О назначении нового посла Государства Израиль в АРЕ

В начале текущей недели израильское правительство одобрило кандидатуру А.Орон в качестве посла Государства Израиль в АРЕ. Новая глава дипломатической миссии обладает солидным опытом работы в МИДе, включая Египет и Турцию, также она отвечала за коммуникации на арабском направлении в целом. А.Орон станет первой женщиной утвержденной в данной должности после установления между странами полных дипломатических отношений. С назначением в Египет карьерного дипломата сами представители ведомства и эксперты связывают возможный прогресс на двустороннем треке.

Стоит сказать, что именно выбор в пользу профессионального дипломата, а не политика вызвал в процессе утверждения нового главы дипломатической миссии наибольшие сложности. А.Орон была рекомендована Комитетом по назначениям МИД еще в октябре 2018 г., в связи с предстоявшим завершением каденции посла в Каире Д.Говрина. Однако эта кандидатура не была одобрена премьер-министром Б.Нетаньяху, который видел в качестве более подходящего человека на данной должности друза, члена партии Ликуд А.Кару.  Идея главы правительства на тот момент состояла в том, чтобы забрать у последнего портфель министра связи, объединив его с полномочиями другого своего сторонника в правительстве, вместо этого предложив А.Каре пост в израильском представительстве за рубежом. Предполагалось, что через А.Кару лидер Ликуда фактически пытался управлять министерством связи, а именно требовал закрытия Совета по кабельному и спутниковому вещанию. Однако утечка информации о данном факте лишь негативно отразилась на ситуации вокруг Б.Нетаньяху, расследования против которого в том числе связаны со сговором с представителями СМИ.

Дальнейшая карьера А.Кары в партии сложилась неудачно. После праймериз в Ликуде он попал на 39-е место, а это,  в свою очередь, заведомо означало, что в Кнессет он не пройдет. Причем не помогла политику даже принадлежность к друзскому сектору, на интересах которого после принятия закона о национальном характере Государства Израиль пытались сыграть главные тогдашние соперники главы правительства из «Кахоль-лаван». Сам же А.Кара под давлением сотрудников МИДа был вынужден отказаться от дипломатической должности. Стоит сказать, что воздействие со стороны дипломатов было оказано весьма заметное. В частности, 9 бывших послов Израиля в Египте обратились с письмом в адрес премьер-министра, в котором призывали утвердить А.Орон.

Негативно на имидже А.Кары отразилась и вовлеченность в несколько околодипломатических скандалов. К примеру, в 2016 г., являясь заместителем министра регионального сотрудничества, на своей странице в Facebook он раскрыл подробности дела, связанного с израильской национальной безопасностью. Несмотря на то, что пост был быстро удален автором из социальной сети, А.Кара спровоцировал в свой адрес волну критики за необдуманность действий. Год спустя политик стал причиной протеста марокканских властей после того, как встретился с представителями Западной Сахары. Тогда же в 2017 г. А.Кара пообщался и с польским ультраправым религиозным и политическим деятелем Т. Рыдзыком, которого Всемирный еврейский конгресс и Антидиффамационная лига заподозрили в антисемитизме.  Наконец, он был замечен в контактах с представителями Австрийской партии свободы, несмотря на то, что руководство Израиля отказалось от любого взаимодействия с данной политической силой, даже учитывая ее вхождение в правительство.

Впрочем, несмотря на исключение из списка претендентов на пост А.Кары, что сам политик посчитал следствием интриг политических противников, дать добро кандидатуре, предложенной МИДом, глава правительства все же не стремился. В результате должность посла в Египте оставалась вакантной даже после того, как в мае 2019 г. каденция Д.Говрина истекла. Не исключено, что премьер-министр все же планировал зарезервировать пост для другого политического назначенца, что, так или иначе, могло бы помочь ему на коалиционных переговорах. В итоге прогресса удалось достичь лишь в текущем месяце после переговоров Б.Нетаньяху и главы внешнеполитического ведомства Г.Ашкенази.

С утверждением в должности профессионального дипломата, специализирующегося на странах Востока, эксперты связывают шансы на будущий прогресс в отношениях с одним из главных региональных партнеров. Так, глава института Mitvim Н.Горен полагает, что урегулирование вопроса представляет собой не только стимул для двустороннего сотрудничества в различных сферах между Израилем и Египтом, но и явное достижение команды Б.Ганца в процессе разделения полномочий с блоком Б.Нетаньяху. А вот бывшие дипломаты настроены заметно более скептически. К примеру, И.Леванон, занимавший должность посла в Каире в 2009-2011 гг. считает, что наоборот функции главы дипмиссии будут сильно ограничены. Это, на его взгляд, объясняется спецификой сотрудничества, где есть отдельные каналы коммуникации между военными и спецслужбами. Кроме того, не стоит забывать о дублировании функций различных ведомств. В частности, ранее уже отмечалось, что Министерство регионального сотрудничества Израиля занимается проектами, объединяющими страну с ближайшими соседями, в том числе и Египтом. В 35-м правительстве это ведомство курирует представитель Ликуда О.Акунис. При таком раскладе, как утверждает И.Леванон, новый посол способна сыграть заметную роль в деле улучшения имиджа Израиля в Египте, а также в сфере туризма и экономики. Хотя, как кажется, в последнем ее активность будет ограничена Министерством стратегического планирования.

В целом отправка посла в Каир после длительного перерыва, безусловно, должна позитивно сказаться на межгосударственных отношениях. Кроме того, выход из тупика, связанного с блокировкой кандидатуры, способствует улучшению образа министра иностранных дел Г.Ашкенази, которому, по мнению скептиков, сложнее справляться с такого рода задачами ввиду отсутствия опыта работы в дипломатической сфере. Наконец, Израилю крайне важно укрепить все каналы взаимодействия с Египтом в свете планируемого к реализации решения по распространению суверенитета на территории Иудеи и Самарии. Впрочем, волна недовольства в арабском мире, которая неизбежно потребует от Египта реакции, рискует привести  к тому, что ограниченными станут именно дипломатические аспекты сотрудничества.

52.55MB | MySQL:104 | 0,361sec