ухудшились в 2010 году после атаки израильских сил на турецкий корабль с гуманитарным грузом «Мави Мармара», в ходе которой погибли 10 человек. Инцидент нанёс серьёзный удар по их двусторонним связям, что привело к отзыву послов с обеих сторон. В рамках усилий по примирению с Анкарой в 2016 году Израиль выплатил семьям погибших компенсацию в размере 20 млн долларов.

Турки обратили внимание, что Израиль не подписался под совместным заявлением Египта, Южного Кипра, Франции, Греции и ОАЭ, в котором Турция обвинялась в «незаконной деятельности» в восточной части Средиземного моря. «Мы являемся членами Газового форума Восточного Средиземноморья, который базируется в Каире. Причиной данного заявления послужили две претензии к Анкаре, одной из которых является Ливия, где, как говорится, нам нечего делить. Мы никогда не обсуждали ничего, касающегося соглашения о делимитации морских границ с Турцией, даже в период расцвета двусторонних отношений в 1990-х годах. Эти сообщения — полная чушь», — цитирует Middle East Eye высказывания израильского чиновника. Чиновник заявил, что у Турции и Израиля есть общий враг в лице «Хизбаллы», военизированной ливанской шиитской организации и политической партии, выступающей за создание в Ливане исламского государства. «Это, а также энергетика, объединяют наши интересы», — отметил чиновник. TRT World заявляет, что израильская общественность, похоже, хочет налаживания тесных отношений с Турцией, ссылаясь на опрос 2019 года, в котором 53% израильтян высказались за улучшение связей с Анкарой, что на 11% больше по сравнению с 2018 годом.

В подтверждение таких намерений сторон израильский самолёт компании El Al впервые за десять лет 24 мая совершил полёт в Турцию. Грузовое воздушное судно израильской компании приземлилось в Стамбуле. В посольстве Израиля в Анкаре сообщили, что авиакомпания начала осуществлять полёты между двумя странами, и это «будет способствовать тому, чтобы торговля между Турцией и Израилем достигла новых рекордов».

Что касается российско-турецких отношений, то в этот период был продолжен диалог двух стран на высшем уровне. В канцелярии президента Турции сообщили, что лидеры двух стран провели телефонные переговоры, обсудив возможности сотрудничества в борьбе с распространением коронавируса нового типа. В ходе состоявшихся переговоров были рассмотрены возможности сотрудничества в борьбе с коронавирусом и шаги, которые необходимо будет предпринять после пандемии. Также обсуждались двусторонние отношения и региональные вопросы, в том числе Сирия. Лидеры выразили надежду на интенсификацию усилий по выполнению предыдущих российско-турецких договорённостей по Идлибу.

Президенты также высказали обеспокоенность эскалацией боестолкновений в Ливии. «Отмечена необходимость скорейшего возобновления бессрочного перемирия и межливийского диалога на основе решений Берлинской международной конференции 19 января с.г., одобренных резолюцией 2510 Совета Безопасности ООН», — отмечено в заявлении администрации турецкого лидера.

Следует отметить, что тремя днями позже аналогичные темы Р.Т.Эрдоган обсудил и с президентом США. «23 мая состоялся телефонный разговор между нашим президентом и президентом США Дональдом Трампом. Обсуждались двусторонние вопросы, а также ситуация в регионе, в частности в Ливии и Сирии», — указывается в заявлении администрации турецкого лидера. Президенты подтвердили также солидарность в борьбе с эпидемией коронавируса. Это один из примеров политики баланса и лавирования, мы о ней упоминали чуть выше, в действии.

В рамках взаимодействия Москвы и Анкары состоялось российско-турецкое патрулирование в сирийской провинции Хасеке. «Продолжается реализация положений российско-турецкого меморандума, принятого 22 октября 2019 года. Состоялось очередное совместное российско-турецкое патрулирование по маршруту: Делави-Кара -Джиллика — Эль-Фирдаус -Акка — Шамсия — Акка -Эль-Фирдаус -Джилика -Делави-Кара в провинции Хасеке», — сообщил российский Центр по примирению враждующих сторон (ЦПВС). Отмечается, что подразделения российской военной полиции провели патрулирование по трём маршрутам в провинции Алеппо и по одному в провинции Хасеке.

В Турции обратили внимание на сообщение Министерства энергетики РФ. Турция и Россия увеличили в январе–апреле с.г. товарооборот сельскохозяйственной продукцией между странами на 40%, до 1,7 млрд долларов. «В 2019 году мы достигли роста товарооборота сельхозпродукции между Россией и Турцией на 26,4%, до более чем 3,8 млрд долларов. Сейчас только за январь–апрель 2020 года двусторонний товарооборот в этой сфере увеличился до 1,7 млрд долларов, то есть сразу на 40% по сравнению с аналогичным периодом 2019 года», — сказал министр энергетики РФ Александр Новак, который совместно с министром торговли Турции Рухсарой Пекджан обсудил ряд актуальных вопросов в рамках двустороннего взаимодействия стран в энергетике, торговле, сельском хозяйстве и в других областях. Было отмечено, что в текущем году стороны также продолжат работу по расширению использования национальных валют в торговле.

Решались в этот период и другие важные вопросы многоплановых российско-турецких отношений. В частности, Россия и Турция по итогам разговора министров транспорта двух стран Евгения Дитриха и Адиля Караисмаилоглу договорились о взаимном снятии ограничений для автоперевозчиков. «Стороны позитивно оценили взаимные меры, направленные на снятие ограничений на период пребывания российских и турецких водителей в наших странах во время двусторонних перевозок. Также была достигнута договорённость о взаимном снятии ограничений на время, которое отводится автоперевозчикам обеих стран на транзит», — говорится в сообщении Минтранса РФ. Напомним, ранее Е. Дитрих призвал Анкару снять ограничения для российских автоперевозчиков во избежание ответных мер.

Как и в предыдущие месяцы, российско-турецкие отношения не обошлись без вмешательства Вашингтона, который уже не скрывает свои цели любым способом нарушить диалог Москвы и Анкары по вопросам двусторонних и региональных связей, в том числе, по Сирии. И здесь мы вынуждены снова вернуться в этой статье к С-400. Еще один американский чиновник Джеймс Андерсон, исполняющий обязанности замминистра обороны США по политическим вопросам, обозначил свою позицию по поставкам в Турцию российских С-400. По его мнению, Анкара должна отказаться от российских ракетных комплексов. «Министерство обороны продолжает работать с Турцией над усилением нашего альянса и надеется, что действия России в Идлибе побудят Турцию изменить их подход в отношении закупки систем С-400», — говорится в письменных показаниях Андерсона, приведенных на сайте комитета сената по делам вооруженных сил. По его словам, Россия нарушила договоренности о прекращении огня от 5 марта, поддержав операцию сирийских вооруженных сил на северо-востоке страны. «Мы приветствуем любое снижение уровня насилия в Сирии, но не испытываем иллюзий, что сирийский режим и Россия намерены соблюдать прекращение огня от 5 марта», — говорится в показаниях высокопоставленного чиновника Пентагона. Напомним, что в Москве 5 марта прошли переговоры лидеров России и Турции в связи с обострением ситуации в сирийской провинции Идлиб. По итогам встречи был принят совместный документ. Стороны подтвердили приверженность «астанинскому формату» и объявили о введении режима прекращения огня. Стороны договорились о совместном патрулировании важной трассы М4. И выполняют эту договоренность, несмотря на все сложности и желание США сорвать их.

Однако вернемся к С-400. Турция, несмотря на давление США и угрозы санкций, не отказалась от закупки С-400. Россия выполнила в 2019 году первый контракт на поставку Турции четырех дивизионов С-400 на сумму 2,5 млрд долларов. Контракт предполагает также опцион на еще один полковой комплект. Более того, Москва и Анкара ведут, как мы указывали ранее, переговоры о составе и сроках поставки дополнительной партии С-400. Обращаем внимание, что именно этот опцион предполагает определенное участие турецкой стороны в производственном процессе, а это очень важный для турецкой стороны аспект сделки. Примечательно, что в эти же дни Джеймсу Андерсону ответил руководитель Управления оборонной промышленности Турции Исмаил Демир. Он заявил, что республика продолжает развертывание российских зенитных ракетных систем С-400 и уже ввела в эксплуатацию их определённые компоненты.

Следует отметить, что некоторые круги в Турции считают, что решение Р.Т. Эрдогана вводить С-400 в эксплуатацию или нет, зависит от ФРС США, которая, в свою очередь, должна решить открывать кредитную линию для Турции или нет. Напомним, ФРС в условиях пандемии открыла возможность получать доллары в неограниченном объёме для центробанков некоторых развивающихся стран. Турции в этом списке не было. Пока. Мы же согласимся, что это мощный рычаг США для давления на Турцию.

В таких условиях напряженная атмосфера тревожного ожидания новой волны давления на Турцию сохраняется. Она вновь потребует от Анкары виртуозного умения удержать баланс сил и интересов, находясь между Москвой и Вашингтоном. В связи с этим вот еще один яркий образчик «партнерских» взаимоотношений союзников США и Турции. США обеспокоены желанием Турции укреплять и расширять сотрудничество с Россией, заявил 27 мая заместитель помощника госсекретаря США по делам Европы и Евразии Мэтью Палмер. «Я хотел бы подчеркнуть, что США и Турция – союзники. Эти отношения кардинально отличаются от отношений Турции с Россией», — считает он. М.Палмер заявил, что у США «естественно возникает обеспокоенность» в связи с желанием Турции «расширить и укрепить сотрудничество с Россией», а также «достичь договоренностей в некоторых вопросах». По его словам, этот вопрос в основном касается сферы приобретения российской военной техники, что США считают неуместным для союзника по НАТО.

«В конечном счете Турция разочаруется в качестве своих отношений с Москвой, потому что Россия не ведет отношений на основе равноправия. Россия в конечном счете предаст доверие Турции. Я считаю, что это особенно очевидно в случае с Сирией, в Идлибе сейчас сохраняется хрупкое перемирие. Мы не рассчитываем, что оно продлится долго», – отметил он. Также политик повторил позицию госдепартамента, согласно которой Россия якобы «нарушает договоры», в которых состоит. «Есть сферы, где Россия может оказать давление на Турцию. Она не стесняется пользоваться этим, например, в сферах энергетики, торговли, туризма. Основы российско-турецких отношений будут отталкивать их так же, как и основы американо-турецких отношений удерживают нас вместе», – подытожил М.Палмер.

Высокопоставленный представитель Госдепартамента пытается говорить о «прочных основах турецко-американских отношений», не замечая при этом обоснованных серьезных претензий Анкары к Вашингтону, демонстрирует удивительный цинизм, граничащий с идиотизмом. Ведь главным элементом основы турецко-американских отношений уже многие десятилетия является банальное «выкручивание рук» представителями США своим турецким «партнерам».  Ситуация с С-400 – всего лишь один из многих примеров этого. Напомним, главным на нынешнем этапе раздражителем для США в отношениях с Турцией, как признавалась американская сторона, является вопрос о покупке Анкарой российских вооружений. При этом США сами неоднократно отказывались от своих договоренностей с Турцией по ЗРК «Пэтриот», на что указывал президент Р.Т. Эрдоган.  Однако США сочли это причиной для разрыва сотрудничества по F-35 и в марте с.г. Lockheed Martin исключили Турцию из программы по созданию F-35, которую Анкара уже проплатила.

Наряду с этим, Турция жестко критиковала США на всех уровнях из-за укрывательства оппозиционного исламского проповедника Фетхуллаха Гюлена, которого обвиняют в попытке вооруженного госпереворота в Турции. Обвиняет Р.Т.Эрдоган США также из-за многомиллионной помощи Вашингтона курдским группировкам, которые в Турции считаются террористическими. «Вы говорите: мы ваш стратегический партнер, а потом содействуете террористам и снабжаете их оружием. Это факт. Если бы вы были стратегическим партнером, вы бы уважали нас и координировали свои действия с нами. А вы пытаетесь обмануть нас», – заявляет президент Р.Т.Эрдоган. И этот список действий американской администрации, «укрепляющий основы турецко-американских отношений» можно еще очень долго продолжать. Но М.Палмер, по всей видимости, о нем не осведомлен или делает вид, что не знаком с общеизвестными фактами, если позволяет себе такое заявление, свидетельствующее, по крайней мере, о профнепригодности.

Что касается основы российско-турецких отношений, которую так нелестно охарактеризовал М.Палмер, то позволю себе напомнить ему штрихами, всего лишь некоторые ее составляющие. Кстати, о них в Турции знают даже школьники. Это помощь России золотом и оружием в освободительной борьбе турецкого народа, которая сыграла важную роль в ее победоносном завершении. Это построенные с помощью российских специалистов крупнейшие в регионе текстильные комбинаты в Кайсери и Назилли, заложившие основу промышленности молодой Турецкой Республики.   Это крупнейшие в регионе построенные с помощью российских специалистов металлургический завод в Искендеруне, алюминиевый комбинат в Сейдишехире, нефтеперерабатывающий завод в Алиага, близ Измира, завод бихромата натрия в Бандырме, ставшие в свое время флагманами отраслей турецкой промышленности… Это уникальный газопровод «Голубой поток», с помощью которого Турция решила многие проблемы в энергетике и социальной сфере страны, это трубопровод «Турецкий поток», это первая в истории Турции АЭС «Аккую», сооружение которой успешно продолжается…

И этот список можно продолжать. А теперь назовите хотя бы одну составляющую основу турецко-американских отношений, равноценную тем, которые перечислены выше. Можно вспомнить требование американцев к турецким властям в 50-х годах прошлого столетия переименовать русский салат в американский. Сегодня это смешно, а ведь в меню кафе и ресторанов Турции появился американский салат, бывший до этого много десятилетий русским. Кто отказывался переименовать, того закрывали. Кстати, на всех этапах формирования и укрепления основы многоплановых российско-турецких отношений Вашингтон беззастенчиво пытался, пытается и сегодня по политическим соображениям в угоду своим амбициям без учета национальных интересов Турции и ее народа противостоять, навредить (есть конкретные факты, подтверждающие такие действия и они гораздо серьезнее салатных дел) этому процессу. Не скрою, господин Палмер, иногда это вам удается. Но собаки лают, караван идет…

52.91MB | MySQL:104 | 0,319sec